Природное и социальное в эволюционном процессе

Автор: Scientist | 02.07.2010 | 8:20 | В рубриках: Философия науки

Думать, будто природа отно-сится к человеку лучше, чем к капусте, — значит тешить свой рассудок забавными представ-лениями.

Сирано де Бержерак (ХУII в.)

Говоря о природе, чаще всего имеют в ви-ду либо природу вообще (весь материаль-ный мир), либо окружающую природу (сово-купность естественных условий существова-ния человечества). Во втором случае также принято употреблять выражение “природная среда”. Человек взаимодействует с природ-ной средой на таких уровнях как литосфера, гидросфера, атмосфера, биосфера, космо-сфера.

Нами уже подчеркивалось, что природа существует не только вокруг нас, но и в нас самих. Более того, она непосредственно представлена на нескольких уровнях — физи-ческом, биологическом и врожденно-психическом. Косвенное же ее влияние ох-ватывает всего человека.

Конечно, подобно внешней по отношению к человеку, входящая в его внутренний мир природа находится под все возрастающим воздействием культуры и цивилизации. Но она продолжает подчиняться прежде всего своим собственным универсальным законо-мерностям, которые просто своеобразно проявляются в заданных цивилизацией ус-ловиях. Ведь социокультурное не “отменяет” физическое и биологическое, а как бы над-страивается над ними. Так в свое время биологическое возвысилось над физиче-ским, не устраняя его, а включая в себя (в “снятом” виде).

В истории цивилизации можно выделить 3 этапа, определяемые характером связей между обществом и природой. На первом этапе существовала полная и неотвратимая зависимость людей от природных процес-сов. Философией и художественным творче-ством Античности прекрасно запечатлено, что люди той эпохи неотделимы от природы. Как и многие предшествующие поколения, они продолжали жить, почти полностью под-чинив свою жизнедеятельность чисто при-родным закономерностям. Природу постига-ли не для того, чтобы властвовать над ней, а для того, чтобы наслаждаться ее красотой и гармонией, а также определить свое место в ней.

Второй этап характеризуется развитием крупного машинного производства и частно-собственнических отношений, которые из-менили прежнюю связь: природу стали по-знавать, чтобы ее изменить, подчиняя соб-ственным нуждам.

На третьем этапе постепенно все больше назревала потребность подходить к природе как к своеобразному целостному образова-нию (“организму”), включающему в себя об-щество. Стало необходимым рассматривать природу и общество как нечто единое, а стремясь управлять ее стихийными процес-сами, естественно вписывать в жизнь при-роды лучшие достижения цивилизации и культуры. Попытки же одерживать победы над природой показали всю их ненадеж-ность. Нередко за кажущимся успехом воз-никали неожиданные последствия, которые сводили на “нет” первоначальное достиже-ние .

То, что подавляющее время своего суще-ствования, как вида, люди находились в полной власти природных сил, не вызывает сомнений. Ведь на первом этапе люди со-вершенно не знали физических, биологиче-ских и прочих природных закономерностей, не говоря уже о более универсальных миро-вых принципах; поэтому они никак и не пы-тались активно воздействовать на природу (за исключением пассивных действий в форме магических заклинаний или молит-венного обращения к богам). Принудитель-ный (но уже в гораздо меньшей степени, чем в прошлом) характер многих природных воз-действий в той или иной форме сохранился до наших дней . Трудно не заметить воздействие природных факторов на такие стороны жизни людей, как питание, жилье, одежда, заболевания, продолжительность жизни, традиции, привычки.

Один из ведущих французских историков Ф. Бродель напоминает о том, что нельзя полностью пренебрегать географическим детерминизмом: “Человек — пленник своего времени, климата, растительного и животно-го мира, культуры, равновесия между ним и средой, создаваемого в течение столетий, равновесия, которого он не может нарушить, не рискуя многого потерять. Посмотрите на сезонные перегоны овец в горы, характер-ные для жизни горцев, на постоянство неко-торых экономических форм деятельности жителей приморских районов, связанное с биологическими особенностями побережья, взгляните на устойчивость местоположения городов, на постоянство путей сообщения и торговли, на удивительную прочность гео-графических рамок цивилизации” .

