Звук и жест

Имеется только две формы передачи информации: звук и жест, или знак, как осмысленный жест, т.е. то, что слышно и то, что видно. Звук в последствии перерос в слова и речь, а последнее в письмо или в фиксированную, записанную речь. Жест строит изображение, который так же имеет свою историю развития и фиксации. Первое записанное изображение, наверно, наскальное изображение. Затем или до были истуканы – предтеча современной скульптуре, следом живопись, которая нередко сочеталась с письмом и уже современность — фото и кино или видео. Скорое будущее — передача изображения на расстоянии, так скажем, в ественнонатуральном обличии, только что нельзя будет пощупать.

История развития звука и жеста, без сомнения, имеет какой-то свой исторический, онтологический и гносеологический и в целом глубокий природный смысл. Как нам кажется, который заключается в том, что бы передавать информации как можно больше, точнее, полнее и как можно быстрее. Сокровенный, (а может быть и сакральный), смысл заключается в более точном самоопределении человека и человечества как особого вида природы во времени и в пространстве, поскольку любое действие человека воспроизведенное просто в звуке, в слове, в изображении, имеет смысл только в том случае, если оно точно соотнесено с каким-то контекстом во времени и в пространстве. Любой акт действия должно быть полностью вписано в порядок: единство места, времени и действия. Только в этом случае человек и человечество может решить актуальную и глобальную свою проблему, задачу и тем самым реализовать свое предназначение.

Наверно имеет смысл почувствовать эту природную линию развития звука, речи, слова, текста и изображения, а поэтому сделаем маленькое отвлечение и посмотрим как же, с нашей точки зрения, происходило историческое развитие связанного некого ряда смыслов и выраженные в различной форме. Как всегда это бывает, язык родился совсем не из того, что он представляет в настоящее время, а совсем из какой-то другой сферы, но которая была использована человеком или точнее нечто тем, что было его предтечей, что его представляло.

И в самом деле, не определив, что такое язык, вряд ли можно продвинуться дальше от известного. В свою очередь понятие язык, его содержание, определяется той задачей, которая ставится в том или ином случае исследователем. Именно поэтому, имеется множество определений языка. И все они имеют права на существование, каждое из них определенно специалистом в той или иной области научного исследования и для решения своих нередко узкоспециальных задач. Но тем не менее, имеется некое общее, я бы сказал, философское, содержание, которое описывает наиболее характерные общие черты такого явления как язык, в рамках которого и развивается его конкретное содержание как понятия.

В рамках нашего исследования, язык это прежде всего одна из форм передачи информации. Как и любая иная форма она имеет специфику, которая, в свою очередь, определяется своими особыми характеристиками и взаимоотношением с внешней средой при решении самостоятельных задач. Такая предельно общая постановка задачи при определении понятия языка позволяет анализировать данное явление прежде всего на понятийном уровне, без относительно какой-либо конкретной сферы его применения.

Но прежде всего надо попытаться понять, почему разговорный язык является или стал особой формой передачи информации? Какими особыми чертами, отличными от других форм передачи информации он обладает? Какие задачи решает данная форма передачи информации, т.е. разговорный язык? Какие задачи решают другие формы передачи информации? Зачем и какое разнообразие требуется человеку в языках? Все эти и многие другие вопросы очень трудные и требуют особого специального исследования. Мы же ограничимся только тем пониманием, которое требуется для решении нашей исследовательской задачи, а именно понимание природы текста, (письменного языка), как носителя информации, причем уже не зависимого от его создателя и вообще человека. Текст есть форма передачи информации не только той, которую в него закладывает автор, но и в обязательном порядке и общей информации жизни сообщества.

И так, язык был всегда и всегда их было много: язык жестов и язык запахов, язык звуков и многие другие языки. Все те рецепторы, которые имеет человек, имеют свой язык. Человек использует все эти языки, при обязательном доминировании того или иного при решении актуальной и важной для него задачи. На разных этапах своего развития у человека доминировал своя форма передача информации. Возможно сначала это были запахи, возможно были звуки, затем жесты и пр. Каждый из этих языков имеет свою сложную и иерархическую структуру. Так, язык звуков преобразовался в тот самый речевой язык, на котором мы передаем информацию и который стал сегодня доминирующим. Вполне возможно он перерастет в некий другой язык, но возможно останется частным случаем.

