Психология массового сознания и общественной мысли

Как известно, выделяют маленькие, большие социальные группы и так называемую массу.

Кроме деления групп на большие и маленькие существует деление на первичные и вторичные группы, формальные и неформальные, референтные и др.

К первичным группам относят семьи, соседские и приятельские группы, которым присуща большая “теплота”, чем в других группах, отношения.

Вторичные группы — это формализованные структурные сообщества, созданные на официальных основах: коллективы предприятий, учреждений, воинские, полицейские подразделы и т.п.. В таких группах отношения менее “теплые” и эмоциональные, а больше формализованные и сорганизованные.

Формальные группы характеризуются отношениями между членами группы, которые обусловленные официальными нормами: законами, уставами, инструкциями, приказами, штатной росписью.

Неформальные группы — это группы, где контакты между людьми регулируются взаимоотношениями симпатии, нормами, которые сложились стихийно, или нормами неофициальных институтов (“дружба”).

Референтные группы — это группы, с которыми человек идентифицирует себя, считая их за определенный эталон, образец поведения, критерий деятельности. С этой группой человек сравнивает свои поступки, действия, статус, сознание, вкусы и др. За большим счетом, референтная группа ориентирует человека на конкретный путь социализации, выбор соответствующих жизненных альтернатив. Люди всегда стараются належать, войти в референтную группу, поскольку именно с ее помощью они оптимально самореализуются, самоусовершенствуются.

Под маленькой группой понимают немногочисленное сообщество людей, которые находятся в наиболее непосредственном психологическом контакте [76, 284}.

Несмотря на то что маленькие группы существенным образом различаются, их наиболее частое классифицируют за такими признаками: время существования; степень тесноты контактов между членами группы; специфика целей, которые ставит перед собою группа; демографические признаки (возраст членов группы, их пол, профессия и др.).

Маленькими группами есть семья, небольшой трудовой коллектив, студенческая, ученическая группы, временные творческие коллективы и др. Каждая из таких групп получается на основе определенных ценностей, интересов, ориентаций.

Общественное отношение в маленьких группах имеют форму непосредственных личных контактов. Ориентировочно маленькие группы насчитывают 3-7 мужчина.

Мали группы бывают первичные (семья, группа друзей, соседи) и вторичные (непосредственные контакты между членами группы отсутствуют).

Мали группы можно также классифицировать как формальные и неформальные, где есть членство, и референтные (люди принимают нормы таких групп, но реально в такие группы не включенные).

Различают два вида больших социальных групп: те, что возникли стихийно, случайно (толпа, публика, аудитория), и собственное социальные группы (классы, нации, женщины, молодежь, профессиональные группы и др.).

Специфическими регуляторами поведения людей в больших социальных группах, в отличие от маленьких, являются обычаи, традиции, мораль.

Масса — это большая количество людей, которые определенное время находятся в непосредственном контакте (например, пикет, манифестация, митинг, демонстрация). К понятию “масса” близкие, хотя и не тождественные нему, понятия “толпа”, “гурьба”, “публика”. Вместе с тем и массу, и толпу образовывают отчужденные человеческие индивиды, которые имеют личные интересы, которые не совпадают с интересами других людей. Итак, это “временное сообщество” людей, объединение которых является случайным, стихийным, кратковременным.

“Стремления к увеличению, — пишет Э. Канетти, — это первое и основное свойство массы. Она захватывает всякого, кто находится в границах ее достижимости… Естественная масса — это открытая масса: ее увеличения ничем не ограниченное. Домов, двери, замков она не признает, все, что затворенное — подозрительное для нее. Открытая масса существует, пока растет. Ее распад начинается только что она перестает расти” [41, 185}.

Не ли подробнейшее характеризует массу Г. Лебон. Он считал, что масса ничего не делает умышленно; не способная к долговременному желанию; между желанием и его осуществлением не допускает никакой временной отсрочки; не имеет понятия о невозможности чего-нибудь; склонна к крайностям, не проявляет не решительности, волнений; возбуждается лишь в связи с чрезмерным раздражением; подвластна магии слова; никогда не стремится к Истине; не может обойтись без вождя.

