Учение Нестория и начало христологических споров.

С принятием Символа веры тринитарные споры были практически завершены. Но их продолжением в известной степени была дискуссия о втором лице Троицы, пик которой приходится на середину V в. Толчок этой дискуссии дал константинопольский патриарх Несторий, который стал утверждать, что Дева Мария родила не Богочеловека, а простого человека Иисуса, который только через наитие Святого Духа стал Христом, и что второе лицо Троицы, предвечно рожденное от Бога-Отца, со¬единилось с человеком Иисусом лишь внешним образом и обитало в нем как в храме. По мнению Нестория, божественная и человеческая природа Иисуса Христа находятся лишь в относительном соединении, а Дева Мария является не Богородицей, а человекородицей.

Поскольку в христианстве уже сложился культ Богородицы и утвердился этот термин, то заявление Нестория вызвало возмущение. Тогда он в виде компромисса предложил название «Христородица», но это его не спасло от нападок. Ряд церковных авторитетов выступил с осуждением высказываний Нестория и провозгласил анафему тем, кто отделяет Сына Божия от сына Марии. Тем не менее учение Нестория приобрело большое число сторонников и всю империю охватило движение, подобное тому, какое было при возникно¬вении арианства.

Поэтому для разрешения догматического спора императором был созван в 431 III Вселенский собор в Эфесе (город в Малой Азии, в котором по преданию прошли последние годы жизни Девы Марии). Сторонники Нестория на соборе оказались в явном меньшинстве и его учение было осуж¬дено как еретическое. Собор постановил признавать соединение в Иисусе Христе двух природ: божественной и человеческой, а Деву Марию считать Богородицей. Несторий был низложен и сослан в глухой египетский оазис, где и умер.

Однако, несторианство не исчезло. Его приверженцы, подвергнутые преследованиям а Римской империи, бежали на Восток — в Персию и другие страны, на территории которых в раннее средневековье несторианство получи¬ло некоторое распространение. В настоящее время в Индии, Иране, Ираке, Сирии сохранились немногочисленные общины несториан. В Закавказье и на юге России проживают представители новоассирийцев (айсоров), народности, традиционной религией которой является христианство несторианского толка.

Почти одновременно с несторианством, в середине V в образе одно течение в христианстве — монофизитство, учение которого по смыслу прямо противоположно несторианству. Опровергая учение Нестория, считавшего, что божественная и человеческая природа Иисуса Христа были соеденены лишь внешним образом, некоторые церковные иерархи впали, как это нередко бывает в идейном споре, в противоположную крайность и стал и утверждать, что в Иисусе Христе божественное и человеческое начала до такой степени слиты и перемешаны, что в сущности составляют одно естестве Божественное. Отсюда происходит и название «монофизитство», по-гречески «монос» означает «один», а «физис» — «природа», «естество». Иначе говоря, божественная природа Иисуса Христа как бы поглотила, или подавила че ловеческую природу. Поэтому, с точки зрения монофизитов, Иисус Христос является не Богочеловеком, а Богом в самом полном смысле этого слова.

На первый взгляд это учение, в отличие от арианства и несторианства, принижавших в явной или неявной форме божественное достоинство основателя христианства, не должно было вызвать особых нареканий. Но в действительности монофизитство ставило под сомнение краеугольный камень христианского вероучения — представление о том, что Иисус Христос своими муками на кресте искупил первородный грех человечества, ибо в случае принятия монофизитской точки зрения возникал целый ряд крайне непростых вопросов: как Иисус. Христос, будучи только Богом, мог страдать на кресте, ведь страдание – это свойство человеческой природы?; а если Иисус Христос не испытывал страданий, то в чем тогда заключается его искупительная жертва?

Созванный в 451 г. в Халкидоне (город в Малой Азии) IV Вселенский, собор отверг монофизитское учение и определил, что Иисус Христос есть истинный Бог и истинный человек. По своей божественной природе он единосущен Богу-Отцу, а по человеческой — единосущен людям. Таким образом, было признано, что Иисус Христос, будучи Богом, в то же время во всем подобен нам, людям (но только Он свободен от первородного греха).

