Объективные законы.

Научное исследование ориен¬тируется на открытие законов объектов или объ-ективных законов.

Слово «закон» многозначно. В конкретных науках и в методологии науки говорят о законах науки (или на-учных законах), имея в виду определенного типа сужде-ния об ис¬следуемых объектах. Законами объектов назы-вают то, о чем говорится в таких суждениях. Речь идет об одном и том же, только в первом случае — о языко-вых выражениях, фикси¬рующих законы объектов, а во втором случае — о том, что фиксируют эти выражения.

Научными законами (законами объектов) называют обоб¬щения результатов наблюдений и экспериментов, которым приписывают какую-то особо важную роль в науке. С логи¬ческой точки зрения суждения такого рода суть общие суж¬дения о фактах. К числу таких суждений относится, напри¬мер, утверждение о том, что в демо-кратических странах имеет место разделение власти на законодательную и ис¬полнительную. Это — суждение о наблюдаемом факте, ана¬логичное по его логическому статусу суждению «Нормальная собака имеет четыре ноги». Кстати сказать, социологи¬ческая наука в основ-ном состоит из суждений такого логи¬ческого типа.

Научными законами (суждениями законов) называют так¬же суждения, явно или неявно предполагающие оп-ределен¬ные условия, при которых они всегда истинны. В дальней¬шем будем иметь в виду только их, говоря об объективных законах.

В языковой практике условия законов обычно не учиты¬ваются совсем или подразумеваются как нечто само собой (разумеющееся и всегда имеющее место. Это порождает (путаницу, бессмысленные споры, идей-ные «перевороты» и даже умышленные спекуляции, ко-гда обнаруживается важ¬ность явного учета условий в случаях их несоблюдения и изменения. Порою такие ситуации принимают грандиозные размеры, вовлекая большое число людей и растягиваясь на много деся-тилетий и даже на века. Например, спекуля¬ции такого рода в физике приняли поистине эпохальные и гло-бальные размеры, по уровню мракобесия не уступая мистификациям Средневековья. А в сфере социальных яв¬лений на этот счет творится нечто невообразимое.

Чтобы некоторое суждение (совокупность сужде-ний) А приобрело статус научного закона, необходимо условие В установить (подобрать специально!) таким образом, чтобы А было истинно всегда при наличии условия В. Если при наличии условий В возможны слу-чаи, когда А ложно, то А не может рассматриваться как закон, отвергается в каче¬стве закона. В практике по-знания условия В устанавлива¬ются всегда лишь час-тично и приблизительно. В ряде слу¬чаев они вообще являются воображаемыми, невозможны¬ми в реально-сти. В таких случаях суждения «А при условии В» во-обще не верифицируются (не подтверждаются и не от-вергаются) путем сопоставления с эмпирической ре-аль¬ностью. Их ценность устанавливается косвенно, т.е. тем, что с их помощью получаются выводы, которые со-ответствуют или не соответствуют реальности. Они принимаются какак-сиомы или на основе логических рассуждений, в которых А выводится из каких-то посы-лок, включая в них В. Условия А могут быть в той или иной мере достигнуты в эксперименте или выявлены в результате логической обработки данных наблюдений.

Надо различать общие черты (признаки) различных яв¬лений и законы этих явлений. Для обнаружения об-щего не¬обходимо сравнение по крайней мере двух раз-личных яв¬лений. Для выявления закона нужны логиче-ские операции иного рода. Закон может быть открыт пу-тем изучения одно¬го экземпляра явлений данного рода. Для этого нужен логи¬чески сложный анализ эмпириче-ской ситуации, включающий отвлечение от множества обстоятельств, выделение непос¬редственно незаметно-го явления в «чистом виде», своего рода очищение за-кона от скрывающих его оболочек. Закон находится как логический предел такого процесса, причем не как не-что наблюдаемое, а как результат логических опе¬раций. Законы эмпирических объектов вообще нельзя на¬блюдать так же, как наблюдаются сами эти объекты.

Законы не следует также смешивать с причинно-след¬ственными отношениями, с необходимостью, сущ-ностью, содержанием и другими явлениями бытия, фиксируемыми логическими и философскими понятия-ми.

У всех у них различные функции в фиксировании ре-зуль¬татов познания, они выражают различные аспекты познания, различно ориентируют внимание исследовате-лей. Однако как в языковой практике, так и в сочинениях профессионалов, которые по идее должны были бы тут наводить порядок, царит на этот счет невообразимый хаос.

Законы эмпирических объектов (законы бытия) не зави¬сят от воли и желаний людей и вообще от чьей-либо воли. Если есть объекты, к которым они относятся, и есть необхо¬димые условия, то они имеют силу, никто и ничто в мире не может отменить их действие. Можно ослабить их действие, скрыть, придать форму — соз-дать видимость их «отмены». Но они все равно остают-ся. Они именно такими и открыва¬ются исследователя-ми, чтобы быть универсальными в от¬ношении соответ-ствующих объектов при соответствующих условиях.