За всех расхождений в индивидуальной психологии масса, толпа все-таки временно образовывают определенную общность, которая имеет что-то наподобие “коллективной души”.

Масса, толпа опасные тем, что человек в них теряет собственные черты и свойства, чувства ответственности. Здесь действует психология непреодолимой силы, способной на то, на что отдельное лицо никогда не отважится. По определению Э. Канетти, 3. Фрейда, в массе, толпе даже интеллигентный человек становится варваром. Рассматривая массу, толпа как деструктивную, разрушительную силу, Г. Лебон считал, что толпа делится на два типа: гетерогенный (разнородный) — невыразительный, уличный (собрания людей в суде, театре, парламенте) и гомогенный (однородный) — секты, классы, касты. По мнению Г. Лебона, большую власть над толпой имеют сумасшедшие, галюцинаты, эпилептики, которых он часто избирает своими вождями. Однако от таких вождей толпа быстро избавляется, меняет. Именно ярко выраженная бездарность, а не умный и освещенный человек есть идеалом толпы. Образованность, талант лидеру толпы скорее мешает, чем помогает.

Масса, толпа верят словам и призывам лидеров, вождей и подчиняются им, интенсивно, подсознательное выполняют их приказы и потому способные на нечеловеческие действия и поступки.

Психологию массы, толпы активно используют в политической борьбе оппозиционные, деструктивные силы. Примеров этого имеем довольно в любых странах, в том числе посткоммунистических, в Украине. Наиболее опасно при этом то, что каждый член массы, толпы полностью уверен в безнаказанности своих действий. Им руководит энергия деструктивизма, своеволия, агрессии, которая представляет элементарную угрозу, как для других людей, так и для общества вообще.

Масса имеет специфические психологические особенности. Итак, речь идет о психологии массового сознания.

Массовое сознание — один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощение. Это особый, специфический вид сознания общества, присущий огромному количеству людей (“массе”, “массам”) [86, 166\.

В “идеале” массовое сознание могла бы равняться сумме сознаний отдельных индивидов, социальных групп. Однако, объективно это невозможно, а потому речь идет о массовом сознании как собранию (объединению или перекрещиванию) основных, наиболее значащих компонентов определенного количества разнообразных (больших и маленьких) групп общества.

Массовое сознание имеет специфические признаки. Это качества, которые отвечают определенной массе людей в конкретное время. Иначе говоря, в массовом сознании сконцентрированные знания, представления, ценности, нормы, которые разделяет определенная совокупность индивидов. Они формируются в процессе общения, общего восприятия социально-политической информации, определения отношения к ней.

Понятия “массы”, как уже отмечался, весьма непостоянное, ситуативное, а потому субъект массового сознания не является постоянным, целостным образованием. Иначе говоря, массовое сознание следует рассматривать в контексте максимально определенной “массы”, времени, ситуации, так как типологизировать ее весьма сложно, а временами просто невозможно.

При всей противоречивости и несогласования относительно типологизации массового сознания все-таки можно выделить такие основные ее типы:

либерально-технократический, либерально-реформистский, либералистский, традиционалистский, неоконсервативный, радикал-либералистский, радикал-ескапистский, правопопулистский, радикал-демократический, радикал-бунтарский, радикал-романтический и радикал-социалистический.

Феномен массы весьма важный, когда речь идет о потере в ней индивидом собственной индивидуальности. В массе человек забывает о собственной ответственности, необходимости учитывать на взгляды других. Она слепо подчиняется общим инстинктам.

Человек, которая есть частью толпы, практически теряет индивидуальность, думает и действует под влиянием своеобразной коллективной психологии, инстинктов, теряя индивидуальную ответственность. Это происходит, очевидно, потому, что масса имеет определенное, часто искусственное отражение силы, агрессивности, способности что-то радикально изменить. Поэтому человек в толпе часто проявляет далеко не наилучшие свои черты, демонстрирует поведение, которая в других обстоятельствах, ситуации ей абсолютно несвойственная. “Толпой, — пишет А. Кравченко, — руководят страсти скорее плохие, чем хорошие. Можно выразить иначе: толпа — пространство чувств, страстей, эмоций, одиночества — пространство ума и собранности” [91, т. 2, 184}.

