Слово

Мы перешли эволюционно от звука и жеста к устному слову, которое вобрало в себя и звук и жест, а от устного слова к письменному слову. Правда вряд ли этот процесс был линейным, скорее всего параллельно — последовательным, ибо причина всего есть все. Это означает, что образование любого явления, в том числе и таких как звук, жест, слово, письменность и пр. обусловлены всем процессом развития человечества и его окружения. Соответственно и каждое такое явление из бесконечного множества явлений содержит в себе, в свернутом виде, всю историю развития человека и его среды.

Мы не отказываемся от понятия последовательности, широко принятой в классической философии и, соответственно, социологии, ибо каждое явление развивается согласно принципу единства места, времени и действия, один из постулатов которого, гласит: в одном месте и в одно время может совершится только одно действие . Пространственно-временные параметры исключают возможность одновременного совершения действия, но они так же исключают и абсолютность любого из этих параметров. Определение первичности свидетельствует только о наличии доминанты, которая обуславливает и подчиняет себе другие явления. Так звук, жест, слово, письменность на определенном этапе развитии истории становились доминантами, которые и обусловили решение некой общей задачи.

Поэтому когда мы говорим о письме, а затем о тексте, как о неком самостоятельном явлении и этапе развития истории человека в процессе его социализации, основой которой является специализация, мы имеем в виду, что письмо в какой-то момент становится доминантой, которая в свернутом виде содержит в себе всю историю развития человека. И в равной мере это относится к любому тексту, который всегда содержит в себе некоторую общность информации и ту информацию, которая выходит далеко за рамки видимого и осознаваемого содержания.

Слово это уникальное образование, которое содержит в себе звуки, отражающие некую совокупность объектов того мира, который находится вне сознания человека. При этом данная совокупность имеет по меньшей мере два природных начала: первая отражает всегда звуки и видимые объекты; вторая отражает звуки и объекты, которые сами по себе не имеют непосредственного видимого выражения, например, чувства, мысли, предположение, желание типа: «я тебя съем».

Последнее, (т.е. звуки, которые выражают чувства, мысли и пр.), имеет особое значение. Сам по себе жест не требует звукового обозначения, как и видимые предметы. Потребность в звуках была обусловлена многими причинами: передачи информации другому, который находится вне поля видимости, необходимость передать информацию о несуществующей в данный момент ситуации и пр. Но самое важное, наверно, когда образовалась потребность обозначить такие специфические объекты, которые не видимы, глазом не обнаруживаемые, например, чувство благодарности, любви, так же как впрочем и возможной опасности и т.д.

Рычанье зверя, которое обозначает: не подходи иначе я тебя съем, есть звук, (как знак), обозначения предупреждения. Пение птицы есть звук, которые обозначает, что я нахожусь здесь и вся твоя. Или же благодарность за жизнь и когда все хорошо и исполняются все основные желания. Или же когда человек говорит другому спасибо. Это слово как совокупность звуков обозначает такую специфическую гамму чувств, которая никогда и никак не может быть выражена ни в какой видимой и осязаемой форме. Но которая может быть написана, т.е. мысль и чувство может быть начертано, представлено визуально и в форме знаков, но об этом потом. Осмысленный звук уже есть слово

Потребность в обозначении этого нового и такого необходимого мира специфических объектов и обусловила образование нового класса и нового мира объектов – звука, слова и письменности. Звуки, слова и письменность стали физическими носителями специфических объектов мира – непосредственно не осязаемых. И как только появилась возможность оперировать этим миром, а не держать его в себе, как только появилась возможность передавать его другим, образовалась новая историческая объективная действительность, которая существенно обогатила держателей такого мира и позволила им иметь больше возможности для выживания и проживания в таком сложном и опасном мире.

Звуковое сопровождение, а затем слово и письмо обозначало по сути две важные составляющие бытия: чувство и мысль, во всей гамме ее выражения: представления, сознания, мышления и пр. Чувство это нечто сродное психическому или душе; мысль отражает систему рациональных концептуальных представлений, построения и отражения внешних и внутренних объектов. Как животное, например, моя собака, выражает свое чувство? Очень скупо: она может скулить или печально смотреть, может прыгать от радости. Как животное выражает свою мысль? Так же скупо в рамках решаемых ею задач. Теперь можно представить какое большое расстояние прошел человек, на примере огромного числа слов, выражающихся множество его чувств и мыслей.

И то и другое характеризуется двумя параметрами: состояние и отношение. Состояние характеризует стабильность, типичность, постоянство, а отношение — процесс изменения. Слово, выражающее состояние, определяется совокупностью объектов, описывающие и определяющее данное состояние. Слово, описывающее отношения, определяется сравнением двух классов состояний объектов, выражающие состояние в различных временных и пространственных параметрах. Можно и так сказать: состояние это выражение временного паритета взаимодействующих объектов, а отношение – выражение опять же временного нарушения этого паритета.

Звуки имеют свою структуру. И они определяют структуру букв и самого слова. И на этом кончается определяющая роль звука. Структура буквы это некое физическое выражении некоего смысла звука. Сложный звук есть образование нескольких звуков, получивших выражение в слове. То есть слово образует свою структуру как определенное сочетание звуков. Звук бывает высокий и низкий, длинный и короткий со своими звуковыми вариациями, что позволяет иметь бесконечное множество звуковых образований, соответственно, и бесконечное количество слов. Другими словами, содержание слова определяется смыслом, но выражается множественными образами звукового подражания.

Образовавшись, слово по сути стало выступать, как это часто бывает, своеобразным переходным звеном от звуков к тексту. И как самостоятельный объект системы взаимодействия субъектов, т.е. человека и человека, сразу же приобретает некоторое относительно независимое существование. Слово зажило своей специфической исторически не простой жизнью, преобразовалось в сложный объект человеческого бытия и его окружения и впоследствии стало трудным, но весьма интересным объектом исследования различных наук: философов, лингвистов, психологов, физиологов и пр.

