Расцвет боспорской поэзии первых веков н.э. как возрождение классических ценностей греческой культуры

Красникова Екатерина Александровна

студентка

Белгородский государственный университет, Белгород, Россия

E-mail: bolgov@bsu.edu.ru

Древние греки, основавшие в VI в. до н.э. на северном побережье Черного моря много городов, ввели здесь совершенно новые для этих земель обычаи и традиции. Сре- ди многих из них особый интерес представляет поэзия на Боспоре. Здешние жители бы- ли хорошо знакомы с классической греческой литературой. Надгробные надписи, имеющие вид стихотворных эпитафий, фрагменты стихов «Илиады» и «Одиссеи» на фрагментах керамических сосудов, служивших черновиками для школьников, стихо- творные застольные надписи свидетельствуют о существовании развитой местной по- этической традиции.

На Боспоре проходили соревнования поэтов. Об этом позволяет думать находка в Пантикапее чернолаковой солонки IV века до н.э. с надписью «Победа Гигента и Патай- ка в стихах» (Молев, 2003, с. 333). К античному театру отношение имели все девять Муз, и поэтому он был площадкой не только для постановки спектаклей – здесь играли на му- зыкальных инструментах, танцевали, историки представляли на суд зрителей свои тво- рения, читали стихи и эпические произведения поэты. Актер зачастую декламировал стихи в сопровождении музыкального аккомпанемента, которым ведал находившийся при корифее хора авлет («флейтист») – он отбивал такт. Все это дополнялось популяр- ными танцевальными номерами. В напластованиях зольника раннеэллинистического времени на Мирмекии найден фрагмент статуэтки танцовщицы с флейтой, аналогичной фигурке, найденной в Олинфе – города в Македонии (Федосеев, 2001, с. 85). Следова- тельно, на Боспоре имело место такое явление, как лирика, под которой сами греки по- нимали соединение слова, музыки и танца в разных комбинациях.

О развитии поэзии на Боспоре косвенно свидетельствует и встречающееся на не- которых монетах изображение Пегаса. В греческой мифологии это крылатый конь, ро- дившийся из туловища убитой Персеем горгоны Медузы. От удара копытом Пегаса на горе Муз – Геликон – возник источник Гиппокрена, из которого черпали вдохновение поэты. Образ Пегаса стал символом поэтического вдохновения (“оседлать Пегаса”). Изображение крылатого коня можно проследить и в скульптуре. Так, стенки пантика- пейского саркофага, найденного в 1900 г., декорированы дощечками с изображением быка, собаки, коня с собаками и в том числе Пегаса. Маловероятно, что боспорцы стали бы просто копировать и использовать чуждый им образ, а значит, есть основания утвер- ждать, что поэзия получила широкое признание и широкое распространение.

Как в исторической науке, так и в филологии ныне доминирует тенденция недо- оценки боспорской поэзии, ее восприятия как периферийной и подражательной в силу лапидарности и формульности текстов. Так, Т.А. Матковская в своей работе отмечает, что «…пантикапейских стихотворцев нельзя поставить в один ряд с великими эллини- стическими поэтами. Подражая произведениям великих мастеров, они старались, в меру своих возможностей выполнять заказы местного населения» (Матковская, 2000, с. 91). На наш взгляд, это утверждение не совсем правомерно, так как имеется целый ряд пре- красных стихотворных эпитафий, которые свидетельствует об обратном.

Стихотворные эпитафии отвечают всем литературным требованиям – в них ши- роко используются разные художественные приемы: эпитеты, сравнения, гиперболы, антите- зы, игра слов, восклицания, направленные на то, чтобы вызвать интерес к жизненным об- стоятельствам умершего и сочувствие к нему; распространено было и применение диало- гической формы, что способствовало живости и выразительности стихотворения. Мест-

ные поэты своими стихами содействовали утешению тех, кто печалился об ушедших. Высекая на стелах не только рельефные изображения, но и стихотворные надписи, бос- порцы пытались тем самым увековечить образы своих родственников, сохранить о них память и дать наглядное представление о взаимосвязи искусства, поэзии, ритуале погре- бения и посещения могилы, а, в общем, религиозно-философском смысле — о потусто- роннем мире и недолговечности земного бытия. Хотя эти произведения и очень лапи- дарны, но в них ярко выражена «элегичность» — грусть и скорбь об умершем, столь свойственные вообще древнегреческим эпитафиям. То, что культура Боспора находи- лась на уровне общегреческой культуры, подтверждается и упоминанием в памятниках эпиграфики представителей таких профессий, как философов, учителей, гимнасиархов (Куликов, Федосеев, 2003, с. 44). Самых достойных граждан именовали «любителями слова» и «воспитанниками Муз» (КБН, 118, 145).

В современной историографии закрепилось мнение, что расцвет боспорской по- эзии приходится на I в. до н.э. В начале же нашей эры развитие поэтического творчества и литературы в целом в античном мире получает иное направление: расцветает искусст- во красноречия, проза становится главенствующей (Молев, 2003, с. 350). На наш взгляд, эта тенденция к поэзии на Боспоре вряд ли не применима.

Для анализа были взяты 46 стихотворных эпитафий, найденных в разных городах Боспорского царства, и опубликованных в КБН. Проведенное нами исследование эпи- графических надписей, хронологически охватывающих V в. до н.э. – III в. н.э., показало, что крайние пределы периода представлены наиболее скудно: 3 эпитафии V в. до н.э., 1

– III в. н.э. 8 стел датируются IV-III вв. до н.э. Основная же часть – это 16 эпитафий II-I в. до н.э. и, что примечательно, 18 эпитафий I-II в. н.э. То есть, несмотря на усилившее- ся варварское влияние и на общеантичные тенденции, на Боспоре, вероятно, первые века нашей эры – это период расцвета поэтической традиции. На это указывают также, без сомнения, и художественные качества текстов данного времени, и умелое владение ав- торами приемами стиля и возможностями языка. Подобное явление может служить яр- ким свидетельством того, что не воинственный I век до н.э. (эпоха Митридата Евпатора и его первых приемников), а римское время мира и стабильности стало своеобразным возрождением классических ценностей греческой культуры на Боспоре (при отсутствии прямого римского правления). Это хорошо согласуется с идеей «консервации» многих архаических феноменов религии, культуры, сознания на Боспоре – самой дальней пери- ферии античной Ойкумены. В этом можно усмотреть очередной «боспорский феномен», которыми так богата история этого уникального государства, просуществовавшего 1000 лет в единой политической и культурной традиции.

Литература

1. Корпус боспорских надписей (1965) / Под ред. В.В. Струве. М.-Л.: Наука.

2. Куликов А.В., Федосеев Н.Ф. (2003) Глиняные куклы – марионетки античного

Боспора // Античность и драматургия / Под ред. Н.Ф. Федосеева. Керчь.

3. Матковская Т.А. (2000) «…Камень, изливающий немую скорбь». Керчь: Благотв.

Фонд «Деметра».

4. Молев Е.А. (2003) Эллины и варвары на северной окраине античного мира. М.:

ЗАО Центрполиграф.

5. Молева Н.В. (2003) Культ Диониса и театр на Боспоре // Античность и драматур-

гия / Под ред. Н.Ф. Федосеева. Керчь.

6. Федосеев Н.Ф. (2001) Мельпомена в Пантикапее: Керчь театральная. Керчь.

Рубрики: | Дата публикации: 11.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?