ЛИЧНОСТЬ И ВЛАСТЬ

Личность политического лидера является сложнейшим многомерным образованием и состоит из множества раз¬личных взаимосвязанных структурных элементов. Не все они в одинаковой степени «ответственны» за политическое поведение, проявляются в нем. Однако, после многочис¬ленных исследований, проведенных в американской поли¬тической психологии, удалось выделить наиболее влиятель¬ные личностные характеристики, которые для удобства сгруппируем в шесть блоков:

1. представления политического лидера о себе самом;

2.потребности и мотивы, влияющие на политическое по¬ведение;

3. система важнейших политических убеждений;

4. стиль принятия политических решений;

5. стиль межличностных отношений;

6. устойчивость к стрессу.

«Я»-КОНЦЕПЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА

Проблема компенсации реальных или воображаемых де¬фектов личности была поставлена еще «соратником» 3. Фрей¬да А. Адлером. Эта идея получила свое более полное разви¬тие в работах Г. Лассуэлла. Согласно его концепции, чело¬век для компенсации низкой самооценки стремится к влас¬ти как средству такой компенсации. Таким образом, само¬оценка, будучи не адекватной, -может стимулировать пове¬дение человека в отношении политически релевантных це¬лей — власти, достижений, контроля и других.

Внимание Г. Лассуэлла было приковано к развитию представлений человека о самом себе, степени развития и качеству самооценки и их воплощению в политическом по¬ведении. Его гипотеза состояла в том, что некоторые люди обладают необычайно сильной потребностью во власти или других личностных ценностях, таких как привязанность, уважение, как в средствах компенсации травмированной или неадекватной самооценки. Личные «ценности» или потреб¬ности такого рода могут быть рассмотрены как эго-мотивы, поскольку они часть эго-системы личности.

А. Джордж в одной из своих работ продолжил линию рассуждения Г. Лассуэлла о стремлении к власти как ком¬пенсации низкой самооценки.* Он детально рассмотрел воз¬можную структуру низкой самооценки и считает, что ни¬зкую самооценку могут составлять пять субъективных не¬гативных чувств в отношении себя в различных их комби¬нациях:

1) чувство собственной неважности, незначительности;

2) чувство моральной неполноценности;

3) чувство слабости;

4) чувство посредственности;

5) чувство интеллектуальной неадекватности.

Уже после того, как Г. Лассуэл привлек внимание по¬литологов и политических психологов к роли самооценки в политическом поведении лидера, появился целый ряд ис¬следований, посвященных представлению политика о себе.

Политический лидер в любой ситуации за редким ис¬ключением ведет себя в соответствии с собственной Я-концепцией. Поведение его зависит от того, кем и как он себя осознает, как он сравнивает себя с теми, с кем он взаимодействует.

Я-концепция, то есть осознание человеком кто он, имеет несколько аспектов. Наиболее существенные из них это — образ «Я», самооценка и социальная ориентация политического лидера. У. Стоун приводит рассуждение классика психологии У. Джемса, что наша самооценка может быть выражена как отношение наших достиже¬ний к нашим претензиям.

Хотя сам У. Стоун считает, что самооценка — это по¬зитивное чувство в отношении себя, понимая его как са¬моуважение.

Под социальной ориентацией подразумевается чувство автономности в противоположность чувству зависимости от других людей в самоопределении. По мнению психоло¬га Е. Т. Соколовой, «автономизация самооценки оконча¬тельно оформляется в подростковом возрасте, и преиму¬щественная ориентация на оценку значимых других или на собственную самооценку становится показателем стойких индивидуальных различий, характеризующим целостный стиль личности».*

Американские исследователи Д. Оффер и Ч. Строзаер рассматривают образ Я политика, который соответствует «общей сумме восприятии, мыслей и чувств человека по отношению к себе»… «Эти восприятия, мысли и чувства могут быть более или менее ясно проговорены в образе Я, в котором Я разделено на шесть различных частей, тесно взаимодействующих». Эти шесть Я — следующие: физи¬ческое Я, сексуальное Я, семейное Я, социальное Я, психо¬логическое Я, преодолевающее конфликты Я. Как отмеча¬ет Е. Т. Соколова, «ценность и субъективная значимость качеств и их отражения в образе Я и самооценке могут мас¬кироваться действием защитных механизмов».*

Физическое Я представляет собой, с точки зрения этих ученых, пред¬ставления политического лидера о состоянии своего здо¬ровья и физической силе или слабости. Политический ли¬дер должен быть достаточно здоровым, чтобы это не пре¬пятствовало его деятельности. В политологической и пси¬хологической литературе были описаны страдания, кото¬рые причиняло президентам США Рузвельту, Вильсону и Кеннеди их плохое здоровье. Хорошо известны также пе¬реживания Гитлера и Сталина в связи с их физическими недостатками.

