ПОНЯТИЕ ЛИДЕРСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

С незапамятных времен человечество познало только три способа выдвижения лидеров, вождей, руководителей:

*борьба за лидерские позиции в иерархии, которая предпо¬лагает фактически насильственные способы их достижения;

*упорядоченное наследование по признакам родства, стар¬шинства, святости, преемственности; и выборы по законам демократии, древней и примитивной, или же современной, сложной и изощренной.

Проблема политического лидерства — одна из централь¬ных проблем современной политической психологии. Клю¬чевой вопрос здесь — какие психологические механизмы побуждают или заставляют людей признавать в одном че¬ловеке лидера, а другому — отказывать в праве, привиле¬гии и ответственности на такое признание.

В советской социально-психологической литературе в течение нескольких десятилетий — с конца 20-х практически до середины 60-х годов — проблема лидерства не под¬нималась вообще. Анализируя советский психологический подход к проблеме лидерства, необходимо отметить, что он ограничивался изучением этого феномена на уровне малых групп, и вопрос о политическом лидерстве, т. е. о лидерстве на уровне больших социальных групп, не под¬нимался. В качестве основы изучения проблемы лидерства был взят деятельностный подход, предложенный А. Н. Леонтьевым и разработанный в соответствии с принципами марксистско-ленинской философии. Главной детерминантой процесса лидерства, согласно этому подходу, являются цели и задачи, стоящие перед группой, от которых зави¬сит, кто станет лидером и какой стиль лидерства окажется наиболее эффективным.

Специфика понимания лидерства в отечественной социаль¬ной психологии хорошо видна при анализе и сравнении двух феноменов — лидерства и руководства. В советской соци¬альной психологии было принято разводить эти понятия. Под лидерством обычно имели в виду характеристику пси¬хологических отношений, возникающих в группе «по вер¬тикали», то есть с точки зрения отношений доминирования и подчинения. Понятие же «руководство» относится к орга¬низации деятельности группы, к процессу управления ею. Выделяемые различия между этими понятиями наиболее полно отражены в работе Б. Д. Парыгина «Основы соци¬ально-психологической теории»*..

1. Лидер, в основном, призван осуществлять регуля¬цию межличностных отношений в группе, в то время как руководитель осуществляет организацию официальных от¬ношений группы как некоторой социальной организации.

2. Лидерство можно констатировать в условиях мик¬росреды (каковой и является малая группа), руководство — элемент макросреды, т. е. оно связано со всей системой общественных отношений.

3. Лидерство возникает стихийно, руководитель всякой реальной социальной группы либо назначается, либо изби¬рается, но так или иначе этот процесс не является стихийным, а, напротив, целенаправленным, осуществляемым под контролем различных элементов социальной структуры.

4. Явление лидерства менее стабильно, выдвижение ли¬дера в большой степени зависит от настроения в группе, в то время как руководитель — явление более стабильное.

5. Руководство подчиненными, в отличие от лидерства, обладает гораздо более определенной системой различных санкций, которых в руках лидера нет.

6. Процесс принятия решения руководителем (и вооб¬ще в системе руководства) значительно более сложен и опос¬редован множеством различных обстоятельств и соображе¬ний, не обязательно коренящихся в данной группе, в то время как лидер принимает более непосредственные реше¬ния, касающиеся групповой деятельности.

7. Сфера деятельности лидера — в основном малая груп¬па, где он и является лидером, сфера действия руководите¬ля шире, поскольку он «представляет» малую группу в бо¬лее широкой социальной системе».

С течением времени интерес ученых к проблеме лидер¬ства заставляет их переосмыслить этот феномен. Так, вна¬чале 80-х годов «Философский энциклопедический словарь» (1983) и «Психологический словарь» (1983) дают такие оп¬ределения этих двух феноменов:

«Лидерство — один из механизмов интеграции группо¬вой деятельности, когда индивид или часть социальной группы выполняет роль лидера, т. е. объединяет, направ¬ляет действия всей группы, которая ожидает, принимает и поддерживает его действия. Частично перекрываясь поня¬тиями «управление», «руководство», лидерство характери¬зует вместе с тем и специфическую форму отношений в группе или организации.»*

«Лидер — член группы, который в значимых ситуациях способен оказывать существенное влияние на поведение остальных участников.»*

Это направление в понимании лидерства и руководства в дальнейшем углубляется и к рубежу 90-х годов может считаться утвердившимся. Определения, даваемые в энцик¬лопедических изданиях этих годов, почти совпадают друг с другом и выглядят следующим образом:

«Лидер — член группы, за которым она признает право принимать решения в значимых для нее ситуациях, т. е. наиболее авторитетная личность, реально играющая цен¬тральную роль в организации совместной деятельности и регулировании взаимоотношений в группе.»

