Текст как поле смыслового анализа

Сущностную характеристику объекта, (конечно, только и исключительно относительно решаемых человеком задачи), можно определить, пожалуй, по двум фундаментальным характеристикам: как мы уже говорили, частотный анализ проявления какого-то признака и тесноту его связи с другим, (другими) явлением. В широком смысле речь идет о связи с контекстом частотного проявления данного признака, если нас интересует содержание признака, или же о связи признака с контекстом, если нас интересует содержание контекста. Понятно, что одно без другого не существует.

Другими словами, сущность объекта определяется прежде всего тем, как часто тот или иной признак проявляется в предлагаемом тексте и насколько тесно данный признак связан с другими важным признаками в его частотном выражении того же текста. Важнейшие признаки частотного выражения во взаимосвязи и образуют тот самый контекст, который и определяет смысл интересующего человека признака.

Но поскольку текст есть опосредованная форма социального взаимодействия, т.е. взаимодействия социальных групп или двух людей, как субъектов взаимодействия, то естественно, признак должен быть полностью или по большей части понятен всем взаимодействующим сторонам в некотором социальном континууме. Можно сказать, что текст есть застывшая или точнее зафиксированная форма законов и правил взаимодействия, которым, в обязательном порядке, должны следовать взаимодействующие субъекты.

Так, если молодой человек в письме к девушке будет часто употреблять одни и те же слова, или слова одного класса, например, синонимы, то девушка интуитивно сможет понять, что же этот молодой человек от нее хочет. Слово становится показателем и признаком некоторого смыслового поля, определяемого респондентом. Важно только, что бы слов таких было побольше, во всяком случае достаточно, для анализа и адекватного определения их содержания.

И самое главное, что бы с необходимой полнотой были соблюдены их функциональное распределение к тексте. В противном случае будет наблюдаться смысловые провалы и девушке придется ломать голову, что же хотел сказать ее юноша в письма. И совсем будет плохо, что она поймет его совсем не так, как этого хотел юноша. Последнее бывает сплошь и рядом и связано это в первую очередь с тем, что чаще всего люди не умеют строить тексты и даже не подозревают о каких-либо правилах в этом деле.

В зависимости от своего понимания смысла полученного письма, девушка будет соответствующим образом выстраивать свои отношения относительно молодого человека и его целей. Ее ответное письмо будет полностью отражать ее понятийное поле посредством подбора специальных слов и словосочетаний, расположением этих слов специальным образом относительно друг друга, если, конечно, она сумеет это сделать.

Правда, если они принадлежат к одному социальному кругу и одному понятийному полю или хотя бы к смежному. В противном случае они не смогут понять и признать друг друга. Во всяком случае потребуется некоторое время для определения содержания используемых ими понятий. Впрочем, даже в известном континууме, первые аккорды общения связаны, как правило, с определением или уточнением понятий и всего понятийного поля. Это связано с тем, что окружающая среда и сам человек постоянно меняются, хотя и не намного, что и требует постоянной их координации в понятийном пространстве.

Если молодой человек решил усложнить свой контекст, то он использует не только частотное распределение какого-то признака и как показатель его интереса к данной области общения, но и начинает его связывать с другим объектом так же в интенсивном частотном распределении. В данном случае частотное взаимодействия частотного распределения признаков, (двух или более), является первым и в этом смысле главным критерием и основной формой содержательного анализа контекста общения.

Так, если молодой человек при встрече дарит цветы, а при расставании глубоко вздыхает, то такое частотное взаимодействие частотного распределения двух данных характерных признаков, довольно точно определяет характер контекстного поля их взаимодействия. Хотя и в этом случае на самом деле все может быть и не так или не совсем так, как оно выглядит в предложенном контексте взаимодействия.

Если возникло подозрение, что юноша ставит себе совсем иные задачи, чем предполагает девушка, то она может ввести еще один специальный показатель и тем самым построить специальное поле из взаимосвязи. Если девушка очень осторожная, то она может вывести при необходимости ряд специальных признаков и систему их взаимосвязи, что бы уж однозначно определить истинный смысл и цели частотного выражения предложенный ей молодым человеком признаков. Но для этого уже требуется более углубленный анализ существующих признаков в их частотном распределении.

