ПОТРЕБНОСТИ И МОТИВЫ ЛИДЕРОВ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Политическое поведение лидера является целенаправ¬ленным и мотивированным. Существует множество раз¬личных личностных потребностей, которые так или иначе связаны с его политической деятельностью. Однако в мно¬гочисленных исследованиях, проведенных учеными разных школ, выделены несколько основных потребностей, моти¬вирующих политическое поведение лидеров:

*потребность во власти;

*тесно связанная с потребностью во власти потребность в контроле над событиями и людьми;

*потребность в достижении;

*потребность в аффилиации, то есть в принадлежности к какой-то группе и получении одобрения. Потребность во власти политического лидера имеет дав¬нюю исследовательскую историю. К настоящему времени существуют различные концепции потребности во власти. Одной из самых старых является концепция Г. Лассуэлла и А. Джорджа, понимающих потребность во власти как компенсаторную.

В своей работе «Психопатология и политика» Г. Лассуэлл разработал гипотезу, согласно которой определенные люди обладают необычайно сильной потребностью во влас¬ти и/или в других личностных ценностях, таких как лю¬бовь, уважение, нравственная чистота, как в средствах ком¬пенсации травмированной или неадекватной самооценки. Эти личные ценности или потребности могут быть рассмот¬рены как важнейшая часть мотивационпой структуры по¬литического лидера.

А. Джордж целью своей работы «Власть как компенсаторная ценность» выдвигает расширение теоретических ра¬мок общей гипотезы Г. Лассуэлла для использования ее в исследовании конкретных политических лидеров методом психобиографии. С точки зрения А. Джорджа все полити¬ческие лидеры являются «стремящимися к власти». Полу¬чив ее, они часто пытаются переделать политические ин¬ституты, по-иному интерпретировать и расширять функции политических ролей или создавать новые, которые удов¬летворили бы их потребности.

В концепции Г. Лассуэлла «власть» — это некая цен¬ность. Человек испытывает потребность в обладании ею или переживании опыта санкций или влияния по отно¬шению к другим людям. А. Джордж определяет «потреб¬ность во власти» как желание достичь власти, этой вы¬сшей ценности.

Последний пункт особенно важен для понимания мо¬тивации политического лидера. Во-первых, потребности по¬литика во власти и в достижении в действительности ока¬зываются тесно связанными. Во-вторых, потребность во власти предполагает, что она может быть не только и не столько компенсаторной, но скорее инструментальной, то есть, власть может быть желанна для удовлетворения дру¬гих личностных потребностей, таких как потребность в до¬стижении, в уважении, в одобрении, в безопасности.

Иногда цель, заключающаяся в отсутствии чьей-либо доминации над политиком, может быть сама по себе ко¬нечной и более высоко ценимой, чем другие. Потребность во власти, возникшая как компенсаторный механизм, проявляется у политика по-разному в зависимости от ус¬ловий. Эта потребность может быть усилена другими пот¬ребностями или, напротив, вступить с ними в конфликт — с потребностью в любви, аффилиации, достижении, ко¬торые лидер также стремится удовлетворить на полити¬ческой сцене.

В порядке компенсации политический лидер старается найти себе сферу деятельности, в которой он может проде¬монстрировать свою компетенцию и достоинство. Важность таких процессов для лиц, страдающих от низкой самооцен¬ки, очевидна. Достижение компенсации в данной сфере де¬ятельности, в ряде случаев, однако, узкой и специализированной, создает для личности «поле», в котором полити¬ческий лидер функционирует достаточно продуктивно и ав¬тономно (это «поле» свободно от вмешательства других), возможно агрессивно и самонадеянно, для достижения лич¬ностного равновесия.