Язык есть форма обмена закодированными сообщениями. Слово как код, передает массу типовой информации, которую не надо расшифровывать всю. Получив свое обозначение, человек воспринимает сразу и однозначно и всю ту информацию, которую содержит данное сообщение.

Но в начале был Звук, как некое цельное образование. Язык родился как раз из мира звуков, которым был полон мир, в которым находился человек. Звук падающего камня, течении реки, звуки молнии и дождя, звуки пения птиц и рычания зверей и пр.и пр. Эти звуки можно разделить на звуки естественного мира, например, звук грома или падающей воды и звуки живой природы – голоса птиц, зверей и пр. Но все звуки всегда представлены в какой-то системе, обязательно были связаны с миром, окружающих данный звук и производящий его.

Поэтому любой звук всегда имеет смысл сам по себе, т.е. представляющий конкретную ситуацию. Если исходить из позиции, что все в мире закономерно, то появление любого звука определено взаимодействием объектов природы. И в этом смысле любой звук имеет свое содержание. Но есть одно но: для человека, как и для любого другого пользователя, во всяком случае из среды живой природы, любой звук имеет свое содержание, определяемое не только той ситуацией, которая обусловила его происхождение, но и той задачей, которая при этом решается человеком.

Другими словами, звук всегда имеет смысл и порожден смыслом бытия. Звук падающего дождя означал целый мир, связанные с дождем, звук падающего камня означал бытие камнепада. Звук рычания медведя означал круг животного бытия. Для человека содержание звука, кроме того, что он нес свой собственный смысл, наделялся еще и дополнительным смыслом, определяемый его, человека, задачей. Так рычание медведя вдалеке и в непосредственной и опасной близости имеет принципиально различное содержание.

Хочется еще раз повторить и подчеркнуть: человек жил и живет в мире звуков и должен понимать смысл этих звуков. Они родились и произошли вместе с ним. Мир звуков был и есть естественной средой обитания человека. Человек и сам воспроизводил звуки, которые в обязательном порядке имели какой-то смысл для объектов бытия. Бессмысленных звуков не бывает, бывают только такие звуки, которые человек не понимает и не может приписать им какой-то смысл.

При этом звукам можно приписать смысл, который имеет отношение к человеку непосредственно или же приписать им значение, которые не имеют непосредственного к нему отношение. Так отдаленному звуку грома можно приписывать любое значение, поскольку они не имеют непосредственного отношения к жизни человека. Но важно подчеркнуть, что всегда и все звуки, слышимые человеком должны иметь смысл. И обязательно мир звуков воспринимается человеком только в рамках решениям им своих задач, например, выжить, избежать опасности, добыть пищу, задачу воспроизводства нового поколения и т.д.

Естественно, что все звуки мира, как живого, так и природного происхождения, имели и имеют свои особенности, область действия и назначение. С усложнением мира человека и ареала его действий, усложнялся для человека и мир звуков. Точнее он постепенно воспринимал все большее и все разнообразнее количество звуков. И тем самым все в большей мере обогащал свое видение мира. Но важно подчеркнуть, звуки всегда в своей совокупности имеют некую однотипность, характеризующие существование объектов неживой природы и какой-то класс действий субъектов живой природы.

Каждая такая группа имела свои особенности по звучанию. Это естественно, ведь разные по своей физической природе явления, в соприкосновении с другими физическими объектами издавали свои особые звуки, характерные для данного вида действия и тем самым всегда узнаваемые. Так, наверно первыми группами были звуки, имеющие смысл опасности, размножения, добыча пищи и пр. Эти звуковые особенности передавались от одного объекта к другому объекту или точнее присутствовали во всех объектах данной группы.

