Обсуждаем статью «Теория»

В.П. Филатов, М.В. Попович и В.Н. Садовский, А.Л. Никифоров, Э. Гидденс

Теории играют огромную роль в познании. Даже начало науки, ее выделение из мифологических пред-ставлений и рецептурного знания обычно связывают с появлением первых теорий. Между тем дать достаточ-но полное описание типов теорий, их строения и функций непросто. Это связано, прежде всего, с мно-гообразием форм теоретического знания, с тем, что слово «теория» имеет широкий спектр значений. На-ряду с такими теориями, как механика Ньютона, элек-тродинамика Максвелла или теория относительности Эйнштейна, которые обладают всеми атрибутами раз-витого теоретического знания (систематичностью, внутренней непротиворечивостью, наличием общих законов и т. п.), существуют «доктрины», «учения», «концепции», которые также обычно называются «тео-риями» или «теоретическими подходами». Так, напри-мер, мы говорим о теории врожденных идей Декарта, теории архетипов Юнга или теории справедливости Ролза.

Поэтому перед тем, кто пишет статью о теориях или собирается рассказывать об этом предмете сту-дентам или аспирантам, встает проблема: ограничить-ся лишь строгими теориями математики и точных наук или же учитывать, что реально существует градация теоретического знания, и иметь в виду и менее строй-ные теории, существующие в социальных и гумани-тарных науках.

Для классической эпистемологии идеалом теории выступала аксиоматизированная теория типа геомет-рии Евклида. В 1930-50-е гг. Р. Карнап, К. Гемпель, Э. Нагель и другие представители логического позити-визма проделали беспрецедентную по тщательности и систематичности работу по изучению структуры науч-ных теорий, выбрав в качестве образца и главного предмета анализа физические теории.

В отечественной эпистемологии и философии науки серьезные исследования природы научных тео-рий ведутся с 1960-х гг. За это время вышло немало хороших работ, посвященных структуре и функциям теорий, соотношению теоретического и эмпирического знания . Но и в этих исследованиях проявляется яв-ный крен в сторону анализа естественнонаучных тео-рий. В качестве исключения здесь можно вспомнить работы Э.В. Ильенкова, посвященные методу восхож-дения от абстрактного к конкретному как форме по-строения теории, примененной К. Марксом в «Капита-ле». Однако это лишь один из возможных способов теоретизации социального знания. В ХХ в. в экономи-ческой науке, социологии, лингвистике, социальной антропологии произошел значительный теоретический прогресс, были выработаны собственные подходы к построению теорий, учитывающие своеобразие соци-ально-гуманитарного знания . Как представляется, эпистемологический анализ этого значительного и ин-тересного материала может дать более широкое и сбалансированное представление о сущности теоре-тического знания.

Ниже предлагается подборка из трех статей. Нам показалось интересным взять статью М.В. Поповича и В.Н. Садовского из старой пятитомной «Философской энциклопедии» (публикуется в сокращении, М., 1970). Этот текст, с одной стороны, демонстрирует, что и тридцать с лишним лет назад был достаточно высокий уровень понимания теоретического знания, с другой – может оттенить то новое, что появилось за прошедшее время. Статья А.Л. Никифорова привлекает ясностью изложения. Чтобы восполнить отмеченный выше про-бел в освещении природы социальных теорий, мы со-чли целесообразным поместить краткое реферативное изложение фрагмента о теориях в социологии из фун-даментального учебного пособия одного из крупней-ших социологов современности Э. Гидденса (Социоло-гия. М., 1999).

Гидденс объясняет теоретический плюрализм со-циальных наук, отсутствие в них единой «теоретиче-ской перспективы» сложностью и многообразием че-ловеческого поведения как предмета социальных дис-циплин. Несколько иное объяснение этому явлению дает известный американский социолог Р. Мертон, подчеркивая различие в том, как старые теории встраиваются в актуальное знание в естественных и социальных науках. Он отмечает: «Положение в физи-ческих и биологических науках в значительной степени отличается от положения в общественных науках, особенно от положения в социологии. Если, например, физику как физику нет нужды самому знать «Начала» Ньютона или биологу как биологу читать и перечиты-вать «Происхождение видов» Дарвина, то социолог именно как социолог, а не только историк социологии, имеет веские причины изучать работы Вебера, Дюрк-гейма, Зиммеля и для их усвоения обращаться время от времени к работам Гоббса, Руссо, Кондорсе или Сен-Симона (…) Это свидетельствует о том, что физи-ческие и биологические науки значительно более, чем социальные, преуспели в искусстве восстановления релевантного кумулятивного знания прошлого и ин-корпорирования его в более поздние формулировки. Этот процесс забвения через инкорпорацию пока еще редкость в социологии. В результате этого своевре-менно невосстановленная информация продолжает оставаться в дисциплине и успешно используется для обоснования начал новых направлений» .

В.П. Филатов

Рубрики: | Дата публикации: 01.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?