Например, как часто он употребляет какое-то другое важное ключевое слово, например, «люблю», настойчиво ли желает познакомиться с родителями, знакомит ли ее со своими друзьями и пр. и пр. Но при таком глубинном анализе это будет уже не девушка на выданье, а специалист по контент-анализу, или, как сейчас говорят, контент-менеджер, что вообщем то тоже может быть не плохо для счастливой семейной жизни.

Таким образом, носителем смысла текста или контекстуального поля выступает не одно слово или словосочетание, а их ограниченное множество, как специальных признаков, связанных между собой особым образом, образующие смысловую структуру текста, о чем более подробно мы будем говорить далее. Каждое из этих слов или словосочетаний выполняет свою, строго определенную функцию в тексте или его части, что и позволяет выстраивать смысловую и содержательную структуру текста, и соответствующим образом выстраивать и свое поведение, ответную реакцию.

Нет, поминутно видеть вас,

Повсюду следовать за вами,

Улыбку уст, движенье глаз

Ловить влюбленными глазами.

Внимать вам долго, понимать

Душой все ваше совершенство.

Пред вами в муках замирать,

Бледнеть и гаснуть… вот блаженство!

А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

Ну что здесь скажешь. Слова, которые используются в данном тексте, можно интерпретировать почти однозначно. Автор письма влюблен и сильно влюблен, настолько влюблен, что даже не надеется на взаимность: в тексте нельзя найти об этом ни одного слова, ни даже намека. Он только хочет видеть, следовать, ловить влюбленными глазами, в муках замирать, бледнеть и гаснуть и пр. Он описывает себя и свое чувство, причем в полной безысходности и безнадежности, на грани психологического срыва.

Такое письмо сначала восхитило бы: вот мол как человек влюблен, а затем насторожило бы. Ну что можно ожидать от человека, который поминутно хочет видеть вас, более того постоянно следовать за вами. Именно ловить каждое движение уст и глаз. Еще хуже, бессмысленно внимать и заранее понимать ваше совершенство, а затем еще зачем-то в муках замирать, бледнеть, гаснуть и принимать все это за блаженство. Что-то здесь не то, не так, как надо бы, как принято, и дело здесь наверно все-таки не в любви, как казалось с первого взгляда.

Если нормальная девушка, которая прежде всего хочет выйти замуж, или просто любить, или хочет иметь нормальные человеческие отношения, прочтет это письмо, то может подумать, что у этого парня, не все в порядке с головой и лучше держаться от него подальше. И в самом деле: «всем известно уж давно: любовь, безумие – одно».

Но можно и по другому отнестись к письму. Все что написано только поэтическая гипрбола. Многие люди и особенно поэты любят приукрашать, выражать свои чувства яркими сочными красками, эмоционально, нередко в крайних выразительных формах. Другой человек сказал бы: «девушка вы мне нравитесь, давайте встретимся». Но нет, только поэт может написать:

«Я трепещу при видя вас,

Я весь сгораю от желанья,

Увидеть прелесть ваших глаз,

И встречи дивной — ожиданья.

Вы свет единственный в окне,

Ответьте мне, ответьте мне…». и т.д.

Вариаций может быть безмерное количество.

Что можно подумать и что ответить, как поступить при такой не мысленной страсти? В лучшем случае поосторожничать, посмотреть, проверить что там, за этими высокопарными словами находится на самом деле и не давать никакого повода для надежды. Так поступила бы любая девушка, заботящаяся о своем будущем.

Он едет; лишь вошел… ему

Она навстречу. Как сурова!

Его не видят, с ним не слова;

У! как теперь окружена

Крещенским холодом она!

Как удержать негодованье

Уста упрямые хотят!

Вперил Онегин зоркий взгляд;

Где, где смятенье, состраданье?

Где пятна слез?… Их нет, их нет!