Надо различать законы как таковые, фиксируемые в аб¬страктной форме (скажем, абстрактные законы), и их конк¬ретные проявления в частных случаях. Условия закона в реальности и в исследовании ее никогда не выполняются полностью, а порою не выполняются во-обще. Одновремен¬но действует множество законов, ко-торые воздействуют на форму проявления друг друга и даже действуют порою в противоположных направле-ниях. Потому кажется, будто за¬коны потеряли силу или их не было вообще. В реальности законы действуют как скрытые механизмы явлений и как более или менее явные тенденции.

Надо различать законы и следствия действия зако-нов — закономерные явления. Люди, например, давно заметили регулярность смены времени суток и закре-пили это знание в суждениях, выражающих уверен-ность в том, что на сме¬ну дню обязательно придет ночь, а на смену ночи—день. Но это не значит, будто они открыли закон природы, вслед¬ствие которого про-исходит смена дня и ночи. Обычно эмпи¬рические зако-ны в том смысле, как мы рассмотрели выше, и законо-мерные явления не различают и в качестве сужде¬ний законов рассматривают обобщения наблюдаемых фак¬тов, подкрепляемые многократными повторениями и не стал¬кивающиеся с противоречащими фактами. В прак-тике познания такого рода «законы» часто опроверга-ются, по сему поводу устраиваются сенсации, кричат о «революциях» в науке, о ломке «устаревших» пред-ставлений. С логической точки зрения, однако, в таких случаях лишь выясняется ог¬раниченность простой не-полной индукции и логическая ошиб¬ка необоснованно-сти обобщения.

Объективные законы суть законы эмпирических объек¬тов, но сами они эмпирическими объектами не являются. Они сами по себе не возникают, не изменя-ются и не исчеза¬ют. Это не значит, что они вечны и не-изменны. Просто по самому смыслу понятий к ним нельзя применять понятия возникновения, изменения, исчезновения, неизменности, вечности. Они не имеют независимости от объектов суще¬ствования. Об их су-ществовании мы судим не путем их не¬посредственного наблюдения (их невозможно видеть, слы¬шать, трогать руками), а по их проявлениям в ситуациях с эмпириче-скими объектами. Они открываются на основе на¬блюдений эмпирических фактов, но открываются благо-даря особого рода интеллектуальным операциям.

С точки зрения этих операций и логических свойств суж¬дений, получаемых посредством таких операций, нет прин¬ципиальной разницы между суждениями о за-конах физики, биологии и т.д. и суждениями о социаль-ных законах.

Классическим примером первых может служить за-кон механики: «Тело сохраняет состояние покоя или равномер¬ного прямолинейного движения до тех пор, пока внешние силы не выведут его из этого состояния». Логическая струк¬тура его в явном виде такова: « Если на тело не действуют никакие внешние силы (условие А), то оно будет сохранять состояние покоя или прямо-линейного равномерного движе¬ния (В)». Наблюдать си-туацию, фиксируемую в В, невозмож¬но. Можно наблю-дать только бесчисленные факты переме¬щения тел, причем с ускорением, с замедлением, по раз¬личным траекториям, с меняющимися траекториями и ско¬ростями. Никто также не наблюдал то, о чем говорится в А, ибо на тела обычно действуют какие-то внешние силы. Это утверждение было изобретено впервые Нью-тоном, причем изобретено не по правилам простой ин-дукции, а по прави¬лам мысленного эксперимента.

Возьмем для сравнения один из самых простых соци¬альных законов: «Если человек вынужден выби-рать из двух вариантов поведения, которые одинаковы во всем, кроме одного признака, он выбирает тот из них, который лучше для него с точки зрения этого призна-ка». В частности, если че¬ловек вынужден выбирать ме-сто работы из двух вариантов, которые одинаковы во всем, кроме зарплаты, и зарплата есть единственный источник существования для него, то он вы¬берет тот вариант, где платят больше. В реальности такие усло-вия выбора вряд ли могут встретиться. В реальности людям приходится выбирать из вариантов, различаю-щихся по многим признакам, выбирать под давлением всякого рода обстоятельств, а не только из расчета на абстрактно лучший вариант. К тому же люди совершают ошибки в оценке ситу¬аций.

Сфера действия рассматриваемых законов ограни-чена множеством эмпирических объектов определенно-го вида. Никаких всеобщих законов бытия, имеющих си-лу в отноше¬нии любых (всех) эмпирических объектов, не существует хотя бы уже потому, что условия законов для объектов раз¬личных видов логически несовмести-мы в некое единое ус¬ловие. Возможно, конечно, сфор-мулировать утверждения, имеющие силу для всех эм-пирических объектов. Но они (с логической точки зре-ния) будут либо логически ложными (противоречивы-ми), либо частями неявного определения понятия «эм-пирический объект». Этому определению мож¬но при-дать форму системы аксиом. Выводимые в этой сис¬теме утверждения истинны по определению понятий. Они не являются эмпирическими законами. Их можно назвать дефинитивными законами. Они не открываются в изучаемых эмпирических объектах.

Рубрики: | Дата публикации: 30.06.2010

Нужна курсовая или дипломная?