Значительное место в римской культуре принадлежало праву. Право и его важнейшая составная часть — закон были для римлян структурообразующим элементом, как мирового, так и гражданского порядка. Закон богов упорядочивал космос; право, равное для всех граждан, делало город миниатюрным отображением космоса. Ни в одной культуре право не занимало столь высокого места. Изучение, комментирование, разработка права считались […]

В XIII веке в Европе возникают университеты: Парижский — во Франции, Оксфордский и Кембриджский — в Англии, Палермский и другие — в Италии. В конце XV века насчитывалось уже 65 университетов. Университеты обладали юридической, административной, финансовой автономией, которые даровались ему специальными документами государя или папы. Средневековый университет имел несколько факультетов; младшим факультетом, обязательным для всех […]

Ислам содержит учения о конце земной истории, о Страшном суде, рае и аде. Но, в отличие от средневекового христианства, ислам не формировал у своих последователей чувства постоянного ожидания близкого Суда. По словам Мухаммеда, верующему следует готовиться для жизни будущей, словно он умрёт на следующий день, но должен он трудиться для жизни настоящей, будто бы живёт […]

Римские авторы различали умозрительные (теоретические) и эмпирические (связанные с практикой) науки; сюда же относили и искусства (науки), удовлетворяющие потребности роскоши. Практические науки ближе к действительности и диктуются необходимостью: это медицина, земледелие, строительное и военное дело, искусство мореплавания, право и прочие жизненно важные области знания. Занятия этими науками традиционно считались достойными “благородного” человека и включали знание […]

К XIII веку можно отнести зарождение опытного знания в европейских университетах. Роджер Бэкон (1214-1292), английский ученый монах, профессор Оксфордского университета, был одним из первых, кто настаивал на необходимости опытного познания природы, выступал против схоластики. Бэкон проводил физические опыты, открыл некоторые законы в оптике (например, закон отражения и преломления света), составил рецепт пороха. Он выдвинул ряд […]

Распространение ислама неразрывно было связано с распространением арабского языка. Это был не только язык завоевателей, но и язык священной книги мусульман – Корана. Для всех мусульман, независимо от их родного языка, арабский язык был священным, его надо было знать, чтобы читать Коран и богословскую литературу. Всякий образованный мусульманин – иранец или тюрок, житель Индии или […]

В развитии римского искусства отчетливо прослеживается влияние на Рим этруских, греческих и местных италийских традиций. Но постепенно складываются специфические особенности и черты римского искусства. В скульптуре это выразилось в развитии преимущественно исторического рельефа и портрета. Римский мастер, в отличие от греческого, больше склонялся к анализированию, расчленению целого на части, детальному изображению явления. Римляне создавали скульптурные […]

Для того, чтобы изображения воспринимались, как воплощение божественного, необходимо было сделать их иными, чем привычные всем земные явления, оторвать их от привычного окружения, исключить из земных переживаний. Искусство перестает быть подражанием природе, реальному миру — появляются изображения странных, почти бестелесных, застывших фигур, но поражающих духовной силой «святой скорби», «очищающего страдания». Центральным и синтезирующим видом искусства […]

Одной из характерных черт средневековой арабской культуры является исключительная любовь к книге. В арабо-мусульманском мире утвердился высокий престиж грамоты и книги, что создавало благоприятную атмосферу для сочинения, переписки и распространения книг. Это отразилось и в народном сознании, и в памятниках литературы. Во многих из них можно встретить специальные разделы, где собраны афоризмы, пространные высказывания в […]

Официальная пропаганда провозглашала, что войны закончились, наступила эпоха спокойствия и процветания, что Рим выполнил предначертанную ему миссию, покорил все народы и справедливо правит ими к их же благу. Никаких перемен больше быть не могло, оставалось только служить великому и вечному целому — империи и ее главе. Но такое положение означало кризис, исчезновение больших коллективных целей, […]