По поводу сексуального Я, то есть представлений поли¬тика о своих претензиях и возможностях в этой сфере, уче¬ные отмечают отсутствие статистических данных о том, как сексуальные преференции или сексуальное поведение свя¬зано с лидерскими способностями. Мы сомневаемся, что президентом современного развитого государства может стать гомосексуалист или эксгибиционист. Прежде всего, такие наклонности закрыли бы ему путь в большую поли¬тику вне зависимости от лидерских качеств. В истории же известные тираны отличались патологией сексуальной сфе¬ры и нередко страдали различными извращениями.

Семейное Я является очень важным элементом личнос¬ти политика. Хорошо известно, и прежде всего из психо¬анализа, какое огромное влияние оказывают отношения в родительской семье на поведение взрослого человека. Не¬которые политические лидеры преодолевают ранние трав¬мы и конфликты, другие — нет, и, становясь лидерами, переносят фрустрации из своего детства на свое окружение в стране и в мире.

Для людей, находящихся на высшем государственном посту, очень важно обладать способностью к совместной деятельности с другими. Представления политика об этом качестве отражены в социальном Я. Политический лидер должен научиться тому, как вести переговоры и как сти¬мулировать своих коллег к проявлению их лучших качеств. Он должен быть способным использовать навыки меж¬личностных отношений для эффективной работы с раз¬личными, порой враждебными группами людей, с лиде¬рами других стран.

Психологическое Я составляют представления о своем внутреннем мире, фантазиях, мечтах, желаниях, иллюзи¬ях, страхах, конфликтах — важнейшем аспекте жизни по¬литического лидера. 3. Фрейд говорил, что психопатоло¬гия — участь обыденной жизни. Как и у обычных людей, у лидеров нет врожденного иммунитета от невротических конфликтов, психологических проблем, а иногда и более серьезных форм психопатологии, таких как психоз. Стра¬дает ли политик от осознания собственных страхов или относится к этому спокойно, или даже с юмором, — про¬является в его поведении, особенно в периоды ослабления самоконтроля.

Преодолевающее конфликты Я — представления по¬литического лидера о своей способности к творческому пре¬одолению конфликтов и нахождению новых решений для старых проблем. Лидер должен обладать достаточными зна¬ниями и интеллектом, чтобы воспринять проблему. Он до¬лжен быть достаточно самоуверенным при принятии поли¬тических решений, чтобы суметь передать эту уверенность другим. Иной аспект преодолевающего конфликты Я — осознание лидером своей способности к преодолению стрес¬сов, связанных с его ролью и деятельностью на посту, на¬пример, главы государства. Стресс может привести к тяже¬лым симптомам, которые самым серьезным образом огра¬ничивают интеллектуальные и поведенческие возможности политического лидера. Он может увеличивать жесткость познавательных и мыслительных процессов в исторически сложные моменты, приводить к снижению гибкости и са¬мообладания, в особенности тогда, когда они необходимы.

Сложность Я-концепции Р. Зиллер и его коллеги пони¬мают как число аспектов Я, воспринимаемых политичес¬ким лидером или как степень дифференциации Я-концепции. На ранних стадиях самосознания происходит отделе-кие человеком себя от других. Далее, Я в его сознании раз¬деляется на неограниченное число частей. Впоследствии у человека проявляется тенденция оценивать себя в сравне¬нии с другими людьми. Этот процесс получил подробный анализ в теории социального сравнения Л. Фестингера. Главным положением этой теории является утверждение, что в основе стремления человека правильно оценить свое мнение и способности в сравнении с другими людьми, ле¬жит потребность иметь ясную и определенную Я-концепцию. Через процесс социального сравнения у человека ус¬танавливаются рамки социального рассмотрения Я как точ¬ки отсчета. Р. Зиллер в другом своем исследовании, прове¬денном в 1973 г., обнаружил, что люди с высокой слож¬ностью Я-концепции имеют тенденцию стремиться к полу¬чению большей информации перед принятием решения, чем обладающие низкой сложностью Я-концепции. Поскольку сложность Я-концепции связана с восприятием сходства с другими людьми, то более вероятно, что политики с высо¬кой сложностью Я-концепции воспримут информацию от других. Политические лидеры с высокой сложностью Я-концепции имеют тенденцию легче ассимилировать как позитивную, так и негативную информацию и, таким обра¬зом, реагировать на ситуацию на основе обратной связи, чем лидеры с низкой сложностью Я-концепции.

В то же время, чем выше самооценка у политиков, тем хуже они реагируют на ситуацию, тем ниже их реактивность. Лидеры с высокой самооценкой менее зависимы от внешних обстоятельств, они имеют более стабильные внутренние стан¬дарты, на которых они основывают свою самооценку.

Политические деятели с низкой самооценкой оказыва¬ются более зависимыми от других людей и, таким обра¬зом, более реактивными. Они являются более чувствитель¬ными к обратной связи и изменяют свою самооценку в за¬висимости от одобрения или неодобрения других.

Р. Зиллер и его коллеги разработали типологию лич¬ности политических лидеров на основе исследования само¬оценки и сложности Я-концепции.