Научная типология экологических опасно-стей глобального масштаба включает не только те, что порождены деятельностью людей, но и те, что связаны с развитием са-мой природы. Причем некоторые из подоб-ных опасностей могут носить стремительный характер (сверхвспышка на Солнце, столк-новение с большим астероидом, нарушение равновесных процессов в глубинных недрах Земли, суперэпидемическое заболевание того или иного животного или растительного вида). Конечно, прежде всего следует забо-титься о результатах воздействия “своих собственных рук”, но важно быть готовыми и к иным, в том числе сравнительно неожи-данным катастрофическим природным си-туациям. Лишь тогда удастся в какой-то ме-ре уменьшить трагические последствия от стихийных бедствий.

Однако продолжим анализ изменений, ко-торые постепенно происходили во взаимо-связях между человеком и природой. На-ряду с природными воздействиями на лю-дей со временем стало все больше и боль-ше формироваться всевозможных типов взаимодействий между природой и челове-ком. Более того, постепенно стало возрас-тать активное воздействие человека на природу, преобразующее ее в человеческих интересах. Ныне человек в принципе спосо-бен существовать в самых необычных об-стоятельствах и экстремальных ситуациях. Но это требует особо тщательной подготов-ки. Ярким примером жизни и работы в экст-раординарных условиях является длитель-ное пребывание человека в космическом внеземном пространстве.

Чаще всего природные и социальные взаимодействия человека с окружающим миром переплетены между собой. Рассмот-рим один из примеров. Наблюдается уско-ренное созревание человеческого организ-ма. Для него существуют многообразные объяснения : финалистское (А.Портман, В.Целлер и др.), биологическое (Э.Мартини, Г.Гримм, Э.Кох и др.), селекционное (М.Тёрёк, А.Портман, Холленбах и др.), ак-селерационное и др. Скорее всего, они до-полняют друг друга. Особую роль среди изучаемых причин играют социальные изме-нения, определяющие совокупность биоло-гических воздействий на организм (увеличе-ние воздействия солнечных лучей, возрас-тание употребления сахара и витаминов, увеличение нагрузки на нервную систему, вызванное урбанизацией и др. процессами).

Коэволюция. Экологическая культура.

Концентрируя свое внимание на эволюции человека и высших форм живого, мы порою в какой-то мере забываем о глобальной эво-люции всей природы. А ведь многие мысли-тели прошлого говорили об этом. Вспомним хотя бы идеи Гете о двух “маховых колесах” природы — принципе полярности (притяжение — отталкивание и пр.) и принципе повышения уровня организованности. А из последнего принципа вытекает, что природа всегда су-ществует “в вечно стремящемся потоке”, в непрекращающемся возвышении своей ду-ховности (Гете И.В. с. 364).

Такие ценностные ориентации современ-ной культуры. как сотрудничество, коопера-ция, ненасилие, любовь органично связаны с концепцией коэволюционного развития об-щества и природы . “Общая” коэволюция* включает коэволюцию биологических сис-тем, генно-культурную коэволюцию, коэво-люцию человеческой психики и духовно-психической жизни социокультурных сооб-ществ, коэволюцию природы и общества, коэволюцию различных концепций и учений, и т.п.

Что касается коэволюции биологиче-ских систем, то возможны такие типы как положительных, так и отрицательных взаи-модействий между двумя видами популяций: 1) нейтрализм (взаимодействие не сказы-вается на одной из популяций); 2) взаимо-конкурентное подавление (обе популяции активно подавляют друг друга); 3) конкурен-ция из-за ресурсов при их нехватке (это бо-лее частный и смягченный вариант преды-дущего); 4) аменсолизм (одна из популяций подавляет другую, но сама не испытывает отрицательных воздействий); 5) парази-тизм; 6) хищничество (одна популяция от-рицательно воздействует на другую, но за-висит от нее); 7) комменсализм, от франц. commensal — сотрапезник (одна популяция извлекает пользу из объединения, в то вре-мя как для другой оно ничего не дает); 8) протокооперация (обе популяции получают какие-то преимущества от объединения, но их взаимодействие не обязательно); 9) му-туализм, от лат. mutuus — взаимный (связь популяций не только благоприятна, но и жизненно необходима: напр., цветы и опы-ляющие их насекомые) .

