Политическая психология как наука (введение в курс)

Человечество давно обратило внимание на то, что политические события, поступки, отношения существенным образом зависят от психологического состояния тех, кого они касаются. Поэтому и политическая психология как научная дисциплина зародилась именно на стыке науки о политике, с одной стороны, и психологии — преимущественно социальной— с другого.

Формально политическая психология как научная дисциплина была начата в 1968 г., когда в Американской ассоциации политических наук было создано отделение политической психологии. Вместе с тем в Йельском университете США была внедрена специальная учебная программа углубленной подготовки политологов именно в сфере психологических знаний. Однако практически политическая психология как самостоятельное и специфическое направление исследований сформировалось намного раньше — еще в начале XX ст. в границах исследования политики и политических процессов именно для того, чтобы определить, в какой мере они зависят от психологических состояний субъектов политического процесса.

Политику создают и реализуют люди. При этом в своей деятельности, поведении они руководствуются определенными мотивами, целями, расположением духа и эмоциями. Исходя из этого политика в общем, как и отдельные политические события и явления, в значительной мере зависит от природы, психики конкретных людей. Если это так, то исследования политики, ее реальных результатов следует осуществлять именно через исследование людей, их психологического состояния. Относительно политической теории это означает, что невозможно объяснить ту или другую форму политического поведения (реакции) только как результат непосредственного влияния экономических, политических и других факторов. Стимулы могут быть одни и те же, а поведение людей разное. Поэтому все формы отображения политики в психике людей опосредствованны их деятельностью, условиями жизни, личными целями.

Внешняя среда определенным способом влияет на всех людей, однако каждый реагирует на её стимулы в зависимости от собственных, личностных механизмов, основой которых есть именно психологические особенности, эмоциональное состояние человека.

В свое время Э. Фромм делал акцент на необходимости психологического анализа в политике мыслей или идеологий, которые приводят человека в политику, с тем чтобы обнаружить психологические корни, из которых эти мысли и идеологии вырастают.

Нетрудно заметить, что определенным политическим процессам, явлениям, событиям предшествуют соответствующие психологические явления. В частности, речь идет о повышении популярности идей и лидеров, которые эти идеи распространяют и пропагандируют. Можно вспомнить полное изменение соответствующих идеалов, ценностей, норм морали — то есть всего, что касается психологии многих людей. Яркими примерами таких изменений была предреволюционная ситуация в царской России накануне октября 1917г. или психологическая ситуация в прежнем СССР на время его фактического распада, когда интенсивно начали создаваться самостоятельные государства на территориях бывших республик. Такие метаморфозы психолого-политического характера в конце 90-х лет XX ст. наблюдались и в большинстве бывших социалистических стран Западной и Центральной Европы.

Если психологические состояния и явления в соответствующий способ предопределяют определенные политические события и процессы, то целиком логически, что и политические процессы оказывают содействие изменению психологического состояния их участников. Возможно, наиболее показательным и ярчайший примером тесных связей психологии и политики, их взаимовлияния является ситуация, которая в свое время возникла в процессе объединения Западной и Восточной Германии. Как известно, эти две части Германии различались не только уровнем и качеством жизни их граждан. Намного более сложными оказались и до сих пор дают себя знать процессы, обусловленные психологической несовместимостью граждан, в которых мировоззрение сформировалось на основе фактически диаметрально противоположных идеологий. Это именно наблюдается и в отечественной истории, когда становление украинской государственности и сегодня в значительной мере усложняется именно в связи с особенностями психологического склада, разную ментальность граждан, скажем, Западной и Восточной Украины. Учитывая это, в данном курсе лекций, особое внимание акцентируется именно на том, какую роль сыграют в политике, а следовательно, и в всей истории человечества конкретные психологические феномены: ощущения, надежда, разочарованность, ожидания, свобода воли граждан или её отсутствие и др.

Попутно следует заметить, что в политической психологии есть ошибочным путь определения определенной обобщенной психологической характеристики, скажем, электората накануне или во время избирательных кампаний, референдумов и т.п.

