Вера и знание.

Точка зрения, будто верующий более счастлив, чем атеист, столь же абсурд-на, как распространённое убеждение, будто пьяный счастливее трезвого.

Б. Шоу

Вера:

синтезирует чувственный и волевой

компоненты сознания.

Житейская вера может быть формой дове-рия и надежды; нередко вера предстает в форме абсолютной убежденности.

В большей мере вера противостоит не знанию, а другой вере , безверию и суеверию.

Чем ниже нравственная духовность веры, тем она агрессивнее, непримири-мей в своем противостоянии всему ино-му ей самой.

Однако, это неприемлемый, тупиковый путь.

Важно исходить из принципов толерант-ности, веротерпимости, взаимной допол-няемости по отношению ко всему тому, что не противоречит высшим общечеловече-ским ценностям.

Особая разновидность веры — религиозная вера.

Подобную веру характеризует «признание чего-либо истинным с такой решительно-стью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических дока-зательств. Это не значит, что истины веры не подлежат никаким доказательствам, а значит только, что сила веры зависит от особого самостоятельного психического ак-та, не определяемого всецело эмпирически-ми и логическими основаниями» (Вл. Со-ловьев).

В истории религиозной мысли взаимо-связь между верой и пониманием заметно менялась:

«верую, ибо нелепо» (Тертуллиан);

«верую, чтобы понимать» (Августин);

«понимаю, чтобы веровать» (Абеляр); «верую и понимаю», «нечестно искать ра-циональную основу для того, что бескорыст-но даруется Богом» (Оккам).

И. Кант различал три типа веры – прагматиче-скую, доктринальную и моральную. Первая оце-нивает некий единичный случай и тянет не бо-лее, чем на один дукат .

Вторая – доктринальная – связана с оценкой каких-то общих положений. В этой ситуации че-ловек готов рискнуть (в залог собственной право-ты) всем своим имуществом. Примером подоб-ной веры может быть утверждение, что хотя бы на одной из видимых нами планет есть обитате-ли или даже, как считал Кант, учение о бытии Бо-га. В данном случае хотя бы изредка приходится отгонять какие-то неуловимые сомнения.

Что касается моральной веры, то она совер-шенно непоколебима .

Моральная вера в Бога, минуя рассуждения о его бытии, прямо ведет к тому, что человек не может не быть добрым.

Итак, хотя знание для Канта выше веры, это не относится к моральной вере, которая реализует-ся в поведении.

Перед тем, как перейти к знанию, рассмотрим фрагмент из «Философской веры» К. Ясперса.

Вера отличается от знания. Джордано Бруно верил, Галилей знал. Оба они были в одинако-вом положении. Суд инквизиции требовал от них под угрозой смерти отречения от своих убежде¬ний.

Бруно был готов отречься от нескольких, не имевших для него решающего значения положе-ний своего учения; он умер смертью мученика.

Галилей отрекся от утверждения, что Земля вращается вокруг Солнца, и возникла меткая острота, будто он впоследствии сказал — и все-таки она движется.

В этом отличие: истина, страдающая от отре-чения, и истина, которую отречение не затраги-вает.

Оба совершили нечто, соответствующее про-воз¬глашаемой ими истине.

Истина, которой я живу, существует лишь благодаря тому, что я становлюсь тождествен-ным ей; в своем явлении она исторична, в своем объективном высказывании она не общезначима, но безусловна.

Истина, верность которой я могу доказать, существует без меня; она общезначима, вне ис¬тории и вне времени, но не безусловна, напро-тив, соотнесена с предпосылками и методами познания в рамках конечного.

Умереть за правильность, которая может быть доказана, неоправданно.

Но если мыслитель, полагающий, что он проник в основу вещей, неспособен отказаться от своего уче-ния, не нанося этим вред истине,— это его тайна. Не существует общего мнения, ко¬торое могло бы потре-бовать от него, чтобы он принял мученичес¬кий венец.

Только то, что он его принимает, причем, как Бру-но, не из мечтательного энтузиазма, не из упорства, порожденного моментом, а после длительного пре-одоления своего сопротив¬ления,— признак подлинной веры, уверенности в истине, кото¬рую я не могу дока-зать так, как при научном познании конечных вещей.

Знание: принадлежит к духовным ценно-стям; но воспроизводит многообразные про-цессы и явления реальности. «Знания обла-дают удивительным свойством – это единст-венная форма коллективной собственности, которая только умножается, если ею будут пользоваться люди. Чем большее количест-во людей будет эксплуатировать «банк зна-ний», тем богаче этот банк будет становить-ся. …В принципиальной неисчерпаемости банка знаний и состоит особенность этого типа собственности. Знания и есть настоя-щая социалистическая, общественная соб-ственность, и на ее основе только и может развиваться общество» .

Существует принцип дополнительности во взаимосвязи знания и веры .

Знание противостоит не вере*, а незна-нию или ложному знанию (заблужде-нию). Знание стоит дорого, но незнание и невежество обходятся гораздо дороже.

Рубрики: | Дата публикации: 29.06.2010

Нужна курсовая или дипломная?