Говоря о генно-культурной коэволю-ции, важно отметить, что суть данной кон-цепции состоит в следующем утверждении: отдельно функционирующие гены или заро-ждающаяся культура не смогли бы привести к появлению человеческого разума; его спо-собно породить лишь “компактное соедине-ние” генетической эволюции и культурной истории. Э.Уилсон и Ч.Ламсден в заключи-тельном разделе “Прометеева огня” пишут, что культурный детерминизм столь же не-привлекателен как и генетический. “Обычно говорят, что всё следует воспринимать толь-ко в историческом свете, подразумевая под этим культурные изменения, происходящие на протяжении нескольких столетий. Более точно следовало бы говорить о том, что всё следует рассматривать в свете органической эволюции, которая и управляет процессами тесно связанных между собой культурных и генетических изменений, охватывающих сотни тысяч лет” (Lamsden G., Wilson E., p.170). Ч.Ламсденом, А.Гушурстом разрабо-таны понятия “культурген” (информационная форма, выражающая множество повторяю-щихся артефактов, образцов поведения и ментальных шаблонов) и “эпигенетические правила” (термин эпигенез* в широком смысле слова обозначает в биологии сово-купность всех взаимодействий между генами и средой). “Эпигенетические правила” — это особые врожденные регуляторы поведения и развития, нацеливающие на овладение традиционной культурой; они определяют специфичность цветового восприятия, неко-торые особенности слуха, предрасположен-ность к определенным языковым формам и невербальной коммуникации, своеобразие памяти, существование определенных фо-бий.

Коэволюционный подход помогает пре-одолеть неоправданное отрицание роли биолого-антропологических факторов в со-циокультурной эволюции. Кроме того, он прекрасно согласуется с плодотворной иде-ей о том, что биологическая эволюция чело-века не завершилась, как считают многие, примерно 10 тыс. лет тому назад, полностью сменившись одной культурной эволюцией; скорее всего, основные ментальные харак-теристики мозга продолжают свое развитие. Такой авторитетный исследователь как Э.Уилсон даже выдвигает “тысячелетнее правило” для генетической эволюции мозга, считая, что за 30-40 поколений в человеке происходят определенные социобиологиче-ские изменения.

Коэволюционный дух мышления пронизы-вает не только науки биологического цикла, но все более уверенно входит в геологию, астрономию, космологию, гуманитарные науки. Коэволюция стала заметнее характе-ризовать и развитие самих внутринаучных принципов и подходов — идет их все большее сближение и взаимопроникновение (и это не просто интеграция различных пластов научного знания, а их взаимопорожде-ние).

Лишь при неукоснительном следовании стратегии устойчивого развития возмо-жен новый этап успешной коэволюции чело-вечества в согласии с природой. Эта страте-гия признана основополагающей рядом ме-ждународных конференций и симпозиумов (Рио-де-Жанейро, 1992; Амстердам и Моск-ва, 1996).

К сожалению, человеческая способность действовать постепенно стала все больше обгонять возможности предвидеть послед-ствия своих действий. Как известно, ныне воздействие человечества на нашу планету соизмеримо уже по мощи с космическими факторами. При преобладании отрицатель-ных коэволюционных моментов над положи-тельными появляется зловещая опасность как для окружающего мира, так и для самих людей. Вот почему сегодня над выживанием всего рода человеческого нависла неумоли-мая угроза. Индивидуальная “пограничная ситуация” переросла в ХХ веке в общечело-веческую. Перспективы развития человека следует рассматривать в широком контексте биосферных, ноосферных и космических взаимодействий.

Необходимость решать встающие в связи с этим проблемы привела к стремительному росту такой науки как экология. Она изучает воспроизводство жизни, первостепенно учи-тывая важнейшую роль гео-, биосоциальных факторов этого воспроизводства.

Уже Штайнер в своей антропософии пред-чувствовал необходимость единения с при-родой на новом витке исторического разви-тия; а А.Швейцер мудро и точно определил абсолютное ценностное основание челове-ческой жизни — “благоговейное отношение ко всему живому”. Но подлинное массовое про-зрение пришлось на 60-е годы нашего века, когда началась настоящая революция в умах, появилось движение зеленых, стрем-ление к упрощению жизни. Гимном поколе-ния Вудстока стала песня Джонни Митчелл с такими словами: “Мы вернемся к земле и ос-вободим наши души от грязи больших горо-дов”. В ряде стран были созданы экологиче-ские политические партии; стали функцио-нировать полицейские спецподразделения по охране окружающей среды, оснащенные необходимой аппаратурой и оперативно вы-являющие “экологические преступления”.

