Логика отрицательного предложения

Частица «не» в частотном словаре русского (и не только русского) языка стоит на первом месте. На втором месте находится слово «я». Правда, в разных словарях они иногда меняются местами, но это не столь важно в данном случае. В целом, отрицание, и как слово, и как понятие, занимает одно из ведущих мест в текстах. Едва ли не треть в общем обороте часто употребляемых слов занимают слова, так или иначе связанные с отрицанием. По всей видимости, это связано с ее особой смысловой логической ролью в структурах текста.

Отрицание является одним из ключевых понятий, как в философии, так и в логике (как впрочем, и в других, в том числе, и естественных, науках). Но сказать, что отрицание хорошо представлено, как особое понятие в философской и логической литературе, наверное, все-таки нельзя. Его понятийное содержание остается весьма не полным и не всегда приемлемым, как нам кажется, хотя написано и сказано об отрицании довольно много. Достаточно сказать, что ни в философии, ни в логике, за всю их историю, не рассматривались, как особые научные категории, ни вопросительное, ни отрицательные суждения. С нашей точки зрения, и сегодня не выработана приемлемая теория (как база знаний) и методология (как метод исследования) отрицания, как некой общей научной категории.

Почему, в каких случаях, мы говорим «нет», «нельзя» или, того хуже, «запрещаем» и пр. Т.е., что-то отрицаем, с чем-то не соглашаемся и т.д. Какую задачу мы при этом решаем и почему не можем обойтись обыкновенным суждением?

Прежде всего надо сказать, что отрицание — это некая общая категория, общее понятие, описывающее область отрицания. Надо еще учитывать и то, что каждое наше словоупотребление есть часть установленного или устанавливаемого диалога со своими особенностями отношений и, соответственно, характером решения поставленной задачи.

Чтобы немного прояснить область применения отрицания, отрицательных предложений, давайте снова обратимся к синонимам, которые связанны с той или иной формой отрицания. «Отрицание»: непризнание, неприятие, не желательно, нигилизм, скептицизм, опровержение, отказ, отметание, исключение, отвержение и др.

Здесь можно выделить три группы отрицания по интенсивности. Первая группа синонимов — «мягкое» отрицание, отстраненное, которое свидетельствует только о том, что что-то не нравится: (непризнание, неприятие, не желательно и др.). Вторая группа синонимов демонстрирует хотя и нейтральное, но все-таки усиленное неприятие: (нигилизм, скептицизм, опровержение). И третья группа — категоричное и жесткое отрицание: (отказ, отметание, исключение, отвержение).

Первая группа имеет свой, довольно большой набор синонимов, как мы уже говорили, «мягких» отрицаний. Особенность данный группы синонимов заключается в том, что она не отрицает, но в то же время говорит, что делать так или нельзя, или не рекомендуется, или не положено, а там, мол, разбирайтесь, как хотите. Например, синонимы «нежелательно»: возбраняется, неприлично, не следует, бесполезно, вредно, не надо, не хотелось бы, не оправдано, неподходяще, воздержание, несогласие, отклонение, перемещение, не годится, не подобает и др.

Вторая группа так же имеет свой набор отрицаний как синонимов, которые носят несколько нейтральный характер, но все-таки выражены достаточно определенно, как отрицательное отношение к интересующему обе стороны объекту. «Скептицизм» — маловерие, недоверие, недоверчивость, нигилизм, пирронизм, подозрительность, скепсис, скептичность. «Опровержение» – дезавуаризация, ниспровержение, оспаривание, отповедь, отрицание (мягкое, по всей видимости), парирование и др.).

В третьей группе синонимов, для которых характерно категоричное, «жесткое» отрицание: отказ, отметание, исключение, воспрещается, отвержение, нельзя, нет и др. можно выделить две подгруппы. Одна свидетельствует о принципиальной невозможности самого по себе, в силу собственной природы, совершения какого-либо действия или явления, например, неосуществимо, немыслимо, невыполнимо, не реально и пр. Вторая подгруппа синонимов описывает ситуацию противодействия, т.е. предполагает активные действия по препятствованию совершения какого-либо акта, например, воспрещается, пути заказаны, не положено, не дозволительно и пр. Соответствующим образом строятся и отношения при решении своих задач.

Но в целом, синонимы «нельзя», «исключаются», «нет», «отказ» и др., являются по существу однопорядковыми понятиями, основное свойство которых категоричное исключение возможности явления, действия в его конкретной и частной форме.

«Нельзя»: воспрещается, заказано, исключается, пути заказаны, упаси бог, не положено, не дозволительно и др.

«Исключается»: неосуществимо, немыслимо, невыполнимо, невозможно, не реально, отпадает, не бывать этому, и думать нечего, дохлый номер, и речи быть не может и др.

«Отказ»: бойкот, открещивание, отлуп, отречение, уступка и др.

«Нет»: благодарю покорно, бог миловал, была охота, вовсе нет, вот еще, всю жизнь мечтал, где там, да вы что, держи карман шире, дожидайся, дудки, дураков нет, еще чего, и не пахнет, и не подумаю, как бы не так и др.

Необходимо подчеркнуть, что нет переходной буферной зоны от положительного до отрицательного потому, что как такового отрицательного бытия не существует. Есть только отрицание существующего или, точнее, некое суждение, содержанием которого является отрицание предыдущего. Отсюда проистекает и категоричность суждений, присущих всему, что касается области противоположной некоему бытию или, так сказать, реальности, реальным объектам и поведению.

Если бытие предполагает широкую гамму оттенков и аспектов, то отрицание только одну – отрицание, отказ, наличие суждения, которое свидетельствует о возможном или реальном предполагаемого в другом суждении бытия. Единственное различие — это степень отрицания от «мягкого» и «нейтрального» до «жесткого».

Имеются свои особенности интерпретации такого явления как отрицание в традиционной философии и логике. В философии такие понятия и явления, как «положительное» и «отрицательное», «истина» и «ложь», «истинное» и «неистинное», «бытие» и «небытие» и пр., рассматриваются как соотнесенные друг с другом и относительно друг друга. Они в той или иной степени обуславливают друг друга и выступают, по существу, антитезой каждого.

Правда, с нашей точки зрения, вряд ли их можно так прямо и непосредственно сопоставлять и тем более противопоставлять, ибо понятия «отрицание», так же как «ложь», «не истина», «ничто» и др. подобного рода понятия, описывают разные ситуации, не сводимые прямо, непосредственно друг к другу, и, тем более не являющиеся антитезой. Не может быть того, чего нет. И, тем более, не могут быть разными полюсами какого-то явления, например, «бытия» или «жизни», некой шкалой исчислений.

Например, понятие «ничто» — не есть альