ПОСТМОДЕРНИЗМ

ПОСТМОДЕРН — термин, описывающий социаль-но-культурную трансформацию высокоразвитых стран Запада, проис-ходящую в последнюю четверть XX в. Значение термина «П.» зависит от контекста его употребления и, соответственно, от того, в рамках ка-кой понятийной пары он выступает. В социально-историческом кон-тексте «постмодерн» — the Postmodernity, die Postmoderne — коррелят «модерна» {the Modernity, die Moderne, la modernite) как эпохи, прости-рающейся приблизительно от начала Нового времени до середины XX столетия. В эстетическом контексте П. (Postmodernism, Postmodernismus) — контрагент «модернизма» как стиля и этапа в ис-тории искусства. (В рус. языке соответствующие понятия сопряжены с двусмысленностью, возникающей из-за специфики языковой тради-ции: слово «модерн» в русском словоупотреблении прочно закрепле-но за направлением в искусстве конца XIX — начала XX веков.)

Если отвлечься от точечных фактов употребления термина «П.» в фи-лософско-исторической и культур-философской литературе первой половины XX в. (он встречается, например, у Тойнби), то появление понятия П. следует отнести к концу 60-х годов. В этот период термин «П.» операционализируется сначала в дискуссиях по теории архитек-туры, а затем в литературной критике и в искусствоведении. (Одной из первых публикаций, в которых термин «П.» стал использоваться не для обозначения стилевых изменений в архитектуре, а как обобщен-ное выражение общезначимого культурного сдвига, была статья Л. Фидлера в журнале «Плейбой» за 1969.) «Постмодернистской» назы-вали свою позицию молодые художники, музыканты и теоретики ис-кусства, стремившиеся подчеркнуть тем самым свое несогласие с эс-тетической теорией модернизма. Основными приметами новой пози-ции были: скепсис по отношению к идее первородства, оригинально-сти; отказ от представления о художнике как творце; стирание разли-чия между «высокой» и «массовой» культурой; смещение внимания с порождения нового на игру с уже созданным. Следствием этой пере-ориентации стал принципиальный эклектизм, сознательное внедрение в работу множества скрытых и явных цитат, предпочтение пародии, пастиша и коллажа.

При ближайшем рассмотрении оказывается, однако, что едва ли не все черты «постмодернистской» эстетики уже содержатся в художест-венной практике «модернизма»: смешение стилей и коллаж, равным образом как и размывание грани между высокой и массовой культурой имело место в поп-арте 50-х, а стирание грани между искусством и повседневностью практиковали еще в 20-е годы такие типично модер-нистские течения как дадаизм и футуризм. Выдержать натиск критики адептам П. помог выход в свет эссе Лиотара La condition postmoderne (1979), а появление в начале 80-х работ Бодрийара о «симулякре» и «симуляции» придало термину «П.» статус социально-критического понятия; наконец, статья Джеймисона «П. и культурная логика поздне-го капитализма» (1984) распространила дискуссии о П. на англо-американское пространство, обусловив тем самым «постмодернист-ский» бум в исследовательской литературе. Этот бум не продлился, правда, и десятилетия: уже в конце 80-х чувствуется пресыщенность некогда будоражившими дебатами, появляются публикации о «конце П.», о «пост-постмодерне» и т.д.

Употребление термина «П.» в качестве обозначения некоторого фи-лософского направления некорректно. П. как философии не сущест-вует и существовать не может. Отражением тенденций П. в интеллек-туально-философской плоскости может служить постструктурализм, а в социально-философском плане содержания, связываемые с П., ис-черпываются понятиями «постиндустриальное», «посткапиталистиче-ское» и «информационное» общество. Осмысленность термина «П.» поэтому не раз ставилась под сомнение. Он уместен лишь в качестве маркера глобальных изменений в социокультурной реальности, пе-реживаемых высокоразвитыми странами Европы и Северной Америки. Этот сдвиг носит объективный характер и не сводится к интенциям от-дельных интеллектуалов, будь это проводники П., связавшие с ним свою профессиональную карьеру, или его оппоненты, пытающиеся дезавуировать П. как недоразумение.