Формирование более зрелого экологиче-ского сознания, а также развитие крепнуще-го экологического движения, охватывающе-го всё новые страны и регионы, говорят о смене определенных важных мировоззрен-ческих ориентаций . Таким путем понемногу преодолевается непростительная экологи-ческая неграмотность довольно широких слоев населения.

За свою долгую историю человечество не сталкивалось с катастрофически неразре-шимыми экологическими сложностями. Для большинства людей экологические “беды” проявлялись, как правило, лишь косвенным, непрямым образом. К тому же распростра-нен защитный механизм психики, ослаб-ляющий в сознании память о всем плохом. Это порождало иллюзорные представления о стабильной равновесности и неисчерпае-мости природы, которые продолжают зачас-тую встречаться в массовом сознании (во всяком случае на уровне подсознательных установок).

В нашей стране в начале перестройки за-метно обострились чувства человеческого достоинства и ответственности, а также не-мыслимое без них экологическое сознание. Но в последние годы экономические и поли-тические мотивации потеснили его на пери-ферию обыденно-общественного сознания. В действиях аппарата чиновников, руководи-телей и хозяев предприятий, да и самого правительства преобладают иные настрое-ния, суть которых сводится к тому, что сей-час-де не до забот о природе. В погоне за максимальными прибылями предпринима-тели нередко используют такие технологи-ческие новшества, которые пагубно влияют на окружающую среду. Но любая хозяйст-венная деятельность, игнорирующая нрав-ственные и экологические нормы, становит-ся разрушительной и опасной не только для природы, но и для самих людей.

Важно не только добиваться расширения и углубления экологических знаний, но и того, чтобы они приводили к появлению соответ-ствующих социальных потребностей и ста-новились регулятором практической дея-тельности. Важнейшие из них представляют так называемые “экологические императи-вы” — социальные и моральные нормы взаи-моотношений человека и природы. Некото-рые из них в броской и лаконичной форме попытался сформулировать Б.Коммонер: “Всё связано со всем”, “всё должно куда-то деваться”, “ничто не дается даром” и др. Из них напрашивается вывод: со всех точек зрения (включая экономическую) целесооб-разнее не загрязнять окружающую среду, чем разрабатывать и внедрять сложнейшие дорогостоящие технические устройства, ко-торые ее очистят.

Экологическая культура ориентирует на целостное, холистическое воспроизведение мира. В очень скором времени — хотим мы этого или не хотим — экологическая пробле-ма станет во главе угла и в экономике, и в политике. Но пока многие актуальные эколо-гические задачи упираются в цепочку госу-дарство — рынок — гражданское общество. Наличие надежной и эффективной государ-ственной структуры является важнейшим условием налаживания охраны окружающей среды. К сожалению, в определенных кругах распространен ложный стереотип, в соот-ветствии с которым природоохранные меро-приятия якобы препятствуют экономическо-му развитию. Слабость экологического зако-нодательства во многих странах обусловле-на тем, что законы в скрытой форме больше оберегают интересы промышленных моно-полий, чем многострадальную окружающую среду. Что касается средств массовой ин-формации, то они поднимают экологические вопросы чаще всего тогда, когда возникает сенсационная катастрофа.

На протяжении многих веков производст-венно-экономическая деятельность челове-чества была ориентирована на прибыль и удовлетворение потребностей без учета по-следствий для природы. Ныне стал неот-ложным переход производственно-экономической деятельности на новые ру-бежи: в стоимость любой продукции следует включать затраты на возмещение ущерба, приносимого природной среде (в перспекти-ве желательна ориентация на полное вос-становление гомеостатического равновесия, которое существовало до производственно-го “вмешательства” в природные процессы).

Экологические программы могут быть эф-фективными только при соответствующем действенном природоохранном законода-тельстве, позволяющем привлекать к пер-сональной ответственности тех, по чьей во-ле создаются и осуществляются опасные проекты, вызывающие серьезные наруше-ния экосистем.

