Понимание

Понимание нами уже рассматривалось в во-просе «Герменевтика».

Но кое-что добавим к нему здесь.

Постараемся лучше разобраться в самом процессе понимания. Сопоставим понимание с некоторыми близлежащими понятиями.

Межсубъектная связь, передающая опреде-ленные объяснения, пополняет знания.

Межсубъектная связь, реализующая со-переживания, со-страдания способствует по-ниманию. Понимание возможно лишь на уровне целостной жизнедеятельности человека, вклю-чающей его вовлеченность в многообразные со-циальные процессы.

Чаще всего, эти два процесса (пополнение знаний и возрастание понимания) не исключают друг друга, а наоборот – способствуют друг дру-гу. В определенном смысле понимание связано с переходом от уровня знаний к уровню мудрости.

Наиболее глубоко и всесторонне проблемы понимания и интерпретации изучает герменев-тика. Более специализированными аспектами понимания и интерпретации занимаются (или за-нимались):

• психологическая герменевтика как искусст-во постижения чужой индивидуальности; была развита одним из классиков герменевтики Ф. Шлейермахером; подобную герменевтику Г. X. фон Вригт окрестил «методологией вчувство-вания».

• виталистская герменевтика как фило-софско-психологическое направление, в основе которого лежит учение В. Дильтея (понимающая психология); его основные принципы

– экспериментально-эмпирическая психология упускает из внимания наиболее важные особен-ности человеческого сознания;

— важнейшую роль в психической жизни играет интуитивное постижение;

— «природу объясняем, душевную жизнь понима-ем»;

— целесообразно особое внимание уделять ис-следованию того, как соотносятся, с одной сто-роны, переживания, а с другой – мировые куль-турно-исторические ценности;

• понимающая социология развита М. Вебером на основе неокантианских идей В. Виндельбанда и Г. Риккерта о «науках о при-роде» и «науках о культуре», которые различают-ся по методу познания (соответственно, «номоте-тический» и «идеографический» подходы); саму социологию М. Вебер считал гуманитарной и от-носил к «наукам о культуре» – ведь эта наука стремится понимать «социальное действие» (его побудительные причины, форму протекания и следствия);

педагогика понимания исходит из того, что учащийся сначала имеет дело не с познаваемы-ми явлениями, а с устными или письменными текстами, которые должен понять; поэтому ис-пользуется специальным образом применяемый метод «герменевтического круга».

Как считает Л.А. Микешина, «образование не существует вне знания, однако речь должна идти об определенном типе знания, которое Шелер называет «образовательным знанием». Это зна-ние, происхождение которого уже невозможно установить, оно полностью усвоено, о нем не нужно вспоминать, оно всегда здесь, как «вторая натура», кожный покров, а не одежда, которую можно надеть или снять. Оно предполагает не применение понятий, правил, законов, но обла-дание вещами и непосредственное видение ве-щей в определенной форме и смысловом кон-тексте, т.е. их понимание и осмысление» .

Почему проблемы понимания стали сегодня бо-лее острыми? Раньше почти каждый человек считал, что все люди должны понимать окру-жающее только так, как он сам и его ближайшие единомышленники (на это влияли многие факто-ры — этноцентризм, национальные стереотипы, эгоцентризм и пр.). Любое иное понимание при-знавалось ошибочной точкой зрения (неявно по-лагалось, что существуют только две позиции – собственная и ошибочная). Конфликт интерпре-таций принимали за конфликт между истиной и ложью.

Особенно остро проблема понимания и ин-терпретации встает при столкновении:

а) с иными самобытными культурами ;

б) с психологией иного пола и иных возрастов (дети, старики);

в) с идеологией альтернативных социальных движений;

г) с искусственным интеллектом (а в будущем, возможно, с внеземными цивилизациями).

Прокомментируем подробнее хотя бы послед-ний вариант. Ст. Лему принадлежит такое муд-рое соображение (изложу по памяти, сохранив основной смысл). Обычно в многочисленных на-учно-фантастических произведениях обсуждает-ся три варианта встречи цивилизаций (нашей, земной и не нашей, инопланетной). Вариант первый: мы одолеваем их. Вариант второй: они одолевают нас. Вариант третий: приходим к доб-рому согласию и объединяем усилия вокруг об-щих целей. Однако, по Лему, вполне вероятен также четвертый вариант: встретимся и совер-шенно не поймем друг друга.

Нам в данном случае наиболее интересно то, что упомянуто последним, — проблема понимания и интерпретации при возможных будущих контак-тах с совершенно иной формой мировосприятия. Именно в этом случае проблема доводится до необходимости предельных обоснований.

Нам зачастую бывает сложно понять подобное себе существо, даже принадлежащее к единой с нами культурной парадигме. Где уж понять пред-ставителей других миров… И, тем не менее, в мироздании существуют универсальные законо-мерности, воспроизводимые на универсальных языках логики, математики, семиотики.

Этим-то и воспользовался голландский мате-матик Ганс Фрейденталь, разрабатывая особый язык, предназначенный для общения с «инопла-нетянами». Язык получил название линкос (со-кращение латинского сочетания lingua cosmica, означающего космический язык). Безусловно, создание подобного языка — интересная теорети-ческая проблема независимо от того, понадобит-ся ли его практическое использование по прямо-му назначению хотя бы в отдаленном будущем. Дело в том, что существуют абстрактные иде-альные модели, которым что-то соответствует не в реальном, а в виртуальном мире, но которые помогают лучше решать задачи, связанные с ре-альным миром (напр., понятие «абсолютный нуль температуры»). Создание предельно универ-сального языка позволит лучше понять многие «земные» языковые проблемы.