«Руководитель — лицо, на которое официально возло¬жены функции управления коллективом и организации его деятельности.»

Несостоятельность разведения лидерства и руководст¬ва можно проиллюстрировать, используя пример образо¬вания нового политического движения или партии. Чело¬век, пропагандирующий определенные политические идеи, привлекает людей не только выдвигающимися целями, но и своими личными качествами, являясь, одновременно, организатором и лидером формирующегося движения или партии.

По-видимому, такой подход, принятый в отчественной со¬циальной психологии, обусловлен не только (и не столько) теоретическими позициями самого автора, сколько идео¬логическими и политическими «заказами» и запретами, ко¬торые культивировались на протяжении семи последних де¬сятилетий. Принимая это во внимание, позиция Б. Д. Парыгина вполне объяснима: главой государства действитель¬но являлся руководитель (понимаемый в предлагаемом смысле слова), назначаемый на этот пост. И лишь демок¬ратические преобразования позволили нам частично выйти на уровень демократических государств, проведя выборы президентов республик, а теперь уже суверенных государств, тем самым признавая существование феномена по¬литического лидерства на государственном уровне. Поэто¬му, сейчас, как нельзя более актуально встает проблема именно политического лидерства.

Если говорить о развитии этой проблемы в американс¬кой политической психологии, то вся история этого госу¬дарства представляет собой историю деятельности полити¬ческих лидеров.

В западной политико-психологической и социально-пси¬хологической литературе понятие лидерства и различные его концепции возникли изначально на базе эмпирических исследований малых групп. Однако, хотя трактовка явле¬ния лидерства и понимание его причин и механизмов про¬делали значительную эволюцию, до сих пор, ни в социаль¬ной психологии, где лидерство рассматривается преимущес¬твенно в контексте малых групп, ни в политической психо¬логии, где под лидером понимается политический деятель и где анализ ведется на уровне больших социальных групп, однозначного понимания этого феномена нет. Каждый ис¬следователь, определяя лидерство, делает акцент на какой-либо аспект этой проблемы.

Существуют несколько основных групп теорий полити¬ческого лидерства.

1. Теории черт, или теории «великого человека», или харизматические теории лидерства представляют собой не¬сколько ранних учений, возникших под влиянием исследо¬вания Ф. Гальтона, пытающегося объяснить лидерство на основе наследственности. В рамках этого направления были предприняты исследования царских династий различных наций, анализ браков между правителями и т. д. Основной идеей данного подхода было убеждение в том, что если лидер обладает качествами (передающимися по наследст¬ву), отличными от его последователей, то эти качества мож¬но выделить. Однако быстро выяснилось, что задача со¬ставления перечня таких черт не решаема.

2. Разочарование в этой теории привело к тому, что на сме¬ну ей пришли ситуативные теории лидерства, считающие, что появление лидера есть результат места, времени и об¬стоятельств. То есть, в различных конкретных ситуациях групповой жизни выделяются отдельные члены группы, которые превосходят других, по крайней мере, в каком-то одном качестве, но поскольку именно это качество и ока¬зывается необходимым в данной ситуации, человек, им об¬ладающий, становится лидером.

Для снятия возможных возражений в том, что теория рассматривает личность лидера как марионетку, Э. Хартли предложил модификацию теории. Он предположил, что,

– во-первых, если человек становится лидером в одной ситу¬ации, не исключено, что он им станет и в другой ситуации;

– во-вторых, в результате стереотипного восприятия лидеры в одной ситуации рассматриваются группой как «лидеры вообще»; в-третьих, став лидером в определенной ситуа¬ции, человек приобретает авторитет, который способствует его избранию и в следующий раз; в-четвёртых, лидером чаще выбирают человека, имеющего мотивацию к дости¬жению этой позиции.

3. Однако такая размытая формулировка не сняла пробле¬мы односторонности теории, и, как это часто бывает в на¬уке, два крайних варианта породили третий, более или ме¬нее компромиссный вариант, — личностно-ситуативные теории. В частности, в 1952 г. Г. Герт и С. Милз выделили четыре фактора, которые необходимо учитывать при рас¬смотрении феномена лидерства:

1) черты и мотивы лидера как человека;

2) образы лидера и мотивы следовать за ним, которые существуют у последователей;

3) характеристики роли лидера;

4) институциональный контекст, т. е. те официальные и правовые параметры, в которых работает лидер и в кото¬рые он и его последователи вовлечены.

