Закон

Блок «закон» содержит, как мы уже писали, 10 слов-понятий, которые были использованы 305 раз: (право – 119; закон – 82; законодательство – 50; конституция – 24; норма — 15; акты — 5; указ — 3; установление – 4; директивно – 2; правило — 1), содержащие в себе, с нашей точки зрения, необходимые признаки, кроме всех прочих, понятия «закон».

Правда в анализе мы будем оперировать в основном словом: «закон», который использовался 82 раза. Но для полноты анализа мы ввели еще и слово «законодательство», (используется 50 раз), хотя оно несколько отличается по смыслу от слова «закон». Как и в предыдущих блоках считаем, что этого вполне достаточно, чтобы уловить тенденцию в контекстуальном определении содержании понятия «закон» в данном тексте.

Мы взяли для анализа слово «закон» потому, что он несет ту содержательную нагрузку, которая позволит определить именно состояние законности в обществе в его объективном выражении, без привнесения какого-либо субъективного звучания. Хотя в принципе это не только допустимо, но и необходимо. Однако, необходимо уточнить наше понимание содержания понятий «субъективное» и объективное», применительно к данному тексту.

В принципе, без субъективной интерпретации каким-либо субъектом, ни одно понятие не может быть использовано никаким образом, на то они и понятия. Но в любом сообществе имеются понятия, которые выработаны и принимаются к исполнению всем сообществом и тогда оно принимает форму объективного звучания. Так же как имеются понятия, которые выработаны одним или несколькими субъектами и навязываются всем субъектам данного сообщества. Тогда оно принимает форму субъективного звучания.

Синонимы слова «закон»: закономерно, логически, не случайно, обосновано, правильно, правомерно. Они несут в себе особые признаки, которые и определяют основное значение слова «закон», его «ядро» т.е. то, что закономерно, правильно, логично, не случайно и др. Последние, в свою очередь, в большей степени имеют признаки объективности, поскольку содержат как бы всеобщий и общепризнанный характер.

В отличии от слов: указ, правило, право, директивно и пр., которые несут в себе признаки, имеющие по большей части, субъективный характер, т.е. определяется в основном одним из субъектов сообщества. Данные однопорядковые понятия, по существу, являются производными от понятия «закон», в том числе, конституция, законодательство, право и др.

Если таким образом разделить используемые в блоке «закон» слова, то получается, что только четверть использований относится к объективному содержанию «закон». Из 305 использования, собственно слово «закон» для описания данного процесса, применяется всего 80 раз, т.е. 26,2%. Все остальные слова-понятия можно отнести к субъективному понятийному пространству.

Даже такой первичный анализ показывает, что имеет место, с нашей точки зрения, явный перекос. Другими словами, речь идет о преимущественном использовании признаков данного понятия в субъектном пространстве – три четверти использования слово «закон» применяется именно с этими признаками. Далее при детальном анализе, мы попытаемся именно с этих позиций и провести анализ данного слова-понятия.

Еще один интересный момент. Какие слова-объекты используются в одном предложении, в котором имеется слово «закон». Под объектами мы понимаем такие слова, в понятийном пространстве которого имеется слово «закон». Это означает, что слово «закон» каким-то образом связан или же эти объекты выступают по отношению к нему доминантами или определяющими словами.

То, что слова находятся в одном предложении, в одном понятийном пространстве свидетельствует об их какой-то связи и возможно причинно-следственной зависимости. Ведь слова в предложении используются чаще всего не случайно, а в общей смысловой связке, которые и устанавливают смысл ключевого слова-понятия. Устанавливая связь между ними, можно получить интересные зависимости.

Например, предложение: «Дан старт конструктивной — хотя и сложной — совместной работе законодательной и исполнительной власти». Здесь вместе со словом «законодательный» используются слово «исполнительной». Это означает, что слово «закон» рассматривается и в понятийном пространстве «исполнительной» власти, или наоборот, что в принципе и в данном случае ничего не меняет.

Еще пример: «Власть обязана опираться на закон и сформированную в соответствии с ним единую исполнительную вертикаль». В предложении слово «власть» и «исполнительную» рассматриваются в понятийном пространстве «закон». Но в данном случае нас интересует не сколько взаимосвязь понятийных пространств, а о каких понятийных пространствах, как объектах идет речь в их частотном выражении в анализируемом тексте.

Таких предложений у нас набралось 130. Десять предложений по разным причинам, чаще всего в силу неопределенности квалификации объектов предложения, не попали в анализ. Итого 120 предложений, которые содержат слово «закон» и «законодательство». Эти предложения содержат всего примерно 700 слов. После очистки осталось 430 слов. Теперь посмотрим распределение этих слов в зависимости от того или иного понятийного пространства как объектов анализа.