Наша цивилизация подошла к черте, за которой уже недостаточны не только совре-менные знания, но и распространенные ны-не моральные нормы и системы ценностей. Развиваться дальше станет возможно лишь воссоздав равновесие между жизнью обще-ства и биосферой, восстановив их коэволю-цию. Развиваться не за счет природы, а вместе с ней — таков императив нашего времени . Во имя этого социальное целеполагание не должно вступать в роковое противоречие с природной целесообразностью.

Понятия, раскрывающие и дополняющие содержание

Антропокосмизм: философское и обще-научное учение, которое считает деятель-ность человечества ключевой в универсаль-ной эволюции мироздания. Между «микро-космосом» отдельного человека и «макро-космосом» Вселенной существуют глубокие взаимосвязи. Среди сторонников этого под-хода много славных имен — Г.С. Сковорода, Н.Ф. Федоров, К.Э. Циолковский, В.И. Вер-надский и др.

См. также Антропоцентризм.

Антропоцентризм: общенаучный (или философский) принцип (или учение), со-гласно которому ценностным, смысловым и творчески деятельностным центром всего мироздания является сам человек. Религия связывает антропоцентризм с актом божест-венного творения. См. также Антропокос-мизм.

Инволюция (лат. involutio — свертывание, изгиб): регрессивное биологическое разви-тие, приводящее в ходе эволюции, а также в процессе онтогенеза к редукции или утрате отдельных органов (или упрощению их функций). Примеры: физиологическая атро-фия половых желез при старении; послеро-довое «обратное развитие» матки.

Коэволюция: первоначально понятие, предложенное еще в 1964 г. экологами, обо-значало взаимное приспособление видов . Вообще говоря, возможны два варианта ко-эволюции – взаимовыгодный (мутуалистиче-ский) и конфликтный (напр., хищник — жерт-ва). Учитывая то, что разные виды, а также среда имеют разные темпы развития, зачас-тую возникает отставание чего-то одного от чего-то другого. Образуется так наз. «вре-менной лаг», требующий постепенного «под-тягивания» того вида, который развивается более медленно.

Понятие «коэволюция» получило расши-рительное толкование в рамках общей тео-рии систем: речь уже шла не только о сим-биотических взаимодействиях отдельных биоорганизмов или видов, но и о синергети-ческих связях и совместном сопряженном развитии природы и человечества, биосфе-ры и ноосферы и т.п.

Стадии онтогенетического развития психики: индивидуальное психическое раз-витие человека, воспроизводящее в сущест-венных чертах историческое социопсихиче-ское развитие человечества, повторяя в сжатой форме его основные этапы — непо-средственно-деятельностный, конкретно-образный, абстрактно-понятийный.

По Фрейду, доминирующую роль в фило-генетическом и онтогенетическом развитии психики играет сексуальность. Она проходит определенные стадии развития, каждая из которых характеризуется доминирующей ролью соответствующей эрогенной зоны*: оральная (1-й год), садистско-анальная (2-ой-3-ий годы), фаллическая (4-ый-5-ый го-ды), латентная (от 6-го года до половой зре-лости), генитальная.

В операциональной концепции интеллекта Ж.Пиаже раннее формирование личности выражено через такие выделяемые им ста-дии: сенсорно-моторная (до 2-х лет; из от-дельных восприятий формируется понятие объекта, а также своего “я”); дооперацио-нальная стадия (2-4 года; преобладание эгоцентризма и антропоморфизма в поняти-ях); интуитивная стадия (4-7 лет); стадия конкретных операций (8-11 лет); стадия формальных операций (начиная с 12-14 лет).

Э.Эриксон прежде всего исходит из рас-смотрения конфликтов в социальных и со-циокультурных ориентациях. Он выделяет 8 стадий становления и развития личности, на каждой из которых переживается специфи-ческий кризис, порожденный противостояни-ем между: 1)доверием и недоверием к окру-жающему миру (1-ый год жизни); 2)чувством независимости и сомнениями, ощущением стыда (1-3 года); 3)инициативностью и чув-ством вины (4-5 лет); 4)трудолюбием и чув-ством неполноценности (6-11 лет); 5)пониманием принадлежности к опреде-ленному полу и непониманием форм пове-дения, соответствующих данному полу (12-18 лет); 6)стремление к интимным отноше-ниям и ощущением изолированности от ок-ружающих (раннее взросление); 7)жизненной активностью и сосредоточенно-стью на себе, своих возрастных проблемах (нормальное взросление); 8)ощущением полноты жизни и отчаянием (позднее взрос-ление).

