Численность понтийской армии во время Первой митридатовой войны

Одинцов Дмитрий Сергеевич

студент

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского,

Саратов, Россия

e-mail: Ob1Kenobi@yandex.ru

Проблема численности понтийских армий, которые участвовали в первой войне Митридата с Римом, весьма спорна – как из-за противоречивости источников, так и в силу очевидной завышенности оценки ими численности армии понтийского царя.

Так, Мемнон, который является весьма осведомленным в местных делах автором, считает, что у Митридата находилось в распоряжении 190000

воинов и 10000 конницы (XXXI.1). Источниками для него послужили историки Митридатовых войн, о которых упоминает Страбон (XII.VII.4). Их

пропонтийская ориентация и информированность понятны (Гуленков, 1998).

В свою очередь Аппиан оценивает общую численность армии в 250000

человек (Mithr. 17); ее отдельные подразделения находились под командованием родственников и приближенных царя.

Остальные авторы приводят данные о численности армии Митридата только при описантт конкретных событий, не указывая ее обшей

численности. Плутарх подробно рассказывает только о событиях кампании в Греции, поэтому итоговую цифру он не называет, зато мы можем сделать некоторые расчеты на основании его описания битвы при Херонее – ведь там собралась большая часть понтийской армии. Численность ее обозначена в

120000 копий (Sull. XV, XXII). Веллей Патеркул также не называет точное число воинов, но предлагает нам информацию, что до осады Суллой Афин и Пирея у Архелая было на марше 200000 воинов (II.23.3). Флор в своем

произведении говорит о численности понтийской армии лишь в самых общих чертах: «Митридат с большим войском и силами своего царства…» (XL.III.14). Подобные же характеристики содержатся у Саллюстия (Hist.

II.47.7: «огромная армия Митридата») и Юстина (XXXVIII.7.9: «Пусть только воины смело идут за ним, пусть они сообразят, каких успехов может добиться столь многочисленное войско под предводительством его,

Митридата…»). В другом месте Юстин говорит, что это воинство было не меньше чем в 100000 человек в общей сложности, как в свое время при столкновении с Ариартом VII (ibid. XXXVIII.1.8). Евтропий, как и многие

другие определяет размер посланных в Грецию сил в 120000 (V.6.1), однако после военных потерь в ходе операций Митридат послал стратегу еще 70000 (Eutrop. V.6.3; Oros. VI.2.4; 6). Из этого видно, что существовал резервный корпус войск, и слова Евтропия приближают нас к той цифре, которую

предложил Аппиан. 80-тысячное подкрепление во главе с Дорилаем упоминает и Плутарх в биографии Суллы (Sull. XX). Такую же цифру называет Аппиан (Mithr. 49). Граний Лициниан конкретизирует: это были

65000 пеших и 15000 конников, прибывших к остатку корпуса Архелая,

численность которого после поражения при Херонее составляла около 10000

человек (Gran. Lic. XXXV.24-25).

Если учесть что для битвы при Херонее у Аппиана (Mithr. 41; 45), Плутарха (Sull. XV, XXII), Евтропия (V.6.3) и Орозия (VI.2.4-6) речь идет о войске в 120000, то без учета потерь при Афинах и Пирее получается армия в

190000–200000 или даже больше. Данные Аппиана и прочих историков кажутся не совсем убедительными, поскольку они явно преувеличены, но и этой цифре есть вполне логичное объяснение. Как известно, Митридат сражался в Азии с Флакком и Фимбрией, которые в короткий срок

переправились в римскую провинцию. За нехваткой времени царь не успел бы мобилизовать новую армию, однако римляне встретили на Востоке отпор, следовательно, для борьбы с ними в понтийском стане были использованы

какие-то резервы.

Рассмотрев известия древних авторов, мы можем прейти к предварительному выводу, что Мемнон в своих расчетах более здраво

оценивает силы понтийского царя. Однако в современной историографии единства оценок по вопросу о численности понтийской армии все-таки не существует. Одни исследователи принимают данные источников без

малейшего сомнения (Молев, 1976; McGing B.C., 1986), другие же подвергают уничижительной критике (Дельбрюк, 1939). Первые в основном не оспаривают данные источников, или даже, подобно Е.А. Молеву, на

основании XXXI главы плутархова жизнеописания Мария, подчеркивают, что посольство Гая Мария к Митридату изменило военно-политический смысл дальнейшего правления Евпатора. С этих пор он стал накапливал силы своего государства, в том числе и военные. Напротив, другие авторы,

подобно Г. Дельбрюку, считают численность армии Митридата фантазией античных авторов.

Следует все-таки признать, что армия понтийского владыки была

действительно большой – ее хватало и на борьбу с римскими армиями, и на счет сеть гарнизонов, расположенных в Азии и Греции. (App. Mithr. 21; 46;

55; Oros. VI.2.8; Flor. III.5.11). Они располагались в городах или местностях,

которые были захвачены, с целью подавления возможных очагов сопротивления (App. Mithr. 17-20; 23; 28-41; Plut. Sull. XI-XVII; Memn. XXXI.3; XXXII.1-2; Eutrop. V.1-2; Oros. VI.2.1-2; 8; Tac. Ann. IV.14; Flor. I.40.8; Strabo. X.V.4).

Подводя итог, необходимо принять золотую середину в этом вопросе. Мы не должны слепо доверять источникам, но и чрезмерной критике предаваться не стоит. Если учесть систему гарнизонов и принять во

внимание плату за наем военных сил, то можно считать, что армия Митридата была поистине большой и была никак не менее 75000-100000 человек.

Литература

1. Гуленков К.Л. (1998) Дарданский мир: об одном аспекте политики Суллы

// Античность: политика и культура. Казань.

2. Дельбрюк Г. (1939) История военного искусства. Т. 1. М.

3. Молев Е.А. (2005) Встреча Митридата с Марием в плане развития военной доктрины Понта // Antiquitas Aeterna.

4. Моммзен Т. (1994) История Рима. Т. 2. СПб.

5. McGing B.C. (1986) The Foreign Policy of Mithridates VI Eupator, King of

Pontus. Leiden.

6. Kromayer J. (1907) Antike Schlachtfelder in Griechenland. B.

Рубрики: | Дата публикации: 11.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?