Мы выделили, (сформировали), шесть смысловых групп объектов – блоков, содержащие примерно однопорядковые слова в смысловом пространстве «закон», т.е. в блоке из 120 предложений, содержащие слово «закон» и «законодательный».

1. Блок под условным названием «Административный»: федеральный — 29; государственный – 14; органы – 6; власть – 7; правительство – 7; регионы – 7; чиновники – 7; административный – 2; министерство – 3; полпреды — 2; главы — 1 и др.

2. Блок под условным названием «Экономика»: экономика – 8; предприниматели — 7; налоги — 5; собственность — 3; банки – 2; бизнес – 2; капитал – 2; труд – 2 и др.

3. Блок под условным названием «Общество»: граждане – 8; медицина- 4; народ — 3; население — 4; общество — 4; социальное – 2; СМИ – 1; миграция и др.

4. Блок под условным названием «Демократия»: местное самоуправление – 9; демократия — 2; муниципальное – 2; партии — 2; свобода – 1 и др.

5. Блок под условным названием «Охранные органы»: правоохранительные органы – 2; прокуратура – 2; суд — 11; таможенное – 3; уголовное – 2; юстиция – 1 и др.

6. Блок под условным названием «Законодательный орган»: парламент- 4; Государственная Дума — 2; депутаты – 2; законодательный – 2; диктатура закона — 1 и др.

А теперь подсчитаем частотное распределение указанных выше слов по блокам:

№/

№ Наименование блока Частотное распределение признаков

Всего слов Частота

использования Коэффициент

использования

1.

2.

3.

4.

5.

6. Административный

Экономика

Общество

Демократия

Охранные органы

Законодательный орган 22

20

19

9

7

5 101

45

45

20

22

11 0,782 1 место

0,556 4 место

0,578 3 место

0,550 6 место

0,682 2 место

0,545 5 место

Как видно, больше всего слов и выше частота распределения признака в блоке «Административный». Соответственно и выше коэффициент использования 0,782. Этот блок занимает первое место. По остальным блоком распределение проходит примерно равномерное. Блок «Охранные органы» занимают второе место по индексу – 0,682. В серединке находится блок «Демократия», индекс — 0,550. Предпоследнем место занимает блок «Законодательный орган» — индекс — 0,545. И последнее место — блок «Демократия» — 0,550.

Мы сейчас не говорим много это или мало, указываем только на не равное их соотношения между собой. Далее идет уже интерпретация или по другому, более или менее вольная предположение. Другими словами, мы полагаем, что понятийное пространство «закон» очень тесно связана с понятийным пространством «Администрация». Во всяком случае, намного теснее, чем с другими блоками. Можно даже высказать в качестве гипотезы предположение, что они во многом могут определять друг друга.

Более того, можно предположить, что понятийное пространство «власть» включает в себя понятийное пространство «закон». Но безусловно, имеет место и обратное отношение. Если закон принят его должны и выполняют все субъекты, которые под него подпадают. Другое дело, что власть может влиять на изменение содержания закона, как впрочем и любой другой субъект общества. Но власть имеет больше возможности для этого. Плохо другое, если власть и в самом деле использует свое влияние на изменение закона, по преимуществу, в пользу субъектов власти.

Но для того, что бы интерпретация была объективной, требуются уже дополнительные исследования с новой задачей и может быть даже не одной. В данном случае, она может звучать таким образом: а оказывает ли власть и в самом деле влияние на принятие закона по преимуществу в пользу своих субъектов. Сейчас, на данном этапе анализа мы можем только предполагать, пускай более или менее обосновано, что это именно так.

Для нового исследования данное предположение может звучать уже как научная гипотеза. Она может быть представлена как сформировавшаяся концепция, которую необходимо только проверить, т.е. получить подтверждение или не подтверждение, (но не опровержение). Если получен ответ «да», то гипотеза превращается в доказанное знание, если – «нет», то это означает, что гипотеза не верна, что она не имеет права на существование, просто отбрасывается и все надо начинать сначала. То есть выработка концептуально-гипотетического знания и ее проверка.

Необходимо отметить еще один интересный момент. В какой форме говориться о законе, т.е. надо ли создавать новые законы или исполнять старые. Безусловно в тексте говориться и о том и о другом. Но интересно посмотреть их частотное распределение. Оно получилось следующим: исполнять законы – отмечено в 60 предложения, что составило 45,8% от всех предложений; создавать новые законы в 71 предложениях или 55,7%. Распределение примерно ровные, немного выше процент создания новых законов.