Р. Стогдилл и К. Шатл предложили изучать лидерство с точки зрения статуса, взаимодействия, восприятия и по¬ведения индивидов по отношению к другим членам груп¬пы. Таким образом, лидерство стало рассматриваться как отношение между людьми, а не как характеристика отдель¬ного индивида.

Следуя этой традиции, Р. Кеттелл предложил рассмат¬ривать лидерство как динамическое взаимодействие меж¬ду целями лидера и целями и потребностями последова¬телей, где функцией лидера является способствование вы¬бору и достижению групповых целей. В этой традиции работали также американские психологи Э. Холландер, Дж. Джулиан и др. Собственно говоря, на современном этапе развития политико-психологической науки практи¬чески все исследования в области проблематики полити¬ческого лидерства можно отнести к ситуативно-личност¬ным теориям, поскольку уже ни у кого не вызывает со¬мнения необходимость учета обоих факторов.

4. Однако кроме перечисленных традиций изучения ли¬дерства необходимо упомянуть и о некоторых школах, которые внесли весомый вклад в изучение этой пробле¬мы. Это теории ожидания-взаимодействия, наиболее яр¬кими представителями которых являются Дж. Хоманс, Дж. Хемфилл, Р. Стогдилл, С. Эванс, Ф. Фидлер и др. Этой школе принадлежит попытка создания операциональ¬ной модели лидерства. В частности, Ф. Фидлер предлага¬ет «вероятностную модель эффективности лидерства», ко¬торая ставит акцент на интеграции влияния стилей лидер¬ства (характеризующие личностные свойства лидера) и ситуативных переменных (включающих отношения меж¬ду лидером и последователями, структуру задачи, пози¬цию власти лидера). Суть теории заключается в утвержде¬нии, что эффективность группы носит вероятностный ха¬рактер в зависимости от соответствия стиля лидерства кон¬кретной ситуации.

Ф. Фидлер выделяет два возможных стиля лидерства:

*ориентация на задачу и

*ориентация на межличностные отношения, иначе говоря, инструменталь¬ное и эмоциональное лидерство. По мнению автора, стиль лидерства соотносится с ситуативными переменными (при¬чем каждая переменная получает строгое количественное выражение) следующим образом:

1) Для лидера более благоприятна ситуация, в которой он имеет сильную власть.

2) Существование только одного способа достижения цели благоприятствует лидеру.

3) Личные хорошие отношения с последователями бла¬гоприятны для лидера.

Наиболее благоприятная ситуация для лидера включает хорошие отношения с последователями, хорошо структурированную задачу, сильную позицию лидера. Из этой пред¬посылки Ф. Фидлер делает вывод, что ориентированный на задачу лидер более эффективен, когда ситуация либо очень благоприятна, либо очень неблагоприятна для него. А ориентированный на межличностные отношения лидер более эффективен в ситуациях только умеренно благопри¬ятных или умеренно неблагоприятных.

С нашей точки зрения, вряд ли инструментальное мас¬терство в чистом виде можно считать успешным в полити¬ческой жизни. Так, например, свое поражение в предвы¬борной кампании 1960 г. Р. Никсон объяснил, прежде все¬го, чрезмерным акцентом на своей программе и недооцен¬кой значения для электората своего имиджа и эту ошибку он не повторил в 1968 г.

5. Кроме указанных направлений исследования лидерства, широкое распространение получила мотивсащоиная теория ли¬дерства, представителями которой являются С. Митчел, С. Эванс и др. В данной концепции эффективность лидера рас¬сматривается в зависимости от его воздействия на мотивацию последователей, их способность к продуктивному выполнению задания и удовлетворение, испытываемое ими в процессе ра¬боты. Поведение лидера является мотивирующим в той степе¬ни, в которой оно увеличивает вероятность достижения после¬дователями целей и разъясняет способы этого достижения.

Теория предполагает определенную структуру лидерско¬го процесса, включающую:

1) Типы лидерского поведения:

поддерживающее лидерство (дружеские отношения с пос¬ледователями, интерес к их потребностям и статус);

*директивное лидерство (регламентирующее и контроли¬рующее действия последователей);

*разделенное лидерство (консультирование с последова¬телями);

*лидерство, ориентированное на достижение (акцент на качественный результат). Различные типы поведения могут быть использованы

*одним и тем же лидером в различных ситуациях;

2) Установки и поведение последователей, включающие удовлетворение или неудовлетворение работой, одобрение или неодобрение лидера, мотивацию поведения;

3) Ситуативные факторы: индивидуальные черты пос¬ледователей; фактор окружающей среды (поставленная за¬дача, система власти в группе и т. д.).