Но понятно, что слово, точнее его содержание, не существует само себе и никогда не существовало в таком качестве. Образовавшись в результате сложного сочетания явлений, оно и приобретает смысл только в совокупности окружающего его явлений. Само по себе слово имеет свое строго определенное содержание только в позиции состояния, когда описываемая словом ситуация какое-то время остается стабильной, постоянной. В этом случае содержание слова остается понятным и стоит его произнести, как сразу же становится ясным, какую ситуацию оно отражает, описывает.

Но вот в позиции отношения, когда ситуация становится не определенной, когда нарушается паритет взаимодействия субъектов, слово так же теряет свое строго определенное содержание. Но поскольку слово всегда имеет свое содержание, без этого оно не существует, в ситуации отношения теряет свою строгость. Это означает, что прежнее содержание слова не очень точно. Но поскольку внешняя ситуация никогда не меняется кардинально, она всегда погранична, то и содержание слова часто становится пограничным с другими содержаниями одного и того же или разных слов.

Но в обязательном порядке оно приобретает смысл в контексте других слов, что означает в контексте других явлений. При таком подходе слово само по себе вроде бы как и не существует. Но это не так, оно существует, но в более общем контексте, когда оно еще отражало стабильное существование. т.е. состояние. Но в таком качестве в изменившийся ситуации оно уже не решает поставленной задачи, т.е. не описывает новую ситуацию, во всяком случае полностью. В этом случае оно обязательно должно быть соотнесено с другими словами, (как правило, не больше трех-пяти в своем непосредственном окружении). И только в этом случае приобретает истинное содержание, т.е. то содержание, которое адекватно описывает новую ситуацию.

Структура слова как объекта имеет три составляющие: две константы и одну переменную. 1. Слово, как сочетание букв, есть постоянная величина. Оно всегда пишется одинаково, во всяком случае в классическом современном русском языке. 2. Но содержание слова есть величина переменная. Так слово человек в русском языке пишется всегда одинаково, но содержание его столь множественно, что не поддается даже перечислению. И только ситуация, которая образует контекст, определяет его содержание и то не полностью.

3. При этом, конечно, сохраняется нечто единое и общее, как субстанция, которое характеризует данный объект как единое и сущее. Это и является третья составляющая постоянная величина. Именно она и определяет контекстуальное содержание слова, о чем более подробно будем говорить далее. Другими словами, в какой бы контекст слово не попало, оно в обязательном порядке находится в некой общей субстанциональной парадигме.

Но нас в данной работе слово как сочетание букв или звуков не интересует. Точнее оно нас интересует только как носитель того или иного содержания. И как носитель, оно имеет свои особенности образования и существования, взаимосвязь с другими явлениями, например, с содержанием, другими такими же и не такими же словами, законы образования новых слов, (например, путем сочетания разных слов или их частей, заимствование из других языков и пр. и пр.).

Все это тема другого и весьма важного и интересного исследования. Ибо сегодня или в ближайшем будущем может возникнуть большая проблема катастрофической нехватки слов, поскольку механизм их образования окажется недостаточно гибким и полным, в то время как области интересов и деятельности человека расширяется по экспоненте. Соответственно для их описания и выражения потребуется все новые и новые слова.

Выше мы говорили в основном об устном слове. Письменное слово, это особая история и очередной этап в развитии человека. По всей видимости письменное слово, (или письмо), образовалось благодаря тому, что появилась потребность передачи информации без искажения на расстояние близком или далеком. Передачи информации без искажения новым поколениям, как фиксация норм и правил поведения, без права что-либо менять. Наконец потребность в фиксации факта и само записанное слово должно было выступать как факт, которое само становится необходимым объектом взаимодействия и даже доминантой, например, когда слово записывается и объявляется как священное и т.д.

Устное слово и письменное есть совершенно разные образования, хотя и имеют общую прелюдию – звук. Разница заключается в неодинаковых возможностях. Устное слово рассчитано только на те ситуации, как мы уже говорили, когда субъекта, которому передается информация, не видно. Но это возможно только на небольших расстояниях, в пределах слышимости. Устная передача информации от человека к человеку или от «уха к уху» имеет свои существенные недостатки: информация сильно искажается. И тем самым возможности устного слова оказываются весьма ограниченными.

Письменное слово расширяет эти возможности. Информация передается субъекту на любые расстояния и всем поколениям. Надо только найти походящие физические носители для написания слова, (например камень, глина, папирус, бумага и пр.), так же найти подходящие условия для сохранения написанного на длительный период. И еще одно важное условие — найти подходящие физические носители для того, что бы передать физические носители со словом на какое-то расстояние.

Сначала и довольно долгое время таким физическим носителем для сохранения физических носителей с письмом был человек. Поначалу именно он передавал информацию другим людям, но возможности его в этом оказались очень скоро исчерпанными. Потом появилась лошадь и лодка – ареал и возможности передачи слова расширились, но не на много. И только потом появились почта, телефон, телеграф и пр. и пр.

Но дело не только в этом. Как только слово было записано, зафиксировано, оно тем самым образовало совсем иную, ранее не существующую реальность. Абсолютной доминантой и содержанием такой реальности является то, что начертанное слово стало формой фиксирования мысли как результата рассудочной концептуальной деятельности. Зафиксированная мысль тем самым становится формой, фактом и элементом общественного сознания. Письменное слово становиться той константой, относительно которой строится внешнее поведение человека и его внешняя реальность т.е. все то, что находится вне сознания человека, как впрочем и само сознание. Таким образом письменное слово становится фиксированным общественным сознанием.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?