ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ.

При знакомстве с проблематикой полити¬ческой культуры бросается в глаза одна ее особенность: ее необычайно трудно выделить среди других политико-пси¬хологических феноменов, трудно изучать традиционными политологическими методами. Это связано с тем, что боль¬шая часть ее проявлений имеет нематериализованный ха¬рактер: что-то вроде улыбки Чеширского кота. Правда, о существовании ценностей политической культуры свидетельствуют и некоторые приметы, закрепленные в инсти¬туциональной форме.

Политическая культура отливается и в форме правовых установлений, которые существуют длительное время.

– Так, важнейшие принципы римского права до сих пор считают¬ся эталоном и включены в качестве существенных элемен¬тов в ряд политических культур.

– Другой институционализированной составляющей политической культуры являет¬ся форма государственного устройства, передаваемая от поколения к поколению: будь то монархия или республи¬ка. Великобритания считается классическим примером под¬даннической культуры, центральным элементом которой является приверженность монархической форме правления. Королева пользуется любовью и доверием большинства населения страны, независимо от их политических пристрас¬тий. Так же, как английская культура нуждается в фигуре королевы, французская традиция последних полутора сто¬летий продемонстрировала приверженность к республикан¬ской форме государственного устройства.

Видимыми символами тех или иных форм власти слу¬жат государственные флаги и здания парламентов, прези¬дентские дворцы и царские палаты. Дальновидные поли¬тические деятели, обладающие государственным мышле¬нием, стремятся воплотить идею государства в камне, будь это скульптура или архитектура. Неподвластная времени, работа строителей и художников донесет до следующих по¬колений воплощение национального политического идеа¬ла и, заодно, имена благословивших строительство поли¬тиков. Не случайно, от египетских фараонов до Сталина, правители придавали такое значение материализации идеи государства, не считаясь с тем, сколько египетских рабов и советских заключенных погибло на строительстве пирамид или высотных зданий в Москве.

Однако нематериальные и неинституционализированные элементы преобладают в структуре политической куль¬туры.

Традиция в политике имеет далеко не всегда вид пи¬саных норм и тем более законов. В ряде культур, скажем, в английской, именно традиция скрепляет ткань политичес¬кой жизни, хотя прочности ее могут позавидовать и страны с красивыми конституциями.

Известно, что в целом ряде стран, далеких от демократических идеалов, конституции представляют собой свод наиболее замечательных демок¬ратических норм. Но эти нормы служат декоративным эле¬ментом политической культуры, а политическая жизнь идет как бы параллельным курсом.

Даже сталинская конститу¬ция 1936 года для своего времени была более прогрессив¬ной, чем конституции многих демократических стран. Это не помешало в 1937 году провести массовые репрессии. Так же конституции ряда диктаторских режимов не мешают их лидерам, в соответствии с неписаными правилами своих политических культур, скармливать политических оппонен¬тов крокодилам.

Одним из нематериальных составляющих политичес¬кой культуры является харизма вождей. Это понятие, вве¬денное в политологию М. Вебером, особенно важно для оп¬ределенных политических культур, где фигура вождя не просто символизирует национальное величие или иные политические ценности, но реально служит элементом, скреп¬ляющим политическое единство системы. Скажем, фигура Фиделя Кастро, который уже более трех десятков лет пра¬вит Кубой, сохраняет свое харизматическое звучание и на самой Кубе, и за ее пределами, и является, пожалуй, важ¬нейшим фактором, позволяющим поддержать патриархаль¬ные элементы политической культуры этой страны.

Многие исследователи политической культуры выделя¬ют в ней такой компонент, как способы разрешения кон¬фликтов, характерные именно для данного типа националь¬ной культуры. Примерами могут служить внутри- и внеш¬неполитические конфликты.

Скажем, когда американские граждане попадают в кризисную ситуацию за рубежом, пра¬вительство США, не колеблясь, посылает войска в эти го¬рячие точки. Американских политиков, независимо от их убеждений, не смущает реакция международного общес¬твенного мнения, как это было с Кубинским кризисом, вво¬дом войск на Гренаду, операцией освобождения заложни¬ков в Иране, применение бомбовых ударов в Боснии и др. В американской политической культуре и отношение к кон¬фликтам сложилось на основе убеждения в их нормаль¬ности и приемлемости, которое определяется представле¬нием о естественности конкуренции и внутри страны и в международных делах.

Для отечественных политиков характерно иное отноше¬ние к конфликтам и конкуренции, фундаментом которого являются нейтралистская тенденция.