Что же касается проблемы соединения в Нем двуx природ, то Собору удалось принять формулу, отвергающую обе крайности — и монофизитскую, и несторианскую. Согласно этой формуле при воплощении (рождении от Девы Марии) божественная и человеческая природы соединились в Иисусе Христе неслиянно, неизменно (против монофизитства), нераздельно, неразлучно (против несторианства). Поскольку на Халкидонском соборе были осуждены и монофизитство, и еще раз несторианство, то они получили в литературе на¬звание «нехалкидонских» ветвей христианства.

Решения собора означали новый раскол христианства, так как целый ряд стран их не признал. Считается, что под флагом монофизитства Армения, Сирия и Египет вели борьбу за церковную и политическую независимость от Восточной Римской Империи. В результате от христианской церкви отпало го¬раздо большее число последователей, чем при осуждении арианства и несто¬рианства. И хотя позднее монофизитские церкви сильно пострадали от му¬сульманских завоеваний, тем не менее и сейчас — это самое многочисленное из нехалкидонских течений. В наше время существуют четыре независимых друг от друга монофизитские церкви:

1. Армянская (или Армяно-григорианская) церковь. Одна из древнейших христианских церквей. Армения была первой страной в мире, провозгласившей хри¬стианство своей официальной религией. Это произошло в 301 году, на 23 года раньше, чем христианство стало государственной религией Римской империи. Во главе Армянской церкви стоит патриарх, католикос всех армян, резиденция которого находится в Эчмиадзине (близ Еревана).

2. Сирийская Яковитская церковь. К ней принадлежит около 10% населения Сирии.

3. Египетско-коптская церковь. Копты — потомки древнего населения Египта, сохранившие в условиях многовекового господства арабов-мусульман христи¬анскую веру, но испытавшие определенное влияние ислама. 4. Эфиопская церковь. Наиболее распространенной среди народов Эфиопии религией является монофизитство, которое исповедует около 70% населения этой страны.

Христологическая проблема, решенная в основном на Халкидонском соборе, продолжала тем не менее волновать христиан еще в течение двух с лишним столетий. Ее отголоском был разгоревшийся в VII веке спор о нали¬чии у Иисуса Христа одной воли или двух, результатом которого было образо¬вание еще одного направления, получившего название «монофелитство» (от греческих слов «монос» — один и «фелема» — воля).

Светским и церковным правителям Восточной Римской империи, верным идее единой государственной церкви, было трудно примириться с отпадением монофизитов Сирии и Египта. Отсюда их стремление преодолеть раскол с помощью компромиссного решения догматических разногласий. Именно с этой целью в начале VII века была предложена примирительная формула, со¬гласно которой Иисус Христос имеет две природы — божественную и человече¬скую, но только одну волю (божественную). Однако эта формула мало кого устроила и яростные споры вокруг нее продолжались несколько десятилетий, в течение которых в мире произошли важные перемены. Сирия и Египет — оплоты монофизитства оказались под властью арабов-мусульман, а огромная часть их населения была обращена в ислам. Поиски компромисса с монофизитами утратили свое политическое зна¬чение для правителей империи. На VI Вселенском соборе состоявшемся в 680 г. в Константинополе, монофелитство было признано ересью. Собор постановил признавать в Иисусе Христе две природы и соответственно им две воли — божественную и человеческую. Причем человеческая воля в Иисусе Христе подчиняется его Боже¬ственной воле, но не уничтожается ею. Немногочисленные сторонники монофелитства обосновались в Ливане и Сирии, получив со временем название «марониты». В средние века они вступили в унию с Римским папой, отказавшись от монофелитства и приняли ряд чисто католических догматов. Но полностью с католиками марониты, со¬хранившие свои старые обряды и обычаи, так и не слились и составляют сей¬час особую религиозную (отчасти и национальную) общность, на долю кото¬рой приходится более трети населения современного Ливана. Таким образом, из четырех течений, отделившихся в IV—VII вв. от главного направления христианства, до настоящего времени сохранились только два — несторианство и монофизитство. По своей обрядности они довольно близко стоят к православию (особенно монофизитство), но в догматическом отношении нехалкидонские ветви резко отличаются и от православия, и от всех других течений в христианстве.

Рубрики: | Дата публикации: 27.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?