Процесс создания сферы компетентности отличается тенденцией к сдвигу от одного полюса субъективных чувств к другому — то есть, от отсутствия уверенности в себе к высокой самооценке и самоуверенности в своих действиях. Другой взгляд на потребность во власти, который далек от понимания ее как компенсации заниженной самооценки, представляет собой концепция Д. Винтера, развиваемая им в ряде теоретических трудов, среди которых отметим «Пот¬ребность во власти». Д. Винтер считает, что потребность во власти является социальным мотивом и поэтому тесней¬шим образом связана с президентским поведением. Прези¬денты с высокой потребностью ко власти будут активны, оживлены и счастливы в мире конфликтов и интенсивного политического торга. При необходимости удержаться на¬верху они будут эксплуатировать союзников, атаковать вра¬гов. У них обычно нет тенденции консультироваться с эк¬спертами и изменять свое поведение, поэтому они могут столкнуться с непредвиденными вредными последствиями действий, которые предприняты ими для сохранения свое¬го престижа. В возникшей ситуации они могут увидеть уг¬розу своей власти, испытать стресс и «отступить в нереаль¬ный субъективный мир риска, престижа и обеспокоеннос¬ти своим внутренним чувством потенции». В крайних, эк¬стремальных случаях, они могут реагировать на пораже¬ние путем взятия своего мира — своих друзей, врагов, ци¬вилизации — с собой, как это сделал Гитлер в конце вто¬рой мировой войны.

Показателем потребности во власти для поведения по¬литического лидера является занятие позиции, дающей фор¬мальную социальную власть. Он проявляет беспокойство о престиже и престижных вещах, нередко потребляет алко¬гольные напитки, проявляет склонность к относительно высокому риску в азартных ситуациях и враждебность к дру¬гим лицам, имеющим высокий статус. Он окружает себя мало престижными друзьями, активен и влиятелен в ма¬лых группах, сексуально обычно рано созревает.

У многих политических лидеров потребность во власти является хорошо развитой. Однако она может иметь уме¬ренный или гипертрофированный характер. Во многом, сам пост главы государства с присущими ему атрибутами влас¬ти уже должен удовлетворить эту потребность у лидера. Но, поскольку лидер действует от имени государства на международной арене, то он, во-первых, взаимодействует с другими лидерами, не являясь, таким образом, единствен¬ной вершиной пирамиды власти, каковой он стал в собствен¬ной стране, и здесь есть поле для соперничества и конку¬ренции. Во-вторых, действуя от имени собственного госу¬дарства, он стремится утвердить его власть над другими государствами.

Потребность во власти у политического лидера являет¬ся сложной психологической характеристикой для анали¬за, поскольку может проявляться в его внешнеполитичес¬кой деятельности по-разному, в зависимости от доминиру¬ющего образа власти, от наличия различного рода «боле¬вых точек», комплекса неполноценности, жизненного пути и многого другого. Однако, как это ни трудно, без изуче¬ния данной психологической характеристики практически невозможно реально оценить многие внешнеполитические шаги лидера государства.

Тесно связанными с потребностью во власти являются такие черты, как доминирование в межличностных отно¬шениях, макиавеллизм (стремление манипулировать людь¬ми), убедительность, потребность в достижении, каждая из которых сопровождается собственным набором поведен¬ческих корреляций.

Потребность политического лидера в личном контро¬ле над событиями и людьми. Эта потребность является проявлением в политической деятельности базовой чело¬веческой потребности в контроле внешних сил и событий, влияющих на нашу жизнь. Когда эти силы и события от¬носятся к сфере политики, то образуется связь между лич¬ным контролем ч политической жизнью.

Естественно, что у политических лидеров есть значи¬тельные индивидуальные различия в потребности в лич¬ном контроле. Очевидно, что политические лидеры с низ¬кой потребностью будут удовлетворены меньшим, лидеры с высоким уровнем потребности потребуют огромного кон¬троля над событиями и людьми, для самоудовлетворения.

Сфера контроля — это широта области жизненного про¬странства и деятельности, которую политический лидер ищет для своего влияния. Сфера может варьировать от очень ограниченной, включающей лишь одну специальную об¬ласть, до широкой, включающей многие области полити¬ки. Чем шире желаемая сфера личного контроля, тем, обыч¬но, меньше его степень, поскольку у политического лидера ограниченные возможности и навыки, а каждый «сектор» сферы контроля требует использования определенных на¬выков и возможностей.