Фактор окружающей среды выполняет три функции, от которых зависит влияние лидера на мотивацию последова¬телей:

1. Функция мотивации последователей на выполнение операций по решению поставленной задачи;

2. Функция стабилизации поведения ведомых;

3. Функция вознаграждения за решение задачи.

Теория позволяет не только предполагать, какой стиль наиболее эффективен в данной ситуации, но и объяснять, почему.

6. Заметное место среди исследований проблемы лидер¬ства занимают теория обмена и транзактного анализа, представителями которых являются Дж. Хоманс, Дж. Марч, Г. Саймон, Дж. Тибо, Г. Келли, К. Джерджен. Этот под¬ход рассматривает лидера как чувствующего потребности и желания своих последователей и предлагающего им спо¬собы их осуществления. Согласно этой точке зрения, ак¬цент делается на процессе взаимодействия лидера и после¬дователей.

Например, по мнению многих исследователей и поли¬тических деятелей, Ф. Рузвельт был тем лидером, которо¬му можно доверить решение проблем, волнующих людей. Он пользовался доверием у американцев, и это был тот фактор, который объяснял сохраняющуюся поддержку на¬селения при изменении администрацией своих программ и политики. После смерти Ф. Рузвельта многие люди гово¬рили, что они никогда его не встречали, но чувствуют, что потеряли самого близкого друга.

7. И, наконец, атрибутивные теории рассматривают ли¬дера как своего рода марионетку, получающую прямые ука¬зания и власть от своих последователей, которые приводят его в движение как кукольник свою куклу.

Население каждой страны имеет определенные прото¬типы политического лидера, формирующиеся в процессе развития политической культуры общества. С одной сторо¬ны, это стихийный процесс, являющийся творчеством масс. С другой, — это процесс целенаправленного воздействия на массовое сознание со стороны различных политических сил через средства массовой информации. И очень часто характеристики телевизионных героев проецируются на по¬литических «героев».

Данная точка зрения предполагает, что лидер отражает цели группы и действует от ее имени. Таким образом, для понимания лидерства необходимо иметь представление об ожиданиях и целях последователей.

Различное понимание феномена имеет причины в том, что исследователи политического лидерства рассматрива¬ют его с различных позиций. Однако большинство иссле¬дователей понимают этот феномен как взаимодействие ли¬дера и его последователей. Также взаимодействие может быть рассмотрено либо при акценте на активности лидера, либо при акценте на активность последователей, либо как результат двустороннего влияния.

Примером первого варианта может послужить идея Р. Мичелз о «технической необходимости» лидеров, всегда существующих вне контроля последователей.

Концепция лидерства как результата творчества группы, предложен¬ная А. Бентли, иллюстрирует возможность второго вари¬анта.

Если говорить о третьей схеме анализа, то, напри¬мер, Г. Пэйдж считает, что «лидеры частично являются последователями тех, кем они руководят, а последователи — лидерами тех, за кем они следуют».

Поэтому совершенно очевидно, что без исследования различных видов политической активности масс анализ про¬блемы лидерства был бы неполным. Доказательством это¬му является политизация всех социальных слоев и групп современного общества, особенно резко проявляющаяся во время политических кризисов. (Примером чего может слу¬жить попытка переворота в СССР 19—21 августа 1991 г.)

Нетрудно заметить, что все вышеперечисленные под¬ходы по-своему правы и отражают какой-то аспект дан¬ной проблемы. Но, по-видимому, для понимания комплек¬сного феномена политического лидерства необходим учет различных типов переменных, в совокупности определя¬ющих природу лидерства в каждый конкретный момент времени.

Переменными, которые необходимо учитывать при объ¬яснении данного феномена, являются:

*личность лидера, его происхождение, процесс социали¬зации и способы выдвижения;

*характеристики последователей;

*отношения между лидером и последователями;

*контекст, в котором лидерство имеет место;

*результат взаимодействия между лидером и последова¬телями в определенных ситуациях.

