Предмет, объект и метод политической психологии

Предметом политической психологии являются соответствующие психические процессы, состояния и свойства человека, которые модифицируются, когда она взаимодействует с властью.

Такое общее определение предмета политической психологии можно кое-чем углубить, детализировать.

По мнению западных авторов, предметом политической психологии являются психологические компоненты политического поведения человека, исследования и анализ которых дает возможность применить психологические знания к объяснению собственно политики. Это определение, однако, не включает психологических компонентов политического поведения отдельных социальных и этнических групп.

ПРЕДМЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

А) Предмет.

Американские психологи не всегда утруждают себя разработкой стро¬гих академических описаний предмета той или иной науки. Поэтому их определения часто носят операциональный характер и нередко бывают либо слишком общими, либо, наоборот, слишком узкими.

Приве¬дем некоторые примеры.

*«Политическая психология — изучение взаимодействия политических и психологических процес¬сов» (М. Дойч);

*«исследование психоло¬гических компонентов политического поведения» (Дж. Дэвис);

*«политическая психология — это изучение людей, при¬нимающих властные решения, а также тех, кто пытается влиять на эти решения» (Барнер-Бэрри и Розенвейн).

С учетом многообразия субъектов по¬литической деятельности, тех задач, которые им приходится решать, а также различных форм отражения реальностей политичес¬кой жизни в сознании и поведении инди¬видов и групп предлагается следующее определение предмета политической психо¬логии: эта наука изучает психологические компоненты политической жизни общества, которые формируются и проявляются в по¬литическом сознании наций, социальных групп и индивидов и реализуются в практи¬ческих действиях всех субъектов политиче¬ских процессов.

Что касается методов политической психологии, то, будучи ответвлением психо¬логии социальной, она использует ее опыт и весь методический арсенал, начиная от опросов, анкетирования, наблюдения и включая эксперимент, моделирование и прожективные методики.

Некоторые проблемы. Круг вопросов, которые исследуются в политической пси¬хологии, исключительно широк, и здесь удастся рассмотреть лишь некоторые из них.

Б) ДИСКУССИИ О ПРЕДМЕТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.

Еще совсем недавно как в области поли¬тической науки, так и в психологии высказывались сомне¬ния относительно судьбы политической психологии как са¬мостоятельной научной дисциплины. Политологи тради¬ционной ориентации подвергали сомнению сам подход к политике, который, по их мнению, страдал редукционизмом, т.е. сводил собственно политические явления к пси¬хологическим. Так, американский политолог С. Хоффман возмущался исследователями, которые идеологию сводят к иррациональным конструктам, а национальную иденти¬фикацию трактуют как патологический призыв к базовым инстинктам агрессивного толка или примитивным защит¬ным механизмам*. Действительно, ряд ранних исследо¬ваний в области политической психологии, особенно на¬ходящиеся под влиянием психоанализа, дали основания для подобных упреков. Хоффман был прав, когда утвер¬ждал, что «враги — не всегда являются лишь простыми проекциями негативного опыта личности. Иногда это впол¬не реальные существа».

В отечественном обществоведении ситуация осложня¬лась к тому же еще и официальными идеологическими табу. Псевдомарксистский экономический детерминизм выносил за скобки любые факторы воздействия на поли¬тику, не вписывающиеся в традиционную схему анализа. Психология была в числе «нежелательных» феноменов в анализе политики.

У психологов были свои недоумения по поводу предме¬та новой дисциплины. Если западные психологические шко¬лы, в основном позитивистской ориентации, рассматривали свой предмет на манер естественнонаучных дисциплин, то в любом ценностно-окрашенном исследовании они видели отход от канонов подлинной научности. Понятно, что поли¬тика не может быть таким же предметом исследования, как минерал или лягушка, т.е. предметом ценностно-нейтраль¬ным. Любой исследователь привносит свое собственное ви¬дение политики и свои политические ориентации, считать от которых политико-психологическое исследование, как и иные гуманитарные области, практически невозможно.

