РЕАЛЬНЫЕ КОНТРАКТЫ.

Реальные контракты возникали одновременно с передачей вещи. К ним относили договоры займа, ссуды, хранения (поклажи), залога.

Заем — договор в соответствии, с которым одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или иные вещи, определяемые родовыми признаками (масло, вино), а заемщик по истечение указанного в договоре срока либо по востребованию обязан был вернуть такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода.

Характерные черты договора займа следующие.

Во-первых, заем — реальный договор, он приобретал юридическую силу лишь с момента передачи вещи, последовавшей после достигнутого соглашения сторон.

Во-вторых, взаймы передавались вещи, имеющие родовые признаки, т.е. исчисляемые числом, весом, мерой.

В-третьих, заимодавец передавал заемщику вещь в собственность, что давало возможность последнему свободно распоряжаться вещью.

В-четвертых, должник по истечении договора должен был вернуть такое же количество вещей и такого же рода, какие получил.

Что касается срока возврата взятого взаймы, то он определялся договором (срок в договоре определялся конкретной датой или первым требованием заимодавца).

Заем не устанавливал процентов занятой суммы. Однако на практике заключался особый договор — вербальный или стипуляционный в процентах. Размер процентов был различным. Максимальный размер в классический период был один процент в месяц, при Юстиниане — шесть процентов в год. Запрещалось начисление процентов на процент.

После передачи вещи по данному договору риск случайной гибели вещи лежал на заемщике. Обычно должник составлял расписку в получении займа и передавал ее кредитору, иногда до получения предмета займа. Это зачастую приводило к тому, что заимодавец не передавал предмет займа, но требовал возврата вещей или денег. Когда такие факты стали приобретать массовое явление, на помощь должнику против недобросовестного кредитора пришло право претора. Должник получил право первым заявить иск против такого должника. Если же добросовестный кредитор предъявлял иск, требуя денег, которых он не давал на самом деле, ответчику давалось право возражения (exeptio doli), что означало обвинение в тяжкой недобросовестности.

Ссуда — договор, в соответствии с которым одна сторона (ссудодатель) передавал другой стороне (ссудополучателю) индивидуально — определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны по окончании пользования ту же самую вещь.

Так же как и договор займа, ссуда — реальный контракт, обязательства из этого договора возникали после передачи вещи ссудополучателю. Однако этот договор во многом отличался от договора займа. Если предметом займа являлись вещи, определяемые родовыми признаками, то предметом ссуды — индивидуальные вещи. Эти же вещи должен был вернуть ссудополучатель ссудодателю. В то время как при договоре займа вещь передавалась в собственность, при ссуде предмет ссуды передавался во временное, безвозмездное пользование; по окончании договора ссудополучатель обязан был вернуть вещь в целости и сохранности. Если обязательство из договора займа строго односторонние (на заимодавце не лежало никакой обязанности, он имел лишь право требования), то ссуда не являлась строго односторонним договором: на ссудодателя ложилась та или иная обязанность. Такое могло иметь место, если он передал ссудополучателю такую вещь, причинила последнему убытки или потребовала от него расходов по содержанию или поддержанию ее в нормальном состоянии (например, ссудодатель передавал больное животное, которое заразило стадо, или предоставил больного раба, на лечение которого потребовались лекарства). Однако если на ссудополучателе лежала вина, а ссудодатель не знал о пороках данной в ссуду вещи, то он не нес никакой ответственности. Наконец, если при займе риск случайной гибели вещи лежал на получателе, то по договору ссуды — на ссудодателе. В то же время по договору ссуды на ссудополучателя ложилась строгая ответственность за сохранность вещи. В случае причинении вреда вещи, даже при незначительной небрежности со стороны ссудополучателя, он обязан был возместить данный вред. Закон исходил из того, пользователь должен использовать вещь как хороший хозяин, не допускать небрежности по отношению к ней и беззаботность.

Для взыскания со ссудодателя понесенных убытков ссудополучателю давался так называемый возможный иск. Иск ссудодателя называли ction commodati directa, т.е. прямой, основной иск из ссуды, а иск ссудополучателя — action commodati contaria (противоположный, встречный иск, который мог возникнуть, а мог и не возникнуть).

Хранение (поклажа) — договор, в соответствии с которым одно лицо (хранитель, депозитарий) получало от другого (поклажедателя, депонента) индивидуально — определенную вещь и обязывалось безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить ее в целости и сохранности поклажедателю.

Особенности этого договора сводились к следующему.

Во-первых, этот договор реальный, обязательства возникали с момента передачи вещи.

Во-вторых, предметом договора являлась вещь индивидуально определенная; по окончании хранения эта же вещь должна быть возвращена депоненту.

В-третьих, хранение — безвозмездный договор, а поэтому хранитель должен хранить переданную вещь как добрый хозяин и отвечать за вред лишь в случае грубой небрежности. Гай говорил, что депозитарий должен понимать, с кем он собирается иметь дело: с добросовестным или ветрогоном.

Исключение из этого правила имело место в двух случаях: когда поклажеприниматель сам вызывался хранить вещи (в случае порчи, пропажи он нес ответственность даже при неосторожности и небрежности); когда передача вещи совершилась при чрезвычайных обстоятельствах, например при пожаре. В последнем случае ответственность хранителя повышалась, и он отвечал перед поклажедателем в двойном размере причиненного ему ущерба. В данном случае, как говорил Ульпиан, поклажедатель не имел возможности выбирать себе депозитария исходи из наименьшего риска для себя.

В-четвертых, вещь могла быть передана по этому договору на определенный срок или до востребования. Наконец, как и при договоре ссуды, из хранения вытекало требование поклажедателя о возврате вещи, защищаемое прямым иском — action directa. Если поклажедатель при передачи вещи на хранение по своей вине причинил убытки поклажепринимателю, не знавшему о пороках переданной вещи, то поклажепринимателю давался иск action depositi contraria о взыскании с поклажедателя убытком.

Рубрики: | Дата публикации: 22.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?