Расширим предложенную схему и определим, что мы имеем в виду под каждым из упомянутых пяти блоков:

/. Рассмотрение личности политического лидера предполагает анализ его:

1) представлений о себе самом или Я-концепции;

2) мотивов и потребностей, влияющих на политическое поведение;

3) системы важнейших политических убеждений;

4) стиля принятия политических решений;

5) стиля межличностных отношений;

6) устойчивости к стрессу;

7) поведения лидера;

8) биографический анализ;

9) анализ эволюции его политической деятельности. Надо иметь в виду, что в процессе взаимодействия с

*последователями лидер выступает не только как субъект,

*но и как объект влияния.

II. Анализ отношений между лидером и последовате¬лями, включающий построение имиджа со стороны лидера и восприятие, переработку информации и обратную связь со стороны последователей.

III. Анализ характеристик последователей включаем в себя рассмотрение их:

1) потребностно-мотивационной сферы;

2) эмоциональной сферы;

3) процессов познания и восприятия;

4) типологических особенностей последователей, то есть национального характера, архетипов, ориентации, установок;

5) социально-психологических особенностей;

6) представлений, ценностей, идеологии, самооценки общества, прототипов политического лидера, системы убеж¬дений, то есть образований, в которых сильно выражен ситуативный компонент;

7) структурных особенностей, существующих в среде последователей, включающий их организацию;

8) поведение последователей, включающее обратную связь и самостоятельную активность.

IV. Рассмотрение результата взаимодействия меж¬ду лидером и ведомым в определенных ситуациях.

V. Анализ контекста, в котором лидерство имеет мес¬то. Лидерство, как процесс, невозможно выделить из той социальной, политической, экономической обстановки, в которой оно протекает. Поэтому, для окончательной харак¬теристики феномена лидерства, необходимо выделить те аспекты окружения, которые оказывают влияние на про¬цесс лидерства или испытывают обратное влияние.

VI. Анализ харизматического лидерства. Собственно говоря, упоминая и описывая в общих чертах проблему контекста, мы обозначаем возможные точки соприкосновения политической психологии, в рамках ко¬торой мы исследуем проблему лидерства, и других дис¬циплин, так или иначе затрагивающих этот вопрос (геогра¬фия, демография, экономика, социология, культурная ан¬тропология…).

При таком рассмотрении процесса политического ли¬дерства на первый план выступают отношения лидера с пос¬ледователями, что является важной детерминантой этого процесса. Не случайно поэтому некоторые авторы считают отношения «лидер — последователи» доминирующим фак¬тором, определяющим лидерство. Например, М. Эдельман считает, что лидерство определяется специфической ситуа¬цией и проявляется в ответе последователей на действия и обращения лидера. (Если они отвечают благосклонно, сле¬дуют за ними, то это лидерство, если нет, — то это лидер¬ством назвать нельзя. — прим. авт.) И далее: «…выбор ли¬дера узко предписан требованиями последователей и ника¬кой набор индивидуальных черт не способствует лидерст¬ву, хотя специфические черты могут быть полезны в осо¬бых ситуациях… Лидерство— это комплексная и тонкая вещь, и мы учимся искать динамику лидерства в ответах масс, а не в статических характеристиках индивида…»

Итак, мы определили, что мы имеем в виду под фено¬меном лидерства вообще и политического лидерства, в час¬тности. И, по-видимому, чтобы довести наш анализ до логического конца, необходимо указать на то, какого рода политические деятели попадают под наше определение этого процесса и что мы имеем в виду, говоря о последо¬вателях конкретного политического лидера. В этом вопросе мы разделяем подход Г. Пэйджа, который считает, что «политическое лидерство — это поведение людей, нахо¬дящихся в позиции власти, их соперников, их взаимодей¬ствия с остальными членами общества, как это существо¬вало в прошлом, существует в настоящем и, возможно, будет существовать в будущем во всем мире». Политичес¬кое лидерство означает не только поведение людей, находящихся на высших ступенях власти, но и тех, кто нахо¬дится на среднем и более низком уровне; не только мо¬нархов, президентов и премьеров, но и губернаторов, мэ¬ров, лидеров партийных организаций и т. д. Под полити¬ческим лидерством имеется в виду не только лидерство отдельных личностей, но и «коллективное лидерство» и взаимодействие лидера со своими последователями как единое образование. Это означает существование лидер¬ства не только в определенном типе общественных инсти¬тутов (например, партии, законодательной власти или бю¬рократии) или в политических процессах (например, в про¬цессах принятия политических решений, выборов или ре¬волюций); пожалуй, не найдется такой сферы обществен¬ной жизни, где бы не существовало лидерства.

Особое место занимает харизматическое лидерство, на¬иболее опасное в нестабильной политической обстановке и так часто встречающееся в нашей истории.

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?