В дискуссиях по предмету политической психологии можно выделить несколько существенных моментов.

Во-первых, понимание того, что психологические компонен¬ты являются неотъемлемой частью политического процес¬са, происходило постепенно и отягощалось методологичес¬кими крайностями пионерских исследователей. Так, рабо¬та 3. Фрейда и У. Буллита об американском президенте Вудро Вильсоне, написанная еще в 30-х годах, не публикова¬лась до 1967 года в связи с тем, что были живы некоторые описанные в ней персонажи*. Но, когда эта книга все же вышла, даже психологи, принадлежащие к психоаналити¬ческому направлению, нашли содержащиеся в ней методы анализа личности этого политика чрезвычайно упрощен¬ными, устаревшими.

Во-вторых, и работы современных психологов, избира¬ющих своим предметом политическое поведение, полити¬ческое мышление или политическую культуру, нередко ме¬тодологически недостаточно обеспечены и включают в ка¬честве научного инструментария политологические и пси¬хологические, статистические и социологические категории и подходы без их должного перевода на язык своей науки.

В-третьих, политико-психологическая проблематика раз¬вивается не только в рамках самой этой науки, но и в рабо¬тах по этнографии, страноведению, экономике, истории, социологии и др. В последние годы появилось немало ин¬тересных публикаций, имеющих междисциплинарный ха¬рактер и раскрывающих закономерности формирования лич¬ности в политике, воздействие политической культуры на судьбы государства, влияние исторически сложившегося менталитета на развитие нации и т. д. Все эти проблемы входят в круг исследования психологии политики. Однако не получили пока в ней достаточного освещения и зачас¬тую не осознаются специалистами из смежных дисциплин в их политико-психологическом звучании Как известный герой Мольера, они говорят на политико-психологическом языке, не подозревая об этом.

Психология политики находится на начальном этапе своего развития с характерными для этого этапа дискус¬сиями по ключевым вопросам. Даже название этой науки вызывает разночтения. Одни авторы предпочитают гово¬рить о «политической психологии», другие — о «психоло¬гии политики», третьи используют название «социально-политическая психология» (Г. Г. Дилигенский)*. Споры о названии не несут на себе серьезной смысловой нагруз¬ки, если не считать того, что разные авторы стоят на по¬зициях той «материнской» науки, из которой они вышли. Соответственно они используют по преимуществу мето¬дологическое обеспечение, которое им более привычно. В одном случае психология политики рассматривается как раздел политологии, в другом — как психологическая суб¬дисциплина.

Различны и точки зрения специалистов на объем изуча¬емых политико-психологических феноменов, включаемых в предмет.

Так, Г. Г. Дилигенский, вслед за рядом амери¬канских политических психологов (С. Вагпег-Ваггу, R. Rosenwein) полагает, что политическая психология не должна заниматься макрополитическими процессами. Ее предмет должен трактоваться как психология ПОЛИТИКОВ. Такая позиция сужает не только предметную область, но и предпо¬лагает пользование исключительно инструментарием ин¬дивидуальной психологии.

Другой подход, которого при¬держиваются М. Херманн, Дж. Кнутсон, X. Юлау и дру¬гие не менее авторитетные политические психологи, чье мнение разделяем и мы, напротив, видят задачу полити¬ческой психологии более широко. В предмет исследования включаются не только поведенческие и когнитивные аспек¬ты психологии личности политиков-профессионалов, но и все многообразие групповых процессов, происходящих в политике.. Изучение проблемы личности в политике является лишь одной из них.

В) ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ АНАЛИЗА.

Как и любая наука, политическая психология использует свой научный язык, свой категориальный аппарат. В силу междисципли¬нарного характера исследований в них соседствуют катего¬рии, используемые и философами, и антропологами, и со¬циологами и политологами.

Так политическая философия внесла свой вклад в ста¬новление политической психологии, снабдив ее наиболее общими теоретическими понятиями о соотношении лич¬ности и государства, о подчинении гражданина политике (Т. Гоббс) и интересе, который лучше любого насилия уп¬равляет политическим поведением личности (А. Смит).