*Первый тип составляют лидеры с противоречивым, на первый лишь взгляд, назва¬нием «аполитичные» политики. Это деятели с высокой са¬мооценкой и высокой сложностью Я-концепции, которые ассимилируют новую информацию, касающуюся их, без угрозы для их Я-концепции, но при этом для их реактив¬ности существуют серьезные ограничения. Они чувствуют себя оторванными от других и поэтому с трудом реагируют на поведение своих последователей или населения государ¬ства в целом.

*Другой тип, наиболее удачливый в политике, — «праг¬матики». Это политические лидеры с низкой самооценкой и высокой сложностью Я-концепции, отвечающие на ши¬рокий круг социальных стимулов. Они прислушиваются к мнениям других людей и модифицируют свое политичес¬кое поведение на основе обратной связи.

*Третий тип составляют политические лидеры с высо¬кой самооценкой и низкой сложностью Я-концепции, не реагирующие на мнения других. Их познавательные про¬цессы и поведение очень жестки, а самооценка чрезвычай¬но стабильна. Это — «идеологи», столь знакомые нам по Политбюро КПСС.

*И, наконец, четвертый тип — это деятели с низкой са¬мооценкой и низкой сложностью Я-концепции, которые ин¬тенсивно реагируют на узкий круг социальных стимулов. Их назвали «недетерминированные». В американской ис¬тории ни президенты такого типа, ни крупные лидеры в партиях не известны.

Самооценка политического лидера накладывает очень важный отпечаток на внутри- и внешнеполитический курс его страны. Если у него в течение жизни сформировалась заниженная самооценка, то его постоянное недовольство собой могло быть той самой движущей силой, которая тол¬кала его на взятие все новых и новых барьеров в сфере внут¬ренней или внешней политики. Таким был президент Ни¬ксон, таким был президент Рейган. Каждой своей победой они постоянно доказывали себе, что они чего-то стоят. Но взятые барьеры их уже не радовали. И они стремились к новым, чтобы опять удостовериться в собственной значи¬мости. Заниженная самооценка толкает политического ли¬дера к «великим» шагам на международной арене: крупно¬масштабные военные или, наоборот, миротворческие ак¬ции, неожиданные для окружения экстравагантные пово¬роты во внешней политике и многое другое.

Для ряда политиков именно международные отноше¬ния становятся такой сферой, в которой они как лидеры государства могут самоутвердиться, компенсировать зани¬женную самооценку. И Никсон, и Рейган не были порож¬дением американского истэблишмента и они явственно ощущали, что он не принял их. На международной же аре¬не никто не мог смотреть на них свысока. Наоборот, среди прочих глав государств они были лидерами самой сильной военной и экономической державы. Уважение к ним, страх перед ними, зависимость от них со стороны глав других государств, людей, стоявших над собственным истэблиш¬ментом, давали возможность этим президентам забыть об унижении и презрении, которые они ранее пережили. В отечественной истории сильно заниженной самооценкой обладали Сталин, Хрущев.

Лидеры государств с завышенной самооценкой, переоце¬нивая собственные качества политика и главнокомандую¬щего, зачастую не замечают всеобщей и внешней, и внут¬ренней реакции на свой курс на международной арене. Они упиваются собственным успехом (даже если он мифичес¬кий) и относят критику к злобствующим завистникам. Здесь можно говорить о нарушении обратной связи между пос¬ледствиями политического действия и субъектом. Почти никакие последствия не способны заставить такого лидера испугаться или содрогнуться от мысли о том, к чему могут привести его поступки.

Другой тип лидеров с завышенной самооценкой, стал¬киваясь с недооцениванием их политики как в стране, так и за рубежом, сильно страдает от аффекта неадекват¬ности. Когда их политика строилась, с их собственной точки зрения, на принципах высокой морали или же ка¬залась им продуманной и продуктивной, а воспринима¬лась как безнравственная или же бессмысленная, такие политические лидеры шли на самые неожиданные шаги. И чем больше они обижались и переживали, тем чаще они повторяли аналогичные политические акции, еще больше вызывая неодобрение. Американский президент Джонсон очень сильно страдал, что его вьетнамская вой¬на стала вызывать негативное отношение и в США, и в мире. Его близкие советники отмечали, что весьма час¬то, получив донесение об острой негативной реакции в других странах и в различных слоях американского об¬щества, сетуя на то, что его не ценят, не любят и не по¬нимают, он отдавал приказ об очередной бомбардировке Вьетнама. Круг, тем самым, замыкался.

Лидеры с адекватной самооценкой представляют луч¬ший образец партнеров на политической арене. Их внеш¬няя и внутренняя политика не мотивирована стремлением к самоутверждению, обратная связь между последствиями акций и ними самими работает неукоснительно. Адекватно оценивающий свои политические способности лидер, как правило, уважительно и высоко оценивает других лидеров. Не боясь, что его унизят, обидят, обойдут, твердо зная со¬бственную высокую цену, считая себя не хуже тех, с кем ему приходится взаимодействовать, такой лидер будет вести политику, которая позволила бы добиться поставлен¬ных целей и дала бы обоюдную выгоду. Отсутствие невротического компонента в самооценке приводит, как прави¬ло, к его отсутствию и в политическом поведении.

Рубрики: | Дата публикации: 17.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?