ВЛАДЕНИЕ

Понятие владения. Институт частной собственности сложился в Риме на почве владения. Категории «владелец» и «собственник» могли в одном лице, но могли принадлежать и разным лицам. В силу этого развитое римское право не отождествляло эти понятия. Владение представляло собой фактическое обладание вещью, снабженное юридической защитой. Для существования владения необходимо было наличие двух элементов: 1) фактическое обладание вещью; 2) воли обладать вещью самостоятельно, не признавая над ней власти другого лица, или воли относиться к вещи как к своей.

Если у лица отсутствовал волевой момент, т. е. воля управлять вещью самостоятельно, то владения не существовало. Так, лицо, принявшее вещь на хранение, не являлось владельцем вещи, а лишь ее держателем. Таким же правовым статусом обладал в римском обществе арендатор.

Владение можно определить как фактическое обладание вещью, соединенное с намерением лица относиться к ней как к своей.

Держание — фактическое обладание вещью без намерения относиться к ней как к своей.

Практическое различие между владением и держанием состояло в том, что владельцы защищались от незаконного посягательства сами, а держатели — посредством собственника.

Виды владения. В римском праве существовало законное, незаконное и производило владение.

Законным владельцем считался собственник. Незаконным владельцем признавалось лицо, фактически обладающее вещью с намерением относиться к ней как к собственной, но не имеющее права владения вещью. Незаконное владение могло быть двух видов: добросовестное и недобросовестное. Добросовестным владением являлось такое, при котором лицо (владелец) не знало и не должно было знать, что оно не имеет права владеть вещью. Например, если лицо купило вещь у несобственника, назвавшегося собственником, это лицо являлось добросовестным незаконным владельцем. В противоположность этому вор является недобросовестным владельцем, поскольку знает, что вещь не его.

Различия между добросовестным и недобросовестным владельца-ми порождало юридические последствия для владельца. Так, только добросовестный владелец мог приобрести право собственности на вещь по давности владения ею. В тех случаях, когда собственник предъявлял исковые требования к владельцу, объем исковых требований к добросовестному владельцу был меньшим, чем к недобросовестному.

Производным владельцем являлся такой, которого в силу особых причин нельзя было назвать владельцем в римском смысле этого слова (например, производным владельцем считалось лицо, вещь которого была заложена).

Установление владения. Владение устанавливалось для лица с того момента, когда у него соединялось обладание вещью с волевым моментом (намерением относиться к вещи как к своей).

Установить фактическое обладание вещью не представляет особых трудностей. Что касается намерения лица, обладающего вещью, то здесь следует выяснить правовое основание, которое привело к обладанию лицом данной вещью. Ясно, что покупка является показателем владельческой воли, а хранение — отсутствием такой воли.

В отношении владельческой воли действовало правило «никто не может изменить сам себе основания владения». Это правило понималось в том смысле, что для изменения основания владения недостаточно было изменения внутренних настроений лица. Необходимо было проявление этих внутренних настроений вовне. Например, для превращения хранителя вещи из держателя во владельца необходимо было заключить договор купли-продажи. Могло быть обратное, когда собственник (он же владелец) продает вещь и по просьбе покупателя хранит ее в течение определенного срока.

Во всех случаях для изменения основания владения недостаточно изменения намерения лиц. Важно, чтобы эти намерения выразились вовне путем заключения соответствующих договоров.

Владение приобреталось не только личным владельцем, но и через представителя. Для этого требовалось два условия:

а) наличие у представителя полномочий на приобретение владения для другого лица (полномочия могли вытекать из закона, например у опекуна, а также из договора);

б) наличие у представителя намерения приобрести вещь не для себя, а для представляемого

Владение прекращалось, когда утрачивался хотя бы один из двух элементов, характеризующих владение. Владение прекращалось в случае гибели вещи, превращения ее во внеоборотную вещь, отчуждения вещи.

Защита владения. Владение в римском праве пользовалось самостоятельной владельческой защитой. Для получения защиты владения необходимо было установить факт владения и факт его нарушения, при этом не проверялась правомерность владения (т. е. в процессе о владении не требовалось доказательства права на данную вещь и не допускалось ссылка на такое право).

Владельческая защита, сводящаяся к выяснению лишь фактов (владения и нарушения), называлась поссессорной (prossessorium). Защита же прав, при которой требовалось доказать наличие у лица права на данную вещь, называлась петиторной (petitorium).