Данное распределение может свидетельствовать о том, что общество находится в стадии активного развития и переустройства, которое требует много новых и разнообразных законов. И соответственно, весьма хорошего их исполнения. Поэтому данное распределение можно рассматривать как нормальное, во всяком случае, как положительная тенденции. Существенно другое, какова природа процесса принятия закона.

При этом надо исходить из того, что процедура разработки закона имеет свое объективное содержание. Другими словами, предлагая ту или иную процедуру разработки законы можно добиться или объективности его содержания или же решать какие-либо иные, например, субъективные задачи. В свою очередь это определяет этапы и формы его разработки, так скажем единство формы и содержания, о чем в свое время в философии много писали. Возможно данная процедура разработки может выглядеть таким образом.

Так, прежде всего необходимо сформировать группу, которая определяет основные принципы или идеологию предполагаемого закона. Далее эти принципы передается тем людям, которые определяют основные его положения. После эти положения передаются специалистам, которые уже пишут текст законопроекта, и который затем принимается специальным органом, например, парламентом, и публикуется как закон для исполнения всеми или некоторыми субъектами общества.

Такая процедура может быть представлена как объективная, т.е. каждый этап создания закона, осуществляется конкретными людьми как субъектами. Хотя понятно, что может быть предложена и какая-то иная процедура разработки и принятия закона или нормативного документа. Важно другое, субъектами какого сообщества они выступают, а соответственно, чьи интересы эти люди выражают и воспроизводят посредством закона.

Но в обязательном порядке они выражают прежде всего свои собственные интересы. Затем интересы какого-то сообщества, к которому принадлежат, а потом уже интересы и всего общества и даже человечества как сообщества. Установленная очередность приоритетов не случайна, поскольку именно таким образом и реализуются интересы и только таким образом могут реализоваться личные интересы субъектов. Важно насколько сильно расходятся интересы указанных субъектов, от этого и зависит политическая структура общества.

В России чаще всего в качестве субъектов, которые пишут законы, выступали люди, находящиеся во власти и соответственно, выражали и реализовывали, по большей части, интересы именно власти, нередко забывая при этом о других субъектах общества. Естественно, это приводило к недовольству других субъектов общества, интересы которых в большей или меньшей степени урезались, ущемлялись, что приводило к противоречиям, конфликтам и нередко весьма и весьма серьезным.

Власть всегда была, остается и надолго останется активным субъектом процесса законопроизводства. Сверху, как говориться, виднее. Все остальные объективно принимают роль пассивного субъекта, который должен выполнять принятые властью законы. Никакого непосредственного участия в производстве законов, большинству субъектов общества не отводится и объективно, не может отводиться, хотя бы потому, что практически не может быть реализовано.

Но должна существовать, (и она в принципе разработана в демократии западного образца), процедура участия всех, части или большинства субъектов общество в создании законов. Но это процедура очень сложная, многоуровневая и по объективным и по субъективным причинам. В России всегда имел место перекос в системе законопроизводства: доминировал чаще всего один из субъектов общества – органы власти. Но мы сейчас не даем оценки хорошо это или плохо прежде всего для России. Это уже другая задача.

Давайте посмотрим частоту распределения признаков по созданию и исполнения законов среди некоторых субъектов общества. В частности, речь идет об органах власти и других субъектах, которые не входят в данное понятие.

Высказывания, которые можно квалифицировать как: Всего Органы

Власти Субъекты

общества Я, мы, нам

нас, наши Субъект не определен

«Создание закона» 71

(51,1%) 18

(13,0%) 8

(5,8%) 17

(12,2%) 28

(20,1%)

«Исполнение

закона» 60

(43,2%) 19

(13,7%) 11

(7,9%) 8

(5,8%) 16

(11,5%)

Всего: 131

100% 37 (26,6%) 19

(13.7%) 25

(18,0%) 44

(31,7%)

Примечание: под субъектами власти понимается в данной таблице: власть, органы власти, Федеральное собрание, регионы и др. Под субъектами общества понимается: парламент, правоохранительные органы, фонды, местное самоуправление и др. Под «Субъект не определен», когда явно не указан ни какой субъект, например, «Надо рассмотреть вопрос о принятии нового положения…».

Об органах власти в связи с созданием или исполнением законов упоминается в 26,6% высказываний, о субъектах общества — 13,7%. Но если к блоку «органы власти» добавить еще блок «Я, мы, нас, нам»», и те высказывания, которые не определены явно по субъектам, но исходя из контекста их можно отнести к блоку «органы власти», то в сумме получается внушительная цифра – 76,3%. Это означает, что блок «закон» очень тесно связан с блоком «органы власти». Мы уже об этом говорили и сейчас только лишний раз подтвердили.