И если человек услышал только часть однотипного ряда звуков, то, как мы уже говорили немного выше, он сразу же ассоциировался с соответствующей группой звуков, а значит с группой явлений, а значит с соответствующими объектами и субъектами, внешней по отношению к нему среды. Благодаря этому человек мог различить классы смыслов действий, а соответственно и смысл своих действий. Надо только понимать – типовое по преимуществу, но не абсолютное. Одно из принципиальных условий развития это необходимость сохранения минимального отличия нового события от какого-либо по времени прошлого события. Впрочем таковым оно всегда и бывает.

В дальнейшем, типовые звуки закрепились как постоянные и приобрели уникальное звучание. Сложное сочетание звуков стали словами, которые и описывали данное явление. Таких звуков-слов становилось больше и больше. Сочетание сложных рядов звуков превратилось в связанные слова и в речь. Соответственно, эти звуки-слова определенным образом настраивали человека к определенным действиям. При этом различный ряд звуков определял своей этап в развертывании действия. Соответственно те или иные звуки выстраивали положительный или отрицательный эмоциональный ряд, со всеми своими модификациями. При этом не надо понимать эту взаимосвязь непосредственно: эмоциональный ряд зависит от многих факторов, где звук может быть доминантой.

Но здесь имеется еще один принципиальный момент. Для того что бы воспринять звуки и тем более их воспроизвести человек должен иметь такую генетическую или природную возможность. Иначе говоря, у него должен быть «ген» слышать звуки и «ген» их воспроизводить, более того должен быть «ген» выстраивать множество звуков в осмысленный ряд. Другими словами, у него должна быть программа слушания и программа говорения, которые постепенно развертывались бы в речь. И это программа обязательно присутствует. Все это называется (по И.Канту), априорной программой или априорным знанием.

Как мы уже говорили, каждая форма передачи информации имеет свою специфику и отражает особый род и содержание действий, решает свои задачи. Звук это сфера особой деятельности человека и соответственно, особой формой передачи специфической информации в специфических условиях. Например, звук используется для передачи информации тогда, когда, визуальное изображение отсутствует, как предупреждение, как подражание и пр.

Все звуки делятся на четыре группы. Звук может быть высокий и низкий, звук может быть длинным и коротким. Крик боли от нанесенного удара это короткий и высокий звук. Звук боли от раны может быть низким и длинным (стоны). Звук отпугивающий обязательно низкий и длинный. Звук подражающий может быть и коротким и высоким как у подавляющего большинства птиц, так же низким и коротким, как лай собаки. Звуки любви могут быть длинными и высокими, что бы выразить всю мощь сексуального призыва.

Но в сложных ситуациях нельзя обойтись одним коротким, длинным, высоким или низким звуком. Требуется уже сочетание звуков. Каждая область внешнего и внутреннего бытия человека, имеет свою специфическую гамму звуков по тональности. Чем сложнее мир, тем богаче гамма звучания, способная описывает тончайшие нюансы. Это как в музыке: высота одного звука сочеталась с длинной другого звука, что в совокупности представляло собой некую специфическое звучание, которое с достаточной полнотой описывала ту или иную ситуацию поведения человека при решении им своей задачи.

Для древнего человека мир звуков внешнего и его внутреннего мира, звук естественного и искусственного бытия был богатым и полностью освоенным. Хотя понятно, что это богатство и освоение тоже имело исторические значение, требовало эволюции развития, наверно от самого простого до самого сложного. Это примерно так же как современный ребенок начинает овладевать миром с простого понимания отдельных простых звуков, воспроизведения простых звуков до сложных.

Звук опасности, боли, звук при организации поиска пищи, наконец звук любви становились все более сложными, и таким образом начали образовываться звукосочетаниями. Например, звук «ох-хо-ххо», «э-хе-хе», «у-ууу», который и сейчас нередко воспроизводится каждым из нас, как и много других подобных звуков, не имеет никакого конкретного смысла, как слово. Но это еще и не слово, но уже некое сложное звукоподражание или звуковоспроизведения некого состояния человека, которое он передает или самому себе или же окружению.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?