На сем лице лишь гнева след…

А.С. Пушкин. «Евгений Онегин»

Татьяна правильно, по всей видимости сделала, что отказала ему даже в какой-либо возможности взаимности. Она повела себя как вполне нормальный человек, который прежде всего пытается сохранить свое благополучие и оборонить его от любого посягательства от кого бы то не было, даже от ею до сих пор любимого человека.

Вот такая неоднозначная интерпретация письма, которая приводит к различному отношению и к содержанию текста и к его автору. Соответствующая интерпретация, в свою очередь, приводит к формированию различного смыслового поля действий того человека, к кому обращено данное письмо. Скорее всего автор должен предполагать, какую интерпретацию осуществит его респондент, если они находятся в едином общем смысловом поле и решают общие для них задачи.

Сначала письмо может быть воспринято как прекрасное любовное послание, на которое можно было бы откликнуться всей душой, конечно, при определенных обстоятельствах. Но потом, вызывает некоторое настороженное и даже отрицательное отношение к письму в силу возможных негативных последствий от контакта с может быть неуравновешенным человеком, пускай и страстно влюбленным. Соответственно, вырабатывается новое смысловое поле: резкое неприятие и противодействие каким-либо поползновениям на взаимность.

Как видно, одни и те же слова, в разном контексте, позволяют осуществить различную смысловую интерпретацию. В этом ничего удивительно нет, можно только удивляться богатству возможностей образования различных контекстуальных форм, когда текст приобретают разный смысл в зависимости от изменения доминанты, который использовал автор или интерпретатор текста. Но здесь имеются и свои особенности.

За некоторыми словами та или иная функция закрепляется жестко и может быть на всегда и на все случае жизни, т.е. в разных текстах они выполняют одну и ту же роль. Но есть слова, которые в разных текстах выполняют разные функции. Более того, в одном и тоже тексте, в зависимости от установленных доминант, могут одновременно или поочередно играть разную роль, выполнять разные функции и нередко прямо противоположные. Их можно назвать слова-хамелеоны. Такое тоже бывает.

Можно провести еще одну интересную интерпретацию. Если бы не было в выше приведенном тексте слова «влюбленными», и если бы данный кусок был бы вырван из текстового поля как его контекста, то автора письма можно было бы принять за сыщика. Поминутно видеть, постоянно следовать, ловить, внимать и понимать и пр. все эти слова вроде бы как из арсенала разведчика. Правда, если бы речь шла о шпионской деятельности, то эти слова стали бы употребляются в другой последовательности и тональности, соответственно и смысловая нагрузка была бы иная.

Текст как поле смыслового анализа представляет собой контекст интересующего исследователя признака. При этом в центр данного поля может быть поставлен любой признак, лишь бы он отвечал интересам исследователя, решал бы его задачу и, конечно, что бы он присутствовал в данном тексте в нужной количественной норме. Хотя, как мы уже упоминали, даже единичное употребление, (проявление) какого-то признака, может быть объектом внимания исследователя. Но и в этом случае он в обязательном порядке вставлен в какой-то смысловой контекст всего ли текста или его части.

Но для того, что бы можно было в тексте свободно и эффективно интерпретировать слова, их всегда надо помещать в определенную текстовую структуру и придавать им благодаря этому соответствующий авторской интерпретации функции. Именно структура текста оказывается тем жестким контуром, который определяет место каждого слова в его функциональной принадлежности, которая и определяет их смысловую нагрузку, а соответственно, и всего текстового поля, того поля, которое является авторским и поэтому, считается исходным смысловым построением.

Если интерпретатор хочет получить более полный анализ смысла, заложенного в тексте автором, то для этого необходимо провести анализ по ряду основных и даже не основных признаков, ключевых и не ключевых понятий, смыслосодержащих и смыслообразующих слов и словосочетаний, форм содержательного выражения предложений, блоков текста и всего текста. Так, в тексте всегда им еются основные и вспомогательные слова, выполняющие разные функции в тексте. Но и в ряду основных слов, имеются ключевые слова, как правило, выполняющие роль доминанты, которые характеризуют смысл текста в самом общем виде.