Созданием законов органы власти явно занимаются в 13,0 % высказываний. Это немного, но к ним можно прибавить еще 12,2% высказывания, в которых употребляются «Я, мы, нас, наш». Их так же можно интерпретировать как имеющие отношение к органам власти, что видно из контекста. И если прибавить еще 20,1% явно не определенных, но из контекста чаще всего видно, что речь идет об органах власти, то в сумме получается 45,3%.

Субъекты общества участвуют в создании законов только в 5,8% высказываниях. А если из этого вычесть такие субъекты как правоохранительные органы, которых так же можно отнести к органам власти, то получается еще меньше. Исполнением законов органы власти занимаются в 31,0% высказываний, а субъекты общества – 7,9%. Что же у нас получается в конечном итоге?

Прежде всего надо иметь в виду, что в посланиях речь идет о субъектах власти. Как мы уже говорили, послание есть обращение одного субъекта власти, в данном случае Президента, к другим субъектам власти, в данном случае правительству, парламенту, Федеральному собранию и пр. по поводу сохранения власти. И немножечко к другим субъектам общества и то не ко всем, даже основным, а некоторым. Поэтому понятно, применительно к «закону», речь идет и о создании органами власти законов и об их исполнении ими же самими.

Как они распределяются между собой другой вопрос, тоже не менее важный. И вообще надо ли было упоминать другие субъекты, не властные, в посланиях? Если речь идет об укреплении власти, то именно «власть» выступает единственным законодательным и исполнительным субъектом в плане выполнения законов, то тогда упоминание других субъектов общества вроде бы без надобности.

Но это уже генеральная концепция власти, которая берет на себя всю полноту ответственности перед обществом: за разработку, принятия законов и за их исполнение, в частности, посредством своих органов, например, правоохранительных. Таким генеральным носителем «закона» в нашем обществе выступают именно власть, органы власти. Хорошо или же это плохо для сегодняшней России опять же это тема уже отдельного разговора.

Заметим, только, что в, так называемых, демократических обществах, организация ответственности за такой вид деятельности в обществе как производство законов и их исполнение, применяется иная идеология, иная концепция и соответственно механизм. Но, как говориться, то, что хорошо для «немца», то смертельно для русского. Так что не стоит торопиться с категоричным и окончательным выводом по поводу, так называемых, демократических преобразований. Мы уже наломали не мало дров, получили много перекосов и что еще получим, только богу известно.

А что же понимается под законом в данном тексте? Явного определения нет, не имеется даже описания понятия закон. Видимо предполагается, что всем и так понятно. А понятно вот что: закон есть некоторое образование, которому должны все подчиняться и в обязательном порядке выполнять. Во всяком случае так следует из контекста посланий. Вроде бы здесь трудно что-либо возразить. Но не все так просто.

Такое понимание, а может быть и специально созданная неопределенность в трактовке содержания понятия «закон», объективно ведет к некоторому волюнтаризму отдельных субъектов в данной важнейшей области жизнедеятельности общества. И по этому поводу имеется несколько важных, а может быть и принципиальных соображений.

• Первое, закон никогда не исполняется полностью, т.е. по всем своим признакам. Как наиболее общее понятие, всегда используются только отдельные признаки, что позволяет его чуть ли не бесконечно интерпретировать в интересах взаимодействующих субъект, например, при судебных разбирательствах.

• Второе, закон всегда, в любой момент времени, прошлое, а исходя из этого, и консервативное знание. В силу этого оно всегда устаревшее знание, сколько бы свежеиспеченным не было. А это означает, что полностью его применить не только нельзя, но и противопоказано, ибо можно принять неверное решение, т.е. противоречащее непосредственному актуальному процессу, а значит не результативного.

• Третье, в построении процесса решения актуальных задач в некотором неопределенном будущем, закон есть только один из субъектов взаимодействия при достижении результатов. И чем дальше по времени эти результаты, тем меньшую роль играет закон как субъект взаимодействия. В отличии от других взаимодействующих субъектов, людей, действия и сознание которые всегда актуальны.

• Четвертое, поскольку органы власти призваны принимать актуальные решения, то объективно они почти всегда в той или иной степени находятся вне закона. Такое положение, дает им объективное право разрабатывать решения, которые принимают форму закона. Однако, если не аккуратно этим пользоваться, то такая объективная свобода может превратиться в жуткий субъективизм и плавно перейти в волюнтаризм.

Понимание закона, как такого объективного образования, которому должны все подчиняться и выполнять, может объективно привести к крайне негативным последствиям, т.е. не выполнению законом тех обязательных функций, который он и призван выполнять. Поэтому в важных документах, идущих от имени власти необходимо, с нашей точки зрения, давать по мере возможности, четкое определения оперируемых ими понятий.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?