СУТЬ: Любой лидер, руко¬водитель организации или партии, получив доступ к рыча¬гам власти, стремится первым делом подавить соперников и установить единоначалие, будь он коммунист или либе¬рал. Эта особенность нашей политической культуры объ¬ясняет неспособность людей близких политических взгля¬дов объединяться в блоки, находить общий язык между собой. Конфликты внутри организации переносятся наши¬ми политиками чрезвычайно тяжело психологически. У нас, правда, появились первые навыки установления консенсу¬са в парламентской работе, но, в целом, работа по нахождению общего языка между теми, кто мыслит по-разному, дается с большим трудом. Все стремятся установить еди¬номыслие, либо подавить соперника. Плюрализм трудно приживается на почве российской политической культуры.

Более детальный анализ элементов политической куль¬туры предполагает выделение важнейших культурных тен¬денций и их операционализацию, необходимую для эмпи¬рического изучения различных образцов.

Вслед за пионе¬рами исследования политической культуры Алмондом и Вербой, политологи используют следующую схему элемен¬тов политической культуры:

субъект — установка — действие — объект.

При этом:

– под субъектом политической культуры мо¬жет подразумеваться индивид, группа, партия, регион, на¬селение страны в целом и т. д.

– Среди объектов, на которые направлена установка, субъектов принято выделять:

– поли¬тическую систему в целом,

– текущий политический процесс,

– режим,

– отдельные партии,

– политических лидеров,

– полити¬ческие ценности,

– сам субъект (идентификация его с теми или иными политическими единицами)

Следует отметить, что среди проявлений политической культуры есть:

– и та¬кие, которые относятся к сфере политического сознания,

– и такие, которые лежат в сфере политического действия (по¬ведения).

В литературе дискутируется вопрос о том, следу¬ет ли последние (т. е. действия) включать в орбиту полити¬ческой культуры*. Нам представляется, что оба типа явле¬ний в равной мере входят в ее структуру.

Итак, среди феноменов, входивших в структуру поли¬тического сознания, нас будут интересовать, прежде всего, те показатели, которые характеризуют систему устойчивых ориентации субъекта в отношении политической системы. Так, есть политические культуры с устойчиво позитивным отношением граждан к своей политической системе. Это выражается в наличии интереса к политике, информированности о ней, одобрении своей системы, режима, флага, гимна и т. п.

* Об английской политической культуре см.: Шестопал Е. Личность и политика. М., Мысль, 1988. С. 88—97.

Например, привычка американца выражать свою лояльность в отношении национальной политической системы проявляется в поклонении флагу, который можно увидеть в самых разных учреждениях, причем не только государственных. Их патриотизм отличается от аналогич¬ных чувств француза, шведа или русского. Дело не в отсут¬ствии национальной гордости у указанных народов, а имен¬но в подчеркнутом его выражении в американской полити¬ческой культуре.

В украинской политической культуре отношение к сис¬теме со стороны рядовых граждан двояко:

– с одной сторо¬ны, наша национальная политическая культура замешана на особой роли государства. Оно находится в центре их жизни. От государства, которое ассоциируется с системой, властью, граждане ожидают заботы, интереса к их жизни, защиты и даже любви. Это и другие проявления патерналистской психологии являются важной частью нашей куль¬туры. В одном из наших исследований респонденты про¬явили редкостное единодушие в недовольстве законом, который строго не наказывает тех, кто угрожает нашей жизни (90,3%). Очевидно, для наших респондентов важно, чтобы власть выполняла эту функцию, как, впрочем, и то, чтобы власти не бросали на произвол судьбы старых, ма¬лых и больных членов нашего общества (88,9%). Кстати, упрек в несоблюдении законов или в их непоследователь¬ности следует рассматривать с точки зрения того, что наши граждане так уж жаждут сами эти законы выполнять. Но им психологически необходимо иметь некоторые рамоч¬ные соглашения с властью. Безопасность, которую призва¬на обеспечить власть, ассоциируется у опрошенных нами россиян с ее силой, дисциплиной и подконтрольностью за¬кону. Указания на силу власти встречаются чаще всего в образе идеальной власти, между тем, как существующая власть кажется «никакой». Наши сограждане предпочтут власть «жесткую» и даже «диктатуру», чем будут наблю¬дать анархию и распад страны, которые они описывают, используя подчас ненормативную лексику. Хотя чаще тре¬бования порядка и жестокого закона звучат из уст людей старшего поколения, однако и более молодые и демократически настроенные люди хотят видеть власть, более спо¬собной их защитить.