Неслучайно Лиотар избегает субстантивации прилагательного postmoderne (этому, впрочем, препятствует и франц. язык, в котором существительное moderne отсутствует), ведя речь не о П. как некой сущности, а об условиях, или о ситуации П. в социальной и культур-ной сфере. Суть этой ситуации, как подчеркивает Лиотар, заключается не в проявлении свойств, каковых «модерн» якобы не имел, а в осо-бом отношении к «модерну». П. не есть нечто, что следует после «мо-дерна» или направлено против него — основные черты ситуации «по-стмодерна» уже заключены внутри «модерна»: дело заключается лишь в специфической рефлексии на эти черты. Своеобразие ситуа-ции П., по Лиотару, состоит в радикальном недоверии к идеологиям, содержащим в себе притязание на всеохватывающее объяснение ми-ра и тем самым претендующих на абсолютную легитимность. К числу таких идеологий, которые Лиотар называет «большими наррациями», или «метанаррациями», относятся наррации эмансипации, науки, про-свещения и религии. Любая мировоззренческая система, провозгла-шает ли она спасение через веру в откровение, освобождение от экс-плуатации или бесконечный прогресс за счет технического обустрой-ства мира, имплицитно содержит в себе тоталитарный заряд. Претен-дуя на всеобщность, а значит — на статус единственно истинной, лю-бая метанаррация стремится вытеснить или покрыть собой все аль-тернативные наррации.

Культурная ситуация, обозначаемая как «ситуация постмодерна», имеет ряд социальных, эстетических и интеллектуальных параметров. Ключевой формулой для характеристики этой ситуации стало «исчез-новение социального» (Бодрийар). Под этим провокативным выраже-нием имеется в виду утрата, растворение (и в этом смысле — исчезно-вение) универсальной среды, в прежние эпохи служившей эстетиче-ским опосредованием человеческой деятельности и обеспечивавшей интерсубъективность взаимодействия людей. Событие, которое пе-реживается не в некотором интерсубъективном пространстве, а на эк-ране телевизора или компьютера, теряет свою «событийность». Дос-туп к культуре более не опосредуется ни в пространстве, ни во време-ни, ее произведения становятся объектами пассивного созерцания; культурная деятельность утрачивает свое коммуникативно-практическое измерение, обретая характер вторичного репродуциро-вания внешнего мира. Это обстоятельство находится в центре раз-мышлений Джеймисона.

Кроме того, «исчезновение», или «конец социального», о котором го-ворит Бодрийар, означает исчезновение связующих общество куль-турных скреп; субъекты социального действия превращаются в ре-зультате в изолированные социальные атомы. В этой связи теоретики П. ведут речь о «фрагментировании субъекта». Индивид превращает-ся современными технологиями массовой коммуникации в плоскость, на которую масс медиа могут наносить любые записи. Фабрикуемая средствами массовой коммуникации фиктивная действительность в такой мере вытесняет «реальность», что индивиды перестают четко различать грань, отделяющую «реальное» от «символического».

Фрагментирование общественной жизни в несколько иных терминах осмысляется Лиотаром. Конец «метанаррации», констатируемый Лио-таром, есть распадение единой «Истории» на множество партикуляр-ных «историй». Прежде единое социальное целое расщепляется на множество альтернативных друг другу «наррации» — мировоззрений, идеологий, образов жизни.

Нормативная нагрузка, придаваемая этому диагнозу, весьма различ-на. Одни подчеркивают его социально-критический заряд (очевидный у Джеймисона и раннего Бодрийара), другие усматривают в тематиза-ции П. вариант культурного пессимизма и неоконсерватизма (упрек, обычно бросаемый Лиотару). Отсюда крайняя пестрота оценок в ли-тературе о П.

С девизом П. принято связывать такие имена как Лаку-Лабарт, Поль Вирилио (Франция), Рорти (США), Одо Марквард, Слотердайк (ФРГ). Из многочисленных исследований, популяризирующих П., можно вы-делить работы социологов Баумана (Великобритания), Энтони Гид-денса (США) и Питера Козловски (ФРГ), философов Вольфганга Вельша, Ульриха Зоннемана, Дитмара Кампера (ФРГ) и Джанни Ват-тимо (Италия). В. С. Малахов

Рубрики: | Дата публикации: 30.06.2010

Нужна курсовая или дипломная?