Можно предложить, среди возможных иных вариантов, следующую структуру текста.

1. Слова, как основные смысловые понятия, выступающие в роли доминаты. Их немного и может быть даже одно слово, но имеющее разные формы выражения и как правило, представленные своими синонимами первого или второго уровня.

Так, когда девушка читает письмо любимого человека, то для нее важно понять, сначала, любит ли он ее, и как сильно, а затем, хочет ли жениться. И она страстно ищет именно эти слова или похожие по смыслу или хотя бы по форме. И если эти слова присутствуют, то они выступают для автора доминантой, которые и определяют смысл всего послания. Так же они являются доминантой данного текста и для автора письма.

2. Далее предлагается ряд слов-понятий, которые дополняют и определяют в своем контексте основные понятия, используемые в тексте. Это слова, которые: очерчивают границы существования смысла или границы смыслового поля; уточняют смысл основного понятия; усиливают или снижают степень интенсивности выражения; они могут при необходимости уводить в сторону, очерчивать другое понятийное поле; определяют временные и пространственные координаты и пр. Таких слов и словосочетаний так же немного.

Эти два ряда слов, понятийных образований, выполняющие свои особые функции, представляют собой вершину пирамиды по частоте употребления слов текста. Их можно назвать ключевыми словами, основными понятиями и основными признаками смысла и содержания текста или части текста. Они составляют ключевые узлы текста, ее архитектонику и структуру. Они же определяют и характер взаимодействия основных и не основных признаков.

3. Третий ряд так же вспомогательные слова, осуществляющие роль уточнения смысла в определенном контексте, так скажем, третьего уровня. Задача их — точнее, конкретнее установить содержания используемого понятия вспомогательных слов второго уровня. Можно сказать, что они определяют широкий контекст слов-понятий, выступающих доминантой и его вспомогательных слов и словосочетаний.

Например, когда в тексте предлагается в качестве доминанты понятие экономика, которая, например, оказывает большое влияние на политическую составляющую страны, то, как правило, устанавливается (конечно в хорошо составленных, грамотно построенных текстах), о какой собственно экономике идет речь, ибо вариаций, аспектов может быть хотя и ограниченное, но довольно большое количество. Для это и создается специальный блок понятий. которые мы назвали вспомогательные слова к основному смыслу текста или его части.

4. Затем вступают в строй, как мы их называем, обслуживающие слова, роль которых осуществлять связку основных понятий и смыслов. Задача их устанавливать по содержанию переходные мосты между доминантами и ключевыми словами, понятиями. Основная функция — указывать направления движения понятийного потока в тексте или его части.

Когда мы говорим, что основные понятийные образования формируют структуру и взаимосвязь между основными элементами структуры, то необходимо иметь ввиду, что эти элементы и взаимосвязь между ними так же выражается своими физическими носителями, т.е. специальными словами и словосочетаниями. Функция этих слов как физических носителей только одна, выразить характер отношений основных понятий между собой. Этих слов насчитывается довольно много, поскольку требуется нередко сложное описание непростого характера отношений.

5. Кроме того, имеются слова-связки, функция которых построение специальных грамматических форм, позволяющие выразить смысл. Некоторые такие слова выполняют нередко двойную функцию: с одной стороны выражают смысл предложения, а с другой стороны определяют его грамматическую форму как предложения, так и всего текста.

К ним относятся слова, которые получили свое специальное обозначение как грамматические формы, например: глаголы, существительные, наречия, причастные обороты, склонения и пр. Понятно, что некоторые из этих слов выполняют функцию определения содержания предложения и всего текста.

В предложении: «Пойдем гулять в смеркающийся лес» каждое слово имеет грамматическое обозначение, но сохраняет функцию и определения смысла содержания предложения. При этом нарушать грамматику не рекомендуется, ибо можно потерять смысл, так же как нарушать структуру смысла, ибо можно нарушить грамматическую форму. Как всегда истина в правильной взаимосвязи форм построения предложения.