За всем позёрством единства, в том числе и духовном, психологическом, люди (граждане) абсолютно различаются конкретными ценностями, потребностями, запросами и социально-политическими ориентациями. Поэтому политическая психология, по нашему мнению, может изучать психологические компоненты конкретного политического поведения именно отдельных социальных, этнических групп граждан, избегая исключительных, обобщающих оценок их поведения и психологического состояния.

Общеизвестно, что в демократических обществах или тех, что перешли от тоталитаризма к развитию демократического общества, абсолютно невозможное общее одобрение действий политиков, общественных деятелей. Другими словами, демократизация общественного отношения на первый план выдвигает потребность в личностном развитии граждан, а следовательно, учет их индивидуального психологического состояния и особенностей. Забегая несколько вперёд, укажем, что успеха в политической борьбе, деятельности достигают прежде всего те политики и политические силы — субъекты политического процесса, которые учитывают эти состояния и особенности.

Как уже упоминалась, политическая психология — наука новая, а следовательно, требует научных разработок. Именно поэтому в самом деле тяжело установить реальную роль человеческих чувств, устремлений, желаний в историческом процессе. Мало того, в политологии до сих пор доминируют концепции, которые ставят развитие общества, отдельных стран в зависимость от определенных научных, технологических достижений людей, объясняют политические процессы борьбой отдельных классов, социальных групп не благодаря их психологии, а исключительно благодаря социальным интересам. Вместе с тем все более часто приходится сталкиваться со стараниями объяснить политические явления и процессы, в особенности те, что радикально повлияли на социально-политическую жизнь, использованием психологических и социологических методов. Именно благодаря этому отдельные известные политологи мира признали, что в политологии вообще состоялась своеобразная поведенческая реакция. Иначе говоря, в исследовании политики, отдельных политических явлений все более большее значения приобретает изучение психологических механизмов, которые реально побуждают людей к политической деятельности. Такие известные политологи, как Р. Даль, К. Дойч, утверждают, что современная политическая наука может существенным образом обогатиться знаниями непосредственно о поведении отдельного человека, индивида, который будет оказывать содействие объективнейшему оцениванию политических действий социальных групп, классов, сообществ.

Впрочем, рассматривая политическую психологию как науку в общем, а также ее отдельные составные, следует помнить, что политика есть хотя и многоплановым, но все-таки одним из видов человеческой деятельности, которая существенным образом отличается от деятельности в сфере экономики, культуры, то есть имеет присущие только ей особенности.

Развитие политической психологии как науки масс имеет непосредственное значение и объективно обусловленное именно в посттоталитарных странах, одной из которых есть Украина. В подтверждение этого приведем несколько примеров. Распад СССР рядом с другими сложными процессами спровоцировал и сделал возможным такие политико-психологические, социальные, духовные процессы, которые раньше были не только неизвестные, а и невозможные. Это взрыв экстремизма, терроризма, наступление исламского фундаментализма и т.п.. Ныне всестороннее исследование источников зарождения, появления и следствий проявления таких явлений приобретает общемировое значение. Еще один пример: известно, что коммунистическая идеология (в практической ее плоскости) в формировании мировоззрения миллионов граждан активно использовала так называемый феномен группового мышления и уже потом — действия. В особенности эффективно срабатывал этот феномен на высших уровнях власти, порождая коллективную безответственность. Изучение этого феномена сегодня может оказывать содействие переходу к принципиально новой системе формирования общественной мысли. Необходимо изучать и обобщать механизмы формирования сознания, в том числе и политического, прежде всего на уровне личности. Только благодаря этому можно сформировать индивидуальную ответственность как отдельного гражданина, так и большого политика или группы политических деятелей за положение, которое сложилось в обществе.

Политику создают конкретные люди. Как личностям им присущи специфические конкретные черты. А потому необходимо учитывать, что действия и поступки людей непосредственно связанны с их психологическими особенностями.

Предлагаемый материал предмета не считается истиной в последней инстанции. Однако ныне учебной литературы в политической психологии в Украине практически нет. Не исключено, что отдельные утверждения, сентенции, приведенные в этом материале, могут казаться недостаточно обосноснованными или спорными. Поэтому рекомендуем обратиться в список литературы, который приводится в конце курса, которая даст возможность расширить и углубить знания студента в политической психологии— молодой, но довольно интересной и перспективной науке.

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?