Существуют варианты, основанные на со-вмещении нескольких концепций. Так, А. Ун-герсма считает, что “фрейдовский принцип удовольствия является ведущим принципом поведения маленького ребенка, адлеровский принцип могущества — подростка, а стремле-ние к смыслу является ведущим принципом поведения зрелой личности взрослого чело-века” .

Изучая онтогенетическое развитие психи-ки, сторонники деятельностного подхода, в частности, выделяют игру, учение и труд, как поочередно играющие ведущую роль в онто-генезе (Б.Г. Ананьев и др.). В дошкольной жизни человека царит игра, в школьной — на первое место выходит учеба, а после за-вершения учебы, как правило, главенствую-щей становится трудовая деятельность.

Стасигенез (stasigenesis): характеризует то, что какая-то форма организма (феноти-па) практически сохраняется в неизменном виде в течение весьма долгого времени. Эта так наз. персистентная форма (от лат. persisto — упорствую, продолжаю стоять) заметно не изменяется прежде всего благо-даря тому, что остаются стабильными ос-новные условия существования. Примером может служить кистепёрая рыба латимерия, чья «родословная» насчитывает около 250 млн. лет.

«Стрела времени»: выражение, предло-женное английским астрономом А.С. Эд-дингтоном для того, чтобы охарактеризовать необратимость времени. Чаще всего обсуж-дают четыре «стрелы времени». Первая (космологическая) характеризует непрерыв-ное расширение Вселенной после Большого взрыва. Вторая (термодинамическая) связа-на с преобладающим возрастанием энтро-пии в замкнутых системах. Третья согласу-ется с биологической, а четвертая — с исто-рической эволюцией.

Цефализация: процесс необратимого эволюционного разрастания и совершенст-вования центральной нервной системы (и мозга) животных. Установлен амер. ученым Джеймсом Дана (1813-1895). Он обобщил свои исследования ракообразных и моллю-сков, распространил выводы на высших жи-вотных, включая человека. Согласно Дж. Дана, вот уже 2 миллиарда лет живые орга-низмы необратимо развиваются в опреде-ленном направлении, что прежде всего за-метно на совершенствовании мозга.

Экологическая проблема: одна из важ-нейших глобальных проблем современно-сти, разрешить которую можно, только объ-единив усилия всех стран, всего человече-ства. Ее важнейшие стороны:

— Истощение природных ресурсов (нехват-ка полезных ископаемых и пресной воды, уменьшение площади лесов и т.п.).

— Засорение природной среды (отравление больших территорий токсическими вещест-вами, загрязнение мирового океана нефте-продуктами, кислотные дожди, возрастание количества радиоактивных отходов).

— Нарушение устойчивого равновесия и природных балансов (и как следствие – пар-никовый эффект, утончение озонового слоя, увеличение площади пустынь, возрастание числа наводнений) .

Все эти стороны экологической проблемы взаимосвязаны. К ним следует добавить еще одну, не зависящую от антропосферы. Это чисто природные катастрофы (возрас-тание солнечной активности, сейсмической активности Земли и пр.)

Что касается первых трех факторов (по своей сути антропогенных): ныне уже мало уменьшить воздействия на природу, рассчи-тывая, что в результате она сама восстано-вится; зачастую требуется наша более су-щественная реакция, включающая природо-восстановительные программы.

Один из исследователей верно отметил, что вред, приносимый полчищами саранчи, неправомочно сравнивать с вредом от ан-тропогенного фактора. Первое происходит по сценарию природной необходимости, а второе в значительной мере определяется надприродной свободой выбора, коей обла-дают люди.

Экология: междисциплинарная сфера ис-следований процессов, определяемых взаи-модействиями общества и биосферы. Изна-чально развивалась в рамках биологии. В настоящее время включает социальную эко-логию и экологию человека. Впервые термин введен Э. Геккелем.

См. также Экологическая проблема.