6. Кроме того, есть слова, которые определяют пространственно-временные параметры, выстраивают текст в общем для него контексте или континууме. Но это особая функция текста, предложения и слова. При чем разные функции текста могут выполнять одни и те же слова и наоборот, разные слова — одни и те же функции, в зависимости от контекста, в который их ставит автор текста или его интерпретатор.

Понятия «вчера», «сегодня», «завтра» – устанавливают последовательность развития события. Понятия «там» и «тут» – пространственное расположение в физической среде. Сочетание понятий, например, «вчера там» и «сегодня тут» — увязывает пространственно-временной континуум. Устанавливая протяженное настоящее время, например, «сегодня», «в настоящее время» обязательно подразумевает и пространственные характеристики – например, в нашей стране. И наоборот. Правда не всегда пространственно-временные характеристики устанавливаются достаточно определенно, что может затруднять понимание смысла текста.

7. Есть слова, которые определяют еще одну важнейшую функцию текста. Речь идет о единстве места, времени и действия. В тексте должно быть указано основное действие, указано место его протекания и время. Другими словами, указано действие в его пространственно-временных характеристиках, но только в их единстве.

Так в предложении: «Наша экономика сильно подросла» само по себе не имеет смысла, поскольку здесь нарушены все принципы единства, места времени и действия. Но из контекста, может быть понятным, что речь идет о настоящем времени и в нашей стране. Объект – экономика, и действие – подросла – указаны в предложении.

Ниже приводится рисунок, показывающий схематично основные структурные блоки. Горизонтально, в основании пирамиды, расположено понятийное пространство, причем как общее (понятийная ткань», как мы ее называем), так и конкретное понятийное поле, на котором выстраивается пирамида понятий или предложение. Пирамида представляет собой основной объект, который выстраивается в форме предложения со всеми своими структурными атрибутами. Еще одно замечание, в структуре предложения могут быть выделены другие элементы в зависимости от поставленной задачи и ее решения. Но в данном случае мы ограничились только некоторыми и, по нашему мнению, основными элементами.

Далее, образец небольшого текста, (из рекламного анонса фильма «Солярис»), на котором можно хорошо продемонстрировать структуру тексте, его элементы в их функциональной принадлежности и их взаимосвязь. Ниже дается краткое и схематичное описание данной структуры, из которого хорошо видно, что одно ключевое выражение, «…пытается прийти в себя….» состоящие из трех слов, в дальнейшем описывается разными словами, задача которых только одна – уточнение его смысла, содержания и установление пространственно-временных координат и пр.

«Земля. Не очень близкое будущее. Доктор Крис Кельвин… – определение пространственно-временных параметров и субъекта деятельности относительно всего тексту.

…пытается прийти в себя…. – ключевое действие. Весь остальной текст так или иначе связан с этим действием.

После… — временной параметр для данного конкретного действия.

…трагического самоубийства своей жены, — условие, при котором возникло ключевое действие.

…в котором он косвенно виноват. – косвенное условие условия. То есть он косвенно виноват в совершении трагического самоубийства жены, которое в свою очередь обусловило его неуравновешенное состояние, когда он пытается прийти в себя.

Его жизнь распалась… — совершение действия как результат предыдущих свершений действий. Это второй ряд действий, обусловленный первым рядом действий.

…на множество повседневных дел… уточнение понятий распалось на что-то, не связанное между собой.

— пустой дом, работа, немногочисленные друзья – уточнение понятия на что распалось как формы отдельных видов деятельности.

Сложенные вместе, они создают видимость почти нормального существования – уточнение понятия распалось в другом ракурсе и описание данного ракурса.

Но оно прерывается… – третий ряд событий, вытекающий из второго и первого, т.е прерывается состояние неуравновешенности.

…появлением двух сотрудников… устанавливается причинно-следственная зависимость, т.е. чем прерывается.

…из агентства космонавтики… установление пространственных параметров данного блока.

…и сообщением от старого друга, — устанавливается действие и объект действия.