По мнению отдельных специалистов, современный человек — это большей частью и есть человек-масса. Она имеет весьма мало индивидуального, особого, а еще точнее — не имеет определенных возможностей для проявления этого особого. Поэтому она выдается своеобразным одноизмеримым человеком.

Возможное стихийное и сознательное образование массы. В особенности опасной есть ситуация, когда массу образовывают искусственно, удаваясь к разным манипуляциям, политического популизма, фразеологии и т.п. Это нетрудно сделать, поскольку массовое сознание граждан все же малоподвижная, довольно негибкая, тяжело поддается переориентации, изменению. Так, в 1999 г. во время разных опросов общественной мысли респондентам был поставленный такой вопрос: “От каких особенностей массового сознания следует лишиться украинцам прежде всего?” Наибольшее количество ответов составляли такие: от апатии и равнодушия к будущему своей страны — 46 %; от опасения изменений — 26 % (“День”. — 1999. — 6 ноября). Наиболее вероятно – обвинение в равнодушии к будущему своей страны коррелируются с тем, что, по данным другого опроса, 32 % респондентов указали: они не ощущают себя гражданами независимого государства Украина, а 15 % не смогли ответить на этим вопрос (“День”. — 1999. — 16 ноября.).

Экстремализация массового политического сознания может проявляться как в форме целенаправленной политической деятельности организованных групп населения, так и в виде так называемой протестного поведения. Некоторые авторы, рассматривая феномен массового сознания, считают, что центральной проблемой здесь есть соотношения политического и национального самосознания. По их мнению, в структуре политического самосознания важное место належит именно социально-психологическому компоненту, который доминирует в процессе трансформации политического самосознания в национальную.

Относительно массы (толпы) можно говорить про массовую, в том числе массовое политическое самосознание как своеобразное субъективное отображение массовым субъектом политического бытия, политических отношений и всех связанных с ними явлений [92, 28].

Психология массы, толпы в разные времена эффективно использовалась с целью подтвердить безоговорочную веру и поклонение полководцам, вождям, монархам, выполнения ужасных акций, направленных на уничтожение сотен тысяч иноверцев, людей других взглядов, веры, рас, как это было во времена сталинизма, фашизма и т.п..

Психология массы, или массовая психология, имеет свои особенности и Те не следует путать, скажем, с психологией народа или нации.

Во-первых, массовое поведение не несет на себе никакого отражению индивидуальности в отличие от специфики в характере любого народа.

Во-вторых, массовая психология не так субъективная, как ситуативная. Она имеет способность растворять в себе все индивидуальное, личностное.

В-третьих, массовая психология весьма подвластна таким закономерностям и механизмам, которые влияют скорее на чувство, эмоции и безсознательные реакции человека, чем на его ум и сознание [76, 273}.

Масса склонна к внезапным, неосознанным действиям за счет повышенной эмоциональности, несдержанности, аффективности.

Психология народа тем и отличается от психологии массы, что народ имеет свое характерное лицо, лишь ему присущую индивидуальность, неповторимость и уникальность, тогда как массовая психология, или психология массы, -образование неперсонифицированное.

Поскольку психология массы имеет много форм проявления (социокультурные, политические, религиозные, национальные, спортивные и прочие движения, массовые выступления, массовые перемещения людей вследствие землетрясений, потопов, ураганов, массовые социальные катаклизмы — голод, войны, миграции, большие аварии, то и политическая психология массы также имеет много форм (митинги, пикеты, марши, манифестации).