Владение защищалось не исками, а интердиктами. Владельческие интердикты давались, во-первых, для защиты владельца, не утратившего владение (интердикты «об удержании владения»); во-вторых, для возвращения утраченного владения (интердикты «о возврате владения»).

Интердикты, направленные на удержание владения, были двух видов:

а) для защиты владения недвижимостью

б) для защиты владения движимой вещью.

По интердикту «для защиты владения недвижимостью» защита обеспечивалась не всякому владельцу, а тому, кто владел недвижимостью. Это означало, что не давалась защита:

— лицу, захватившему недвижимость силой у того, кто являлся другой стороной в процессе;

— лицу, захватившему недвижимость тайно по отношению к другой стороне — противнику в процессе; — лицу, получившему недвижимость от противника в процессе в пользование до востребования.

Получалось, что захватившее силой недвижимость лицо получало, если оно просило защитить его владение от посягательства не того лица, у которого оно захватило эту недвижимость, а от посягательства со стороны третьих лиц. Но если в процессе лицу противостоял тот, у кого оно, например, захватило недвижимость тайно, то по интердикту недвижимость присуждалась во владение другой стороне (тому, кто владел недвижимостью), т. е. в последнем случае интердикт, предъявленный одной стороне для удержания владения, приводил к возвращению владения другой стороне процессе.

Интердикт, направленный на удержание владения, в силу изложенного выше назывался «двойным» (в нем не было истца и ответчика; каждая сторона могла оказаться ответчиком).

По интердикту «для защиты владения движимой вещью» защищалось владение движимыми вещами. Защита предоставлялась тому, кто за последний год владел вещью более продолжительное время без тех трех пороков, которые служили препятствием для защиты по предыдущему интердикту. Получалось, что данный интердикт тоже был «двойным».

Интердикты, направленные на возврат владения, были представлены:

а) интердиктом unde vi;

б) интердиктом de precario.

Интердикт unde vi давался владельцу недвижимостью, насильственно лишенному владения. В процессе по этому интердикту не допускалась ссылка ответчика на свое право собственности. Если факт насильственного лишения владения подтверждался, то ответчик должен был возвратить истцу недвижимость со всеми плодами и приращениями (с момента лишения владения) и возместить убытки. При Юстиниане этот интердикт давался владельцу, тайно лишенному владения в его отсутствие.

Интердикт de precario давался лицу, предоставившему свою вещь в бесплатное до востребования (так называемое прекарное пользование), когда лицо не возвращало вещь по требованию. Этот интердикт не являлся последовательно поссессорным, так как ответчик мог ссылаться на невозможность возврата вещи, которая наступила помимо его воли.

Помимо интердиктов для добросовестного владельца было установлено еще одно средство защиты — action in rem Publiciana. Этот иск давался владельцу, который отвечал всем требованиям для приобретения вещи по давности.

Actio in rem Publiciana являлся «иском с допущением фикции», так как, предоставляя защиту владельцу, претор включал в формулу иска предписание судье предположить, что истец владел вещью в течение давностного срока и тем самым приобрел право собственности. Для получения этого иска необходимы были добросовестность владения истца и законный способ приобретения владения (не приведший к приобретению права собственности, например, потому, что отчуждатель вещи сам не имел на нее права собственности).

Добросовестный владелец получал защиту по данному иску против недобросовестных владельцев, но не против собственников или того же, как истец, добросовестного владельца.

Actio Publiciana давался для защиты так называемого «преторского собственника». Нередко имели место случаи, когда при отчуждении манципируемых вещей (основных средств производства, например земель в Италии) вещь передавалась без особых формальностей, хотя таковые были необходимы. Несоблюдение формальностей делало отчуждение ничтожным, т. е. приобретатель не становился, например, при купле-продаже собственником земли. В силу этого продавец, получивший за проданную и переданную вещь денежную сумму, мог истребовать вещь обратно от покупателя. Защищая приобретателя, купившего вещь без формальностей, претор предоставляя ему Actio in rem Publiciana. В формуле иска претор предлагал судье удовлетворить иск, если окажется, что истец стал бы собственником вещи, если бы он владел вещью в течение давностного срока, т. е. претор вводил в формулу фикцию (как будто истец владел вещью в течение давностного срока).

Поскольку этот иск требовал добросовестности владения и законного способа приобретения, его нельзя назвать владельческим (поссессорным) средством защиты. Он является средством защиты права, так называемым петиторным средством.

Рубрики: | Дата публикации: 22.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?