….находящегося на загадочной планете Солярис, — устанавливаются объект и его пространственные параметры.

…на исследовательской станции, — уточняются объект и его пространственные параметры.

…где происходят неподдающиеся объяснению вещи. – устанавливается ключевое действие для данного блока.

Расследовать – устанавливается предполагаемое действие в неком будущем в данном случае ближайшее.

…происшествия – устанавливается совершенное действие.

…поручают доктору Кельвину. – устанавливается объект действия.

Никто не знал, с чем придется столкнуться». – установление возможного действия в некотором будущем пространственно-временном континууме.

В принципе, каждое используемое слово, а так же отдельные смысловые выражения описываются в обязательном порядке другими словами, как контекстом – пространственно-временным или смысловым. Поэтому при необходимости каждое слово, выражение можно представить в качестве доминанты какой-то части текста. В свою очередь, данная часть текста может выступать условием другой общей доминанты, например, всего текста и т.д.

Но текст всегда выстраивается по одной и той же схеме: имеется ключевое слово (выражение), которые описывается в обязательном порядке другими словами, выражениями, которые и образуют сложный или простой контекст. Последовательность их может быть разная: сначала указывается ключевое слово, а затем его контекст или наоборот. Здесь уже вступают в роль грамматические формы.

Но всегда, еще раз повторим, в самой общей форме текст выстраивается, точнее его доминанта, в единстве места, времени и действия, т.е. одно действие совершается в обязательном порядке в одно временя и в одном месте. Здесь уже применяются ряд специальных аксиом. Немного отвлекаясь от основной темы нашего разговора, приведем некоторые из них:

? В одном месте и в одно время можно совершить только одно действие.

? В одно время и в одном месте можно совершить только одно действие.

? Одно действие можно совершить только в одном месте и в одно время.

? Разные действия можно совершить только в разных местах.

? Разные действия можно совершить только в разное время.

? В разное время можно совершить разные действия.

? В разное время можно совершить разные действия только в разных местах.

? В одно общее время можно совершить разные действия и в разных местах.

? В одно общее время разные действия можно совершить в разное время.

? В одно общее время в разных местах можно совершить разные действия в разное частное время.

? В одно общее время можно совершить только одно действие только в одно частное время.

? В одно общее время в частное время можно совершить только одно действие и только в одном месте.

? В одном общем месте можно совершить разные действия, но в разное время и в разных частных местах.

? В одном общем месте можно совершить только одно действие только в одном месте и только в одно время.

? В рамках одного общего действия можно совершить разные частные действия, но только в разных местах и в разное время.

? В рамках одного общего действия можно совершить только одно действие только в одном месте и только в одно время.

? Взаимодействие двух любых объектов в системе место ? время ? действие, возможно только посредством любого третьего объекта.

? Бесконечная градация времени и места позволяет одновременно совершаться бесконечному количеству действий.

? Бесконечная градация времени и действий позволяет образовывать бесконечное количество мест.

? Бесконечная градация действий и места позволяет образовывать бесконечную градацию времени и бесконечное время.

В структуре текста можно выделить еще и такие два типа слов: одни слова выступают в роли субъекта, другие — в роли объекта. Слова-субъекты, являются основными и определяют содержание всех остальных слов, как бы воздействуют на них, определяют их. Слова-объекты это слова на которые воздействуют слова-субъекты, они подчиненные и составляют как бы свиту, контекст, основу слов-субъектов. Понятно, что слова-объекты составляют большинство среди всех слов, в то время как слова-субъекты могут быть несколько, одно-два слова или словосочетание.

Впрочем оснований для структурного деления может быть много, в зависимости от тех задач, которые ставит перед собой читатель или исследователь. Тем не менее, понятно, что это множество всегда ограничено и подчиненно основному содержанию текста. Вне рамок его содержания какая-либо интерпретация текста или отдельных его частей теряет смысл и превращаются в простую или сложную манипуляцию. Впрочем основания для каких-либо манипуляций так же должны присутствовать.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?