Политическая психология массы имеет огромное значение в политической борьбе. Известно, например, как внимательно изучал и учитывал в революционной борьбе психологию массы В. Ленин и его соратники по партии. Именно это дало возможность большевикам поднять на борьбу за власть сотни тысяч людей. При этом В. Ленин умело манипулировал массовой психологией в интересах большевиков, созданной ними партии и не ошибся, увидев в массах движущую революционную силу. Другое дело, и это подтвердили события после октября 1917 г., что массовая психология далеко не всегда может быть творческой, направленной на положительные сдвиги в обществе. Еще Г. Плеханов, М. Бердяев, И. Бунин и много других прогрессивных деятелей России предостерегали об угрозе массовой психологии как деструктивной силы. И. Бунин, в частности, делал замечание, которые революциям, в которых задействованные массы людей, присущий жадность игры, лицедейство, позерство, балаганщина. “В человеке во время революций, — писал он, — пробуждается обезьяна”.

Не является чем-то однозначным, постоянным общественная мысль. Общественная мысль — это одно из проявлений массового общественно-политического сознания. Она отображает отношения народа или определенной его части к власти, то есть это своеобразная совокупная, надличностная позиция, точка зрения конкретного сообщества относительно тех или других явлений, событий, общественно-политических ситуаций.

Люди по-разному понимают сущность тех или других политических явлений, событий, вкладывают в них свое видение, соответственно их идентифицируя. Показательным примером могут быть, скажем, ответы граждан на вопрос «Что для вас означает понятия “демократия”?», которые распределились так: наличие свобод, основных прав — 38 %; справедливое распределение материальных благ, равенство, справедливая оплата работы —12 %; правовое государство, уважение к правам человека, к закону, равенство перед законом — 8 %; участие граждан в управлении государством-7 %; наличие партий, проведения выборов — 3 %; общественное согласие, толерантность, покой, жизнь без страха — 2 % (другие ответы — 11 %); 26 % респондентов не ответили на вопрос, что также показательно относительно уровня образованности, политической культуры граждан вообще (“День”. — 1999. — 13 серп).

Вместе с тем, общественная мысль, особенно в относительно весомых и в особенности принципиальных политических вопросах, часто является консервативной. И, чтобы она изменилась, иногда нужно довольно много времени. Возьмем для иллюстрации этого положения такую важную и судьбоносную проблему проблему, как социально-экономические ориентации население Украины. Из времени провозглашения независимости нашего государства и начала реформирования экономики на рыночных основах минуло почти десять лет. Однако, изучение общественной мысли и сегодня показывает, что фактически лишь около трети опрошенных граждан согласны с тем, чтобы Украина шла избранным путем. Проведенные социологические опросы, проведенныех в 1999 г., лишь 21 % респондентов считали, что Украина в самом деле может стать страной с рыночной экономикой, 39 % — что лучше всего для Украины избрать социал-демократический путь (когда рядом с развитием частной собственности, предпринимательства обеспечиваются широкие социальные гарантии для всех), а 31 % признали за нужное возвратиться к построению социализма (как было к перестройке) (“День”. — 1999. — 13 серп).

Консерватизм общественной мысли учитывая важные общественно-политические процессы в стране и за ее пределами обусловленный тем, что граждане связывают эти процессы непосредственно с удовлетворением или неудовольствием собственных интересов, потребностей, ожиданий. По данным опрашивания, проведенного в Украине в это самое время, на вопрос “Ли оправдались за эти годы надежды, которые были у вас в 1991 г. в время провозглашения независимости Украины?” утвердительно ответили лишь 9 % опрошенных, а 65 % — что их надежды не оправдались (“День”. — 1999. — 20 августа).

Рассмотренные метаморфозы общественной мысли, ее нестабильность в значительной мере поясняются разными интересами и мотивами, благодаря которым люди интересуются и занимаются политикой.

Интерес граждан к политике большей частью усиливается в случаях, ситуациях, когда она реально может повлиять на их жизнь. Высочайший такой интерес в нестабильных обществах, во время кризисов, радикальных общественно-политических изменений и даже отдельных событий. Заданными всеукраинского представительного опрашивания, проведенного в марте 1999 г. накануне президентских выборов, лишь 16 % респондентов ответили, что они не интересуются политикой, 23 % — чуть ею интересуются, а свыше половины — 62 % — указали, что они политикой интересуются, при этом “очень сильно интересуются” 2 %, “сильно интересуются” 12 % (“День”. — 1999. — 17 берез).

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?