Политический лидер может отбирать определенные об¬ласти для своего контроля, релевантные его навыкам, при¬чем, делает этот выбор на основе восприятия собственных навыков и способностей, где он силен, а где нет. Таким образом, правильность и успешность выбора политическим лидером области для своего контроля зависит, во многом, от адекватности его Я-концепции и самооценки.

Потребность политического лидера в контроле над со¬бытиями и людьми также находит свое удовлетворение во внешнеполитической деятельности, равно как и мотивиру¬ет его поступки на международной арене.

Потребность политического лидера в достижении. Потребность в достижении проявляется в заботе о совер¬шенстве, мастерстве, поведении, направленном на дости¬жение. Обычно потребность в достижении хорошо видна в предпринимательском поведении, когда бизнесмен скло¬нен к умеренному риску, модифицирует свое поведение в зависимости от обстоятельств, использует советы экспертов. Это поведение предпринимателей является инструмен¬тальным для достижения успеха в мире бизнеса.

Перед политическими психологами уже довольно дав¬но встал вопрос о том, будет ли такое поведение у полити¬ческих лидеров столь же успешным. Так, президент может положиться на совет высших экспертов, но в нем могут быть свои изъяны, ведущие к серьезным политическим пос¬ледствиям. Модификация поведения на основе обратной связи, сколь хорошей она ни является в деле бизнеса, в политике может рассматриваться населением как непосле¬довательность, непринципиальность или отсутствие инте¬реса к судьбе политических союзников.

Поэтому поведение политического лидера, в котором проявляется потребность в достижении, может не быть очень успешным, а карьера счастливой. По мнению Д. Вин¬тера и А. Стюарт, президент с потребностью в достижении будет активным, хотя и не обязательно любящим свою ра¬боту, он будет выбирать себе советников на основе их эк¬спертных знаний скорее, чем из личных или политических соображений, он не обязательно достигнет слишком много или будет оценен как «прекрасный» президент. Увы, такая судьба постигла двух политиков со схожими личностными профилями: Буша и Горбачева.

Потребность в достижении превратилась в специальный объект внимания политологов и политических психологов после того, как стали известными исследования американ¬ских ученых Д. Макклелланда и Дж. Аткинсона. В них была подвергнута анализу структура потребности в достижении, условия ее формирования и влияния на поведение.

Для нас особый интерес имеет представленное иссле¬дователями понимание достижения, поскольку нередко в литературе можно встретить сужение этого понятия до до¬стижения своих целей. По мнению авторов, потребность в достижении имеет отношение к мастерству, манипулиро¬ванию, организации физического и социального окружения, преодолению препятствий, установлению высоких стандар¬тов работы, соревнованию, победе над кем-либо. Как видим, это довольно широкая трактовка понятия «достиже¬ние», и в таком виде она может больше соответствовать мотивации политического лидера.

Относительная сила мотива влияет на оценку политическим лидером субъективной вероятности последствий, то есть более высокий мотив достижения успеха будет способствовать оценке более высокой субъектив¬ной вероятности успеха.

Д. Винтер и А. Стюарт выделили индикаторы потреб¬ности в достижении в речах и документах политических лидеров, в поведении, в межличностных отношениях.

В текстах политических лидеров потребность в дости¬жении проявляется в высказывании заботы о соответствии стандартам совершенства и превосходства, уникальных до¬стижениях, долговременном вовлечении во что-либо, ус¬пехе в соревнованиях. В поведении политического лидера эта потребность проявляется в успешной предприниматель¬ской деятельности, нынешней или имевшей место в его карьере, склонности к умеренному риску и модификации политического поведения на основе полученных результа¬тов. Такой политический лидер выбирает для себя хоро¬ших экспертов, а не друзей, чтобы они ему помогали в ре¬шении задач. Ему свойственны экспрессивные движения, перемещения без отдыха. Для политических лидеров с вы¬сокой потребностью в достижении не редка нечестность, когда это необходимо для достижения цели. Иногда они могут пойти на нарушение закона.