Та¬кие философы, как А. Тойнби и П. Сорокин, Дж. Оруэлл обогатили психоисторию как раздел политической психо¬логии представлениями о психологических компонентах масштабных политических процессов.

Общетеоретические идеи Т. Парсонса и Р. Мертона принесли новое понимание политики как системы, в которой индивид является одним из элементов. Нередко эти метатеоретические представле¬ния специально не обсуждаются, оставаясь в имплицитной форме. Но именно эти концепты подчиняют себе исследо¬вательские процедуры.

Социология и социальная психология дали политичес¬кой психологии основные методические приемы, методо¬логию исследования. Эти дисциплины, как и политичес¬кая психология, не претендуют на широкомасштабные обоб¬щения, оставаясь в рамках теорий среднего уровня. Такие категории, как роли, нормы, ценности, интересы, лидерст¬во, конформизм, социализация и многие другие, описыва¬ющие внутри- и межгрупповое поведение человека. Его ста¬новление в социальной среде как гражданина политичес¬кие психологи заимствовали из названных дисциплин.

Психология личности, представленная самыми разны¬ми ориентациями, обогатила политическую пси¬хологию такими категориями, как

*поведение,

*мотивация,

*когнитивные структуры,

*стиль мышления,

*стиль принятия решений,

*стиль межличностных отношений и др.

Те на¬правления, которые базируются на психоаналитических под¬ходах (например, психобиографическое), используют такие категории, как:

*защитные механизмы,

*авторитарное подчи¬нение,

*операциональный код.

Исследователи, стоящие на позициях когнитивной парадигмы, предпочитают говорить:

*о менталитете,

*о когнитивных картах личности политиков и их стиле политического мышления,

*о семантическом про¬странстве.

Последователи А. Маслоу и К. Роджерса в по¬литической психологии оперируют понятиями:

*мотивов,

*пот¬ребностей,

*ценностей.

Приверженцы бихевиоризма рассмат¬ривают поведение человека в политике сквозь призму:

*на¬казания,

*поощрения,

*цены,

*обмена,

*стимула и пр.

Политическая наука снабдила политическую психоло¬гию категориями:

*политической системы,

*политического участия,

*конфликта и консенсуса,

*плюрализма,

*гегемонии,

*демократии и иными понятиями, описывающими полити¬ческие феномены.

В политической психологии они работа¬ют в том же значении, что и в политологии, наполняясь при этом собственно психологическим содержанием.

Важно учесть и то, что в психологической науке много составляющих, которые являются предметом политической психологии, решаются в границах социальной, педагогической и возрастной психологии, социологии, экономической науки, философии, истории.

Это, в частности,

*политическое воспитание,

*общественное сознание,

*политическая активность,

*политическая культура и др.

Поскольку основными направлениями политической психологии являются:

*бихевиористический,

*когнитивистский,

*психобиографический и

*психоисторический, то в каждом из них несколько по-разному трактуется и объект политической психологии.

Психологи-бихевиористы, например, предметом политической психологии считают определенные особенности политического поведения конкретного человека, политика, лидера, политической группы, партии, организации и т.п.. Они утверждают, что, изучая поведение, его можно не только понять, объяснить, а и соответственно смоделировать, сконструировать. Поэтому и сами политики, по мнению бихнвиористов, являются объектом манипулирования. Такой взгляд нельзя оспаривать.

Когнитивисты изучают и исследуют закономерности идеологического процесса как сложного, противоречивого и неоднозначного явления; их цель — на основе развития политической психологии гуманизировать политические отношения. Нельзя отвергать и такой взгляд.

Психологи-психоаналитики предмет политической психологии рассматривают сквозь призму, прежде всего, подсознательного. Используя своеобразный психобиографический метод, они стремятся, прежде всего, понять мотивы конкретных политических поступков.