– С другой стороны, для российской политической куль¬туры характерно дистанцирование от государства, отчуж¬дение от него и рядовых граждан и представителей самой власти. Феномен отчуждения от власти у рядовых граж¬дан, как, впрочем, и у тех законодателей, которые были нами опрошены, проявлялся и в том, что даже политики, говоря о власти, предъявляли к ней претензии как сторон¬ние наблюдатели («не соблюдаются законы», «власть дей¬ствует непрофессионально», «власть непредсказуема, не соблюдаются правила игры» и так далее). Различие между политиками и обычными гражданами, пожалуй, сказыва¬ется лишь в большей резкости оценок у рядовых людей.

Если установки в отношении политической системы как объекта отличаются изрядной отвлеченностью и, одновре¬менно, устойчивостью, то с другим измерением полити¬ческой культуры, связанным с установками на режим, на правительство, на конкретные политические партии и ли¬деров, дело обстоит сложнее. Одномоментные замеры по¬казателей и даже наблюдение в динамике, в сумме дает достаточную изменчивость слоя политического сознания. Между тем, как политическая культура состоит из наибо¬лее устойчивых ориентации.

Проблема заключается, следовательно, в том, чтобы из установок на сегодняшние партии, лидеров и правящий ка¬бинет, вычленить более устойчивые параметры, характе¬ризующие длительно существующие культурные модели. Приведем образцы некоторых установок российских граж¬дан на правительство, политических лидеров и такие ин¬ституты, как парламент и президентство* (табл. 3).

Таблица 3. Отношение россиян к президенту, парламенту, правительству.

Май 1994

Май 1995

Как Вы лично относитесь к президенту России

нту

России

1. Полностью поддерживаю его действия 7,7 3.1

2. Не согласен с некоторыми его действиями 30,1 24,5

3. Считаю, что он должен уйти в отставку 39,6 55,6

4. Затрудняюсь ответить 22,6 16,6

5. Нет ответа 0,0 0,2

Как Вы лично относитесь к парламенту (Федеральному собранию)

I. Полностью поддерживаю его действия 3,9 1,7

2. Не согласен с некоторыми его действиями 22,5 22,8

3. Считаю, что его нужно распустить, переизбрать 28,3 40,8

4. Затрудняюсь ответить 44,8 34,2

5. Нет ответа 0,5 0,5

Как вы лично относитесь к правительству России

1. Полностью поддерживаю его действия 3,8 2,4

2. Не согласен с некоторыми его действиями 30,4 29,0

3. Считаю, что оно должно уйти в отставку 27,1 37,6

4. Затрудняюсь ответить 38,5 31,0

5. Нет ответа 0,2 0,1

Совершенно очевидно, что эти установки в отношении важнейших институтов политической системы характери¬зуют не глубинные пласты политической культуры, а лишь её поверхностные проявления. Но даже в этих «пробах» по¬литической почвы обращают па себя внимание не абсолют¬ные показатели (они плохие у всех троих представителей власти), а их соотношение между собой. Число опрошен¬ных, имеющих позитивное отношение к правительству и президенту, превосходит число тех, кто положительно от¬носится к парламентской форме власти. Это можно считать более глубокой тенденцией, характеризующей неразвитость парламентаризма и ориентацию граждан на цен¬тральные фигуры государства, как бы они не назывались: президент, правительство или ЦК КПСС.

И, наконец, нельзя не сказать об установках человека на самого себя, как на часть политической системы:

– В од¬них культурах, человек может воспринимать себя как глав¬ную ценность политики.

– В других — наоборот видеть себя как винтик, от которого, голосует он или нет, все равно ничего не зависит.

Помимо, собственно, установок, как элементов поли¬тического сознания, политическая культура содержит и ха¬рактерные наборы политических действий.

Мы уже гово¬рили о:

– различных национальных традициях разрешения по¬литических конфликтов.

– Другой особенностью националь¬ных политических культур является реакции населения в целом и отдельных политических сил на обострение кри¬зиса.

Так, наблюдатели отмечают, что в Аргентине хоро¬шим барометром грядущей политической бури является привычка служащих накануне начала массовых действий выбрасывать в окно деловые бумаги и даже пишущие ма¬шинки.

В прежние времена в российской политической жизни предвестником всякого рода политической нестабиль¬ности служило исчезновение из продажи спичек, соли и других предметов первой необходимости, которыми граж¬дане запасались, наученные горьким опытом прошлого. В политической жизни России последний такой эпизод на¬блюдался в 1991—1992 годах, когда катастрофические ожи¬дания заставляли людей скупать соль, сахар, консервы и печки-буржуйки.

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?