Образы достижения обнаруживаются в текстах поли¬тических лидеров в форме сравнения государств — на¬иболее частый пример соревнования с другими, а также в упоминаниях о новых, уникальных достижениях. Дол¬говременное вовлечение отражается в упоминаниях об установлении и расширении различных аспектов нацио¬нального величия.

Д. Винтер и А. Стюарт подчеркивают, что для прези¬дентов с высокой потребностью в достижении характерны быстрые перемены в составе кабинета — как прямого выражения тенденции людей с высокой потребностью в до¬стижении к предпочтению работы с экспертами, а не друзь¬ями. В России это отчетливо проявилось в администрации Б. Ельцина.

Д. Винтером и Л. Карлсоном обнаружено, что потреб¬ность в достижении воспитывается, во многом, родителя¬ми, являющимися для будущего политического лидера вы¬сокими эталонами.

Потребность в достижении своих целей является для многих стержнем их политической карьеры. Когда поли¬тический деятель становится главой государства, то основ¬ная цель, казалось бы, достигнута. Однако внешнеполити¬ческая сфера предоставляет ему возможность ставить мно¬жество труднодоступных целей, достижение которых при¬носит ему определенное психологическое удовлетворение.

Политическому лидеру приходится строить для себя иерархию стратегических и тактических целей, подчиняя одни цели другим. Здесь, конечно же, сказывается и уро¬вень притязаний политика. Многие лидеры проводят свой политический курс исходя из поставленных целей, по-раз¬ному «вкладываясь». Одни отличаются страстностью, дру¬гие завидным хладнокровием. Чтобы лучше понять как самого лидера, так и его политику, необходимо выявить его основные стратегические цели.

Потребность в достижении своих целей тесно связана с системой убеждений политического лидера. Здесь очень важно знать, является ли принцип «цель оправдывает сред¬ства» приемлемым.

Очень часто эта потребность принимает столь гипертро¬фированный характер, что политический лидер идет на серь¬езный риск. Подобный сдвиг к риску приводит к неоправ¬данным внешнеполитическим действиям, которые подчас препятствуют достижению поставленной цели.

Потребность политического лидера в аффилиации, то есть в принадлежности к группе и получении одоб¬рения, проявляется в заботе политического лидера о близ¬ких отношениях с другими. Потребность в аффилиации и подразумевает дружественные, социабельные отношения с другими людьми. Но социабельность возникает, по мне¬нию Д. Винтера и Л. Карлсона только в условиях «без¬опасности» (то есть с себе подобными, с теми, кто взаи¬мен в этой дружбе). С непохожими или представляющи¬ми хоть какую-либо угрозу людьми, политические лиде¬ры, обладающие потребностью в аффилиации, часто не¬устойчивы и склонны к обороне. Их взаимодействие, при¬вязанность, сходство или соглашение с другими людьми являются взаимными и подкрепленными, так же, как их избегание, нелюбовь и разногласия. Более вероятно, что они, при наличии таких свойств, изберут своими совет¬никами лояльных друзей, а не экспертов.

Для политических лидеров с высокой потребностью в аффилиации будет характерно предпочтение диадических отношений групповым. Президенты с потребностью в аффиляации ищут безопасную дружбу, хотя и не обя¬зательно ее находят. Поскольку люди с высокой потреб¬ностью в аффилиации бывают оборонительны и сверхчув¬ствительны в условиях риска или конкуренции, то пре¬зиденты с такой личностной чертой часто оцениваются обществом как менее популярные, чем те, у кого эта пот¬ребность развита менее.

В любом случае такие президенты обычно пассивны и легко подвержены влиянию других людей вообще, так и конкретно тех, кто им особенно привлекателен, в частнос¬ти, качество советов, полученных от привлекательных, ло¬яльных, но не экспертных советников часто бывает очень низким. Нередко, благодаря влиянию советников, а также специфики их стиля принятия решений, администрации пре¬зидентов с высокой потребностью в аффилиации могут ока¬заться втянутыми в политический скандал. Одним из важ¬ных аспектов потребности в аффилиации является поиск одобрения со стороны других. У политического лидера та¬кой поиск одобрения проявляется в его внешнеполитичес¬кой деятельности.

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?