В прежнем СССР к 60-х лет XX ст. политической психологии как науки фактически не существовало, поскольку политическое сознание граждан отождествлялось с господствующей идеологией, а любые отклонения от нее считались абсолютно недопустимыми. Иначе говоря, политическое сознание граждан сводилось исключительно к коммунистической идеологии.

В конце 90-х лет в условиях распада СССР, кризиса коммунистической идеологии, отказа от коммунистически-социалистических идеалов, формирования политического плюрализма интерес к политической психологии намного повысился, поскольку к тому времени не было потребности теоретически обосновываться сложные политические явления, которых не существовало.

В последние годы интерес к политической психологии за границей, в частности в посткоммунистических странах близкого и дальнего зарубежья, усилился благодаря таким сложным политико-психологическим явлениям, как внутренняя и внешняя политика, терроризм, етноконфликты, дискриминация отдельных социальных групп, наличие конфликтного потенциала, формирования субкультуры протеста и недоверия граждан к властным структурам.

Основными объектами политико-психологических исследований являются:

*политическое участие,

*политическое лидерство,

*политические ценности и установки,

*мотивы, которые влияют на политическое поведение,

*политическая социализация,

*индивидуальное, групповое и массовое политическое сознание.

В политической психологии используют такие методы исследований:

*наблюдение,

*социологические опросы,

*тестирование,

*моделирование политических ситуаций,

*психосемантичний анализ,

*экспертная оценка,

*создание психологических портретов,

*анализ биографий политических деятелей и др.

Большинство перечисленных исследовательских приемов политическая психология позаимствовала из социального, клинического, когнитивного и других направлений психологии.

Рассмотрим особенности наиболее распространенных методов исследований.

Наблюдение — один из основных эмпирических методов психологических исследований. В политической психологии— это специальное, систематическое и целенаправленное наблюдение за политическим поведением, действиями, процессами с целью выяснения их смысла, содержания, цели и направленности.

Социологические опросы — это метод, который часто используют для собирания первичной вербальной информации о явлениях индивидуального и общественного сознания, объективные факты и процессы. Этот метод широко используют также в социологических, психологических, экономических, демографических, политологических, педагогических и других исследованиях. Поскольку в политических процессах часто задействовано много личностей, то благодаря этому методу удается

*определять психолого-политические состояния,

*ориентации,

*прогнозировать поведение значительного количества людей,

*отдельных социальных, демографических групп, классов и т.п.

В политической психологии большое значение имеют многоразовые социологические опросы (панельные), с помощью которых можно проследить динамику политических явлений и процессов. Для оперативного изучения общественной мысли применяют так называемые зондажные опросы (опросы-молнии, опросы-голосования). Наиболее распространенные анкетные социологические опросы: почтовые, печатания анкет в средствах массовой информации, телетайпные. Технологию опросов политическая психология позаимствовала в социологии.

Тестирование — метод психологической диагностики с помощью заранее заготовленных стандартизированных вопросов и заданий (тестов).

В политической психологии благодаря тестированию можно обнаружить:

*отличия в политических взглядах отдельных политиков, между разными явлениями,

*определить уровень политической культуры, грамотности человека,

*наличие у него определенных привычек, знаний, личностных характеристик.

Моделирование политических ситуаций — исследование политико-психологических процессов и состояний с помощью их реальных (физических) или идеальных (прежде всего математических) моделей. Под моделью здесь понимают систему объектов и знаков, которые воссоздают отдельные важные свойства системы-оригинала. Таким образом, можно смоделировать прогнозируемый митинг, дискуссию, партийные сборы, избирательную кампанию и т.п.

Психосемантический анализ. Основывается на психосемантике — области психологии, которая изучает генезис, строение и функционирование индивидуальной системы значений в индивидуальном сознании (образы, символы, символические действия).

Как правило, чем более сложное политическое действие, процесс, явление, тем больше методов их исследования (в объединении) использует политическая психология.

Дополнительный материал к методам политико-психологических исследований в политической психологии.

