Архитектура и искусство в пропаганде Луция Корнелия Суллы

Князевская Любовь Сергеевна

студентка

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского,

Саратов, Россия

e-mail: lknyaz88@gmail.com

Личность Луция Корнелия Суллы, по общему мнению исследователей, – одна из самых неоднозначных в истории Рима. Среди наиболее дискуссионных вопросов, которые порождает анализ его деятельности – вопрос о наличии или отсутствии монархических тенденций. Этот вопрос вызывает существенные трудности, возникающие при рассмотрении роли архитектуры и искусства в пропаганде времени правления диктатора. Так, остается невыясненным вопрос: имели ли архитектурные постройки Суллы одно лишь утилитарное назначение или были также средством пропаганды, которые он использовал в политических целях? Ведь известно, что в императорское время строительная деятельность была напрямую связана с пропагандой.

Но насколько развита была политическая пропаганда во времена Суллы?

Если исходить из того, что «пропаганда» происходит от лат. propago и может обозначать «распространение в обществе и разъяснение каких-нибудь

воззрений, идей, знаний, учения», то можем ли мы обнаружить следы чего-

либо подобного в политике Суллы?

Использование в политических целях произведений архитектуры и искусства происходило на протяжении всей его политической карьеры.

Одним из ранних мероприятий, служивших для возвеличивания его личности, явился монумент, воздвигнутый Бокхом на Капитолийском холме

в конце 90-х гг. до н. э., и кольцо-печать, изображавшие сцену капитуляции

Югурты (Мэттингли, 2005; Ramage, 1991).

Особенно интенсивно пропаганда стала использоваться после получения

Суллой чрезвычайных полномочий. Свидетельством этому явилась позолоченная статуя всадника, воздвигнутая в его честь на Римском Форуме в 81 г. до н. э. (Zanker, 1988). Впоследствии эта статуя была избрана в качестве темы для одного из монетных выпусков.

Следует отметить, что к этому времени в пропаганде Суллы уже играла значительную роль идея особого божественного покровительства. В Италии

он построил и перестроил, по крайней мере, четыре святилища, одно из которых – Fortuna Primigenia a Praeneste – храм Фортуны «Первородной» (т. е. сопровождающей своих избранников с самого их рождения) в Пренесте. Эти действия, возможно, свидетельствуют о восприятии Суллой себя как

избранника Фортуны и попытке донести эту мысль до окружающих. Если принять на веру данное предположение, то далее можно проводить параллели и с его лозунгами, провозглашавшими удачу, и с его когноменом

Felix («Счастливый»).

В связи с памятниками, посвященными Сулле, хочется отметить еще один интересный факт: в 1938 г. в ходе раскопок на территории Рима были обнаружены фрагменты базы некой статуи (вопрос о том, что это была за статуя остается открытым). Однако, несмотря на расхождение в деталях, предположения исследователей о том, какие идеи должны были внедряться в общество с ее помощью, в целом схожи. На уцелевших фрагментах видны изображения лавровых и пальмовых ветвей, поверженных врагов, Виктории, Диоскуров, Геркулеса, купидонов (ассоциирующихся с охранительным божеством Суллы – Венерой), орла (посланника Юпитера, приносящего победу), Ромы (покровительницы Рима, а в данном случае – Суллы). Таким образом, Сулла оказывается окружен богами, защищающими его, покровительствующими ему, дарующими ему победу. И здесь, вероятно, уже можно говорить о наличии неких пропагандистских мотивов, а также об идеологии победы, которая впоследствии четко отчеканена на монетах Суллы.

Особо следует отметить Табуларий – наиболее значительное и мощное здание Форума, начатое Суллой, а достроенное уже его соратником Луцием Катуллом, и призванное служить государственным нуждам. Здесь, возможно, проявилась та тенденция, которая получит свое полное развитие в годы принципата Августа. Ближайшее окружение последнего, как известно, занималось «систематической» строительной деятельностью. В этом отношении время Суллы можно назвать отправной точкой зарождения регулярного строительства как такового.

В целом, вопрос о преобладании монархических тенденций в правление

Суллы является дискуссионным, как и утверждение, носили ли его действия пропагандистский характер, или же по своей сути это было просто

строительство. Конечно, по сравнению с Цезарем и Августом у Суллы мы находим меньше монархических тенденций. Однако, вспоминая, какое

значительное место было отведено идеи особой связи с божеством, в его правлении можно видеть некое предвестие монархического устройства.

Литература

1. Мэттингли Г. (2005) Монеты Рима. М.

2. Gisborne M. A (2005) Curia of Kings: Sulla and Royal Imagery // Imaginary kings. Royal Images in the Ancient Near East, Greece and Rome / Ed.

O. Heksler, R. Fowler. Munchen.

3. Ramage E.S. (1991) Sulla’s Propaganda // Klio. Bd. 73. Ht. 1.

4. Stierlin H. (2004) The Roman Empire. From the Etruscans to the Decline of the

Roman Empire. Taschen.

5. Zanker P. (1988) The Power of Images in the Age of Augustus. Ann Arbor.

Рубрики: | Дата публикации: 11.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?