Задолго до Г. Фрейденталя саму идею и спо-соб ее воплощения изложил К.Э. Циолковский . Однако работа, проделанная Г. Фрейденталем, поражает своей скрупулезностью и систематич-ностью. Ему удалось представить на искусствен-ном языке не только такие понятия, как меньше, больше, равно и т.п., но даже довольно сложные моральные суждения.

Специалисты в сфере метрологии, исходя из внутренней логики развития своей науки, стали переходить от эталонов, изготовленных челове-ком, к естественным объектам и процессам, при-нимаемым за эталоны (причем принимаемым не по субъективным, а – насколько это возможно – по объективным причинам). При таком подходе единицей длины (для соответствующих процес-сов) становится длина световой волны, единицей времени – период колебаний естественного из-лучателя, единица электрического заряда соот-носится с зарядом электрона, а единица массы – с массой какой-то элементарной частицы. По-добная объективизация и деантропологизация, безусловно, помогает облегчить взаимное пони-мание как на нашей планете, так и далеко за ее пределами.

Пока внеземные цивилизации остаются для нас чисто виртуальными моделями. Но изучая их, мы лучше узнаем себя самих, свою роль в мироздании, инвариантные черты собственной цивилизации.

Существуют разные степени понимания:

1) Полное взаимное непонимание. Именно таким оказался информационный контакт в ро-мане Станислава Лема между фантастическим мыслящим «Солярисом» и его земными иссле-дователями.

2) Кажущееся одностороннее понимание при встречном непонимании. Говорят, что знамени-тый мореплаватель Кук, оказавшись в Австра-лии, спросил у аборигена, показывая на стран-ное лихо прыгающее животное, как оно назы-вается. «Кенгуру» — ответил абориген, что на его языке означало: «Я тебя не понимаю». Сколько подобных «кенгуру», рожденных нашим кажу-щимся пониманием, надолго закрепилось в ми-ровой культуре…

3) Адекватное, но одностороннее понимание при встречном непонимании или кажущемся по-нимании. Нильс Бор, рассказав слушателям о парадоксах микромира, с надеждой спрашивал, поняли они его или нет. Услышав в ответ – «По-няли!» — он очень расстраивался и говорил: «Зна-чит, я вам плохо объяснил… Ведь то, что я объ-яснял, настолько сложно, что вы не должны были меня понять…»

4) Должное взаимное понимание; оно возмож-но лишь тогда, когда каждый из общающихся не только искренне правдив и стремится, чтобы его правильно поняли , но и словно становится ча-стью другого.

Глубокое взаимное понимание нарождается только при гармоничном соучастии познаватель-ных и чувственно-эмоциональных взаимоотра-жений и взаимовоспроизведений. «Собственно семантическая сторона произведения, то есть значение его элементов (первый этап понима-ния), принципиально доступна любому индиви-дуальному сознанию. Но его ценностно-смысловой момент (в том числе и символы) зна-чим лишь для индивидов, связанных какими-то общими условиями жизни (… ) — в конечном счете узами братства на высоком уровне. Здесь имеет место приобщение, на высшем уровне — приоб-щение к высшей ценности (в пределе абсолют-ной)» .

Понимать можно и природу, но только в том случае, если мы одухотворяем ее, переводим природные явления в наш субъективный (субъ-ектный) мир. Обычно это сфера нашего вообра-жения и эстетического восприятия. Вспомним лермонтовские строки:

Скажи мне, ветка Палестины,

Где ты росла, где ты цвела,

Каких холмов, какой долины

Ты украшением была?

Важно учитывать, что само истолкование того или иного текста зависит:

а) от контекста взаимоотношений (если Вы го-ворите приятелю: — Приветик! — это норма; если то же самое Вы говорите ректору – это наглость);

б) от контекста ситуации (фраза «Васюкин не попал в утку» имеет один смысл на охоте и со-вершенно другой – в больнице);

в) от контекста самой речи, как, например, в строфах Бальмонта:

Ты белых лебедей кормила,

Откинув тяжесть темных кос.

Я рядом плыл. Сошлись кормила.

Был луч заката странно кос.

г) от интонации и тональности (в диалоговом общении); спектр их оттенков весьма широк — от гневного проклятия до трепетного благоговения; дополняя информационно-констатирующее со-держание сообщения, они передают эмоцио-нально-ценностный и побудительно-императивный «контекст», способствующий луч-шему пониманию.

Взаимное понимание может быть как репро-дуктивным, так и продуктивным (и даже творче-ским). Чтобы понять во всей полноте и глубине, важно вслушаться не только в слова, но в саму жизнь Другого. Лишь тогда откроется не только то, что говорит Другой, но и то, почему он это говорит.

Проникновенное понимание невозможно без сопереживания, сострадания (через пере-воплощение, воображение и интуицию). Пре-красно сказал кинорежиссер Г. Козинцев: по-нять – это не просто усвоить (дойти умом); понять – это значит «почувствовать всем своим существом так, чтобы всё иное стало стыдным, невозможным».

Рубрики: | Дата публикации: 02.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?