В современной политической психологии царят методологическая терпимость и плюрализм. В кон¬кретных исследованиях в равной степени представлены:

*пси¬хологические тесты и

*социологические опросы,

*метод эк¬спертной оценки и

*психолингвистический анализ.

Почему? Это свя¬зано как с отсутствием общепризнанных теоретических схем, так и с междисциплинарным характером исследова¬ний, в которых приходится соединять подходы нескольких дисциплин к сложному и многоуровневому объекту — по¬ведению человека в политике.

Объект конкретного исследования диктует методы, адек¬ватные его изучению.

Так, различные феномены массово¬го политического поведения требуют таких методов, как:

*ана¬лиз статистических данных,

*проведение массовых опро¬сов с последующей математической обработкой больших массивов данных,

*проведения фокусированных интервью и

*метода фокус групп.

Так, подготовка предвыборных кам¬паний в последние годы породила широкий спрос на со¬ставление так называемого паспорта избирательного окру¬га. Как это делается?

Политические социологи и психологи проводят анализ статистических данных жителей конкретного избиратель¬ного округа с последующим описанием основных психоло¬гических и социальных типов избирателя. При наличии мониторинговых исследований в округе на протяжении нескольких лет такого рода работа дает очень прицельные результаты. Политик получает детальное представление как о глубинных и малоподвижных установках своих избира¬телей, так и о ситуативных изменениях в их настроениях.

В арсенале политических психологов сейчас появились специальные методики для исследования динамики массо¬вых политических ориентации, основанные на применении компьютерных средств обработки больших массивов дан¬ных. Так один из самых дорогостоящих проектов под руко¬водством Р. Инглхарта и П. Абрамсона ставит своей зада¬чей анализ динамики политических ценностей в 49 странах мира с разными типами политических систем.

Хотя исследование различных форм массового поведе¬ния по своей технике ближе всего к социологическим ме¬тодам, но их содержание диктует применение таких мето¬дик, которые адекватны изучаемым психологическим фе¬номенам. Отсюда и выбор таких исследовательских проце¬дур, как:

*проективные методики (например, метод неокон¬ченных предложений),

*метод ассоциаций и др.

Указанные подходы дают хорошие результаты при изу¬чении:

*электорального поведения,

*массовых политических ориентации,

*ценностей политической культуры.

Но эти по¬литико-психологические феномены поддаются анализу и с использованием иных методов. Так, например,

*психобио¬графические подходы позволяют не только выяснить вли¬яние отдельных личностных характеристик политиков на конкретные события, но и видеть в отдельном политике модель определенного типа политической культуры. В работе Бетти Глэд на американском политике Ч. Хьюзе по¬казано, что он был лишь выразителем господствующего в американской элите после первой мировой войны изоля¬ционистского настроения*.

Изучение феноменов *политического мышления и поли¬тического сознания ведется в политической психологии пре¬имущественно методами социальной психологии, причем в основном когнитивистского направления. Прежде всего, объектом исследования становятся различные тексты, ко¬торые обрабатываются с помощью контент-анализа различ¬ных модификаций. Так, в работе Д. Уинтера, М. Херманн и соавт.** контент-анализу подверглись тексты выступле¬ний Буша и Горбачева для выявления ряда когнитивных характеристик этих политиков. Среди изучаемых компо¬нентов политического мышления были:

*убеждения,

*поня¬тийная сложность,

*методы достижения целей и некоторые другие особенности, прежде всего, спонтанных (не напи¬санных заранее) текстов,

проанализированные через их со¬поставление с аналогичными количественными характерис¬тиками 148 высших политических руководителей из раз¬ных стран, культур и периодов.

Таким образом, наряду с чисто качественными особенностями, метод контент-ана¬лиза позволяет использовать и количественные парамет¬ры, дающие более объективные результаты.

Другим методом, используемым для изучения полити¬ческого менталитета тех групп, которые имеют артикулиро¬ванные политические ценности, является –

метод построения их семантического пространства***.