Энвайроментализм: концепция, разра-батывающая проблему управления жизнен-ной средой и социально-экономическим раз-витием и учитывающая единство человека и биосферы, частью которой он является. Христианское учение ставит человека в центр мироздания. Согласно ему все при-родные объекты созданы для человека, его пользы и ему предоставляется право изме-нять их по своему усмотрению. Разумеется, в христианстве это право ограничено. Бес-смысленное уничтожение не приветствует-ся, считается грехом. Но есть и другие рели-гии, такие как индуизм, буддизм, синтоизм, где человек поставлен в равное отношение с другими биологическим видами. Испове-дующие их люди верят, что душа бессмерт-на и способна переселяться в представите-лей других видов и даже в неорганические предметы. Часто природные объекты явля-ются предметом поклонения и заботливой охраны (например, гора Фудзияма в Японии, коровы в Индии). Известно и то, что числен-но они преобладают над христианами, а следовательно, такой взгляд является пре-обладающим на планете.

Для христиан признать право равенства жить на Земле за представителями других биологических видов — своего рода героиче-ский поступок, заставляющий «преодолеть себя». Но именно из этого принципа исходят ведущие ученые мира, формирующие кон-цепции энвайроментализма. Благодаря им появились Красная книга, охраняющая ред-кие и исчезающие виды растений и живот-ных, работы «Римского клуба», современные теории постиндустриального и устойчивого развития. Заботиться о других, значит забо-титься и о себе — такова этика природополь-зования. В России к энвайроменталистким можно отнести созданную В.И. Вернадским теорию ноосферы.

Основой энвайроментализма является эн-вароментология — комплексная наука об ок-ружающей среде, ее качестве и охране, тра-диционно имеющая целью ограничение пре-делов деятельности человека, введение за-претов и ограничений. Получила развитие в западной науке. В отечественной науке ана-логичные функции выполняет научная дис-циплина «охрана природы».

Предмет энвайроментологии (охраны при-роды) достаточно прост и доступен для по-нимания всем людям, поскольку в его осно-ве лежат привычные, воспитанные культу-рой и религией, действия, состоящие во введении своего рода «табу» на использова-ние отдельных территорий, видов растений или животных. Простота состоит в предпо-ложении, что путем разного рода ограниче-ний, в первую очередь через издание зако-нов, можно решить ресурсные и экологиче-ские проблемы региона, страны или мира. Видимо поэтому энвайроментологические представления близки широким слоям насе-ления, выливаются в форму массовых об-щественных движений («зеленые» партии в ряде стран), а иногда достаточно агрессив-ны (Greenpeace). Несмотря на часто аффек-тивный характер, массовость экологических движений создает альтернативу действиям промышленных и аграрных корпораций пу-тем «давления» на парламенты и правитель-ства, заставляет их выбирать равновесные решения, ограничивающие безудержный на-учно-технический прогресс, часто идущий в разрез с интересами человека и среды его обитания.

Одной из них является эконология, одна из базовых наук устойчивого развития. Эко-нология представляет собой науку, иссле-дующую «эконэкол» («эконол»), экономию природы. Она анализирует эколого-экономические системы разного уровня ие-рархии, прежде всего пределы допустимых нагрузок на природную среду и комплексные пути преодоления возникающих объектив-ных лимитов в природопользовании. Объек-тами изучения эконологии являются как гло-бальные (например, эконология океана), так и региональные, а также локальные систе-мы, такие как воздушная среда города, озе-ро или речной бассейн.

Важнейшая роль в поддержании устойчи-вого развития общества отводится экономи-ке природопользования. Эта наука является отраслью экономики, изучающей методы эффективного воздействия человека на природу в целях поддержания динамическо-го круговорота веществ в природе. Её цель — сформировать экономический механизм взаимодействия производства, ресурсной и экологической составляющих окружающей среды.

Экономические методы — относительно мяг-кие и гибкие, по сравнению с прямыми за-претами и ограничениями. Они позволяют регулировать отношения в обществе рыноч-ным путем, используя интересы отдельных лиц и производственных коллективов, со-вмещать их с интересами населения горо-дов, регионов, стран и человечества в це-лом. К сожалению, у многих субъектов рынка часто имеет место тенденция получить од-носторонние преимущества, выгоды за счет других субъектов или так называемых «третьих лиц», то есть населения в целом. Поэтому рыночная экономическая система, а тем более в области природопользования, где негативные побочные следствия часто проявляются через много лет, требует регу-лирования. Экономический механизм требу-ет управляющего, аналогично как автомо-биль требует водителя. Таким управляю-щим, задающим параметры («правила игры») в рыночной системе является государство в лице центрального и региональных органов власти.