Российский психолог В. Петренко проанализировал политические штампы и кли¬ше в лексике новых российских партий. Материалом анализа послужили речи известных политиков, партийные документы. Данные этого исследования позволили построить много¬мерную типологию сознания политических активистов.

Исследование личности в политическом процессе начи¬налось еще в 30-е годы в рамках преимущественно психоа¬налитической традиции. С этим связан и интерес исследова¬телей, прежде всего, к таким методикам, которые позволя¬ли проникнуть в бессознательную, эмоциональную сферу личности, раскрыть глубинные мотивы политического по¬ведения. В одной из первых политико-психологических ра¬бот Г. Лассвела материалом для изучения политиков стали их медицинские карты в одном из элитарных санаториев, где их лечили от неврозов, алкоголизма и т. п.* Современ¬ные политические психоаналитики продолжают традицию качественного изучения личности политика, создавая пси¬хологические профили представителей данной профессии.

Наряду с этим в политической психологии:

*широко ис¬пользуются психологические тесты при непосредственном исследовании политиков,

*а также многочисленные мето¬ды дистанционного анализа в случае, когда объект недо¬ступен исследователю. В таких случаях изучаются не толь¬ко тексты их выступлений, но и видеозаписи, мемуары о них и другие прямые и косвенные источники данных о лич¬ности в политике.

Нередко используется и метод эксперт¬ных оценок, который позволяет оценить отдельные качес¬тва личности, дать прогноз ее поведения.

В арсенале исследовательских процедур политической психологии постоянное место занимает и метод экспери¬мента. Чаще проводится лабораторный, но используется и естественный эксперимент.

Например.

В результате эксперименталь¬ной проверки получили подтверждения важные теоретичес¬кие положения о закономерностях поведения человека в политике. Тверски и Канеман доказали, что человеку свой¬ственно избегать высокой степени риска**.

Знаменитые опыты Милгрэма показали, что в случае, когда есть некий «научный» авторитет в лице экспериментатора, испытуемые готовы пойти даже на ненужную в условиях эксперимента жестокость, снимая с себя ответственность за результат своих поступков*.

Недавние эксперименты Ласка и Джадда выявили склонность экспертов давать более крайние оценки кандидатов, чем это делают непрофессионалы**. Обычные граждане, оценивая политиков, руководствуются не столько знаниями о том, что и как те сделали в полити¬ке, а исключительно впечатлениями, полученными нака¬нуне выборов***.

Следует отметить, что помимо собственно исследова¬тельских процедур, в политической психологии использу¬ется и широкий набор методов коррекционного воздейст¬вия на политическое поведение, сознание и бессознатель¬ные структуры личности.

Практика политического консуль¬тирования включает:

*психодиагностику политического дея¬теля,

*анализ и коррекцию его публичного имиджа,

*разра¬ботку стратегии его взаимоотношений как с широкой пуб¬ликой, так и с собственными единомышленниками и аппа¬ратом.

Такая работа политического психолога предполагает:

*использование методов тренинга,

*участия в деятельности по паблик рилейшнз,

*разработку рекомендаций по эффек¬тивной политической коммуникации.

Говоря об области деятельности профессионального по¬литического психолога, следует отметить, что международ¬ное сообщество (ISPP) разработало и предложило своим ин¬дивидуальным членам специальный этический кодекс, рег¬ламентирующий ряд действий специалистов в этой облас¬ти.

Так же как психолог, врач, социальный работник или специалист по организации, политический психолог, занимающийся исследовани¬ями или консультированием, имеет дело с достаточно взры¬воопасной информацией.

Так,

*политический консультант не считает себя вправе не только публично обсуждать дан¬ные, касающиеся своих клиентов, но даже не раскрывает его имени без разрешения последнего.

Существует опас¬ность нанести урон репутации того или иного человека, даже если обсуждение имеет профессиональный характер в на¬учном журнале.

Профессиональная община заинтересова¬на, чтобы ее представители четко отделяли свою научную деятельность от участия в практической политике.

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?