Очевидно, что прежде чем проводить ос-мысленную экономическую политику в об-ласти природопользования, государство должно иметь общую концепцию такой поли-тики, содержащую цели и ориентиры, план действий, особую организационную структу-ру по его претворению в жизнь, системы мо-тивации и контроля. Эту задачу выполняет энвайроментализм — общая теория управле-ния средой жизни и социально-экономическим развитием исходя из пред-ставлений о человеке как части биосферы. Последний тезис требует специального по-яснения.

Христианское учение ставит человека в центр мироздания. Согласно ему все при-родные объекты созданы для человека, его пользы и ему предоставляется право изме-нять их по своему усмотрению. Разумеется, в христианстве это право ограничено. Бес-смысленное уничтожение не приветствует-ся, считается грехом. Но есть и другие рели-гии, такие как индуизм, буддизм, синтоизм, где человек поставлен в равное отношение с другими биологическим видами. Испове-дующие их люди верят, что душа бессмерт-на и способна переселяться в представите-лей других видов и даже в неорганические предметы. Часто природные объекты явля-ются предметом поклонения и заботливой охраны (например, гора Фудзияма в Японии, коровы в Индии). Известно и то, что числен-но они преобладают над христианами, а следовательно, такой взгляд является пре-обладающим на планете.

Для христиан признать право равенства жить на Земле за представителями других биологических видов — своего рода героиче-ский поступок, заставляющий «преодолеть себя». Но именно из этого принципа исходят ведущие ученые мира, формирующие кон-цепции энвайроментализма. Благодаря им появились Красная книга, охраняющая ред-кие и исчезающие виды растений и живот-ных, работы «Римского клуба», современные теории постиндустриального и устойчивого развития. Заботиться о других, значит забо-титься и о себе — такова этика природополь-зования. В России к энвайроменталистким можно отнести созданную В.И. Вернадским теорию ноосферы.

Основой энвайроментализма является эн-вароментология — комплексная наука об ок-ружающей среде, ее качестве и охране, тра-диционно имеющая целью ограничение пре-делов деятельности человека, введение за-претов и ограничений. Получила развитие в западной науке. В отечественной науке ана-логичные функции выполняет научная дис-циплина «охрана природы».

Предмет энвайроментологии (охраны при-роды) достаточно прост и доступен для по-нимания всем людям, поскольку в его осно-ве лежат привычные, воспитанные культу-рой и религией, действия, состоящие во введении своего рода «табу» на использова-ние отдельных территорий, видов растений или животных. Простота состоит в предпо-ложении, что путем разного рода ограниче-ний, в первую очередь через издание зако-нов, можно решить ресурсные и экологиче-ские проблемы региона, страны или мира. Видимо поэтому энвайроментологические представления близки широким слоям насе-ления, выливаются в форму массовых об-щественных движений («зеленые» партии в ряде стран), а иногда достаточно агрессив-ны (Greenpeace). Несмотря на часто аффек-тивный характер, массовость экологических движений создает альтернативу действиям промышленных и аграрных корпораций пу-тем «давления» на парламенты и правитель-ства, заставляет их выбирать равновесные решения, ограничивающие безудержный на-учно-технический прогресс, часто идущий в разрез с интересами человека и среды его обитания.

Еще одной наукой данного цикла является энвароменталистика — техническое приложе-ние энвайроментологии, изучающее способы и методы очистки отходящих газов, сточных вод, утилизации отходов и т.д., создания малоотходных и безотходных технологий, предметов контроля состояния окружающей среды, качества продуктов питания, безо-пасность потребительских товаров и пр. Эн-вайроменталистика создала целую отрасль хозяйства, известную под названием экобиз-неса. Благодаря ему, отходы превращаются в доходы, уменьшается пресс на природные ресурсы, становятся чище воздух и воды, и все это достигается путем частных инвести-ций. Государство лишь создает условия для развития экобизнеса, регулирует его отно-шения с другими сферами предпринима-тельства.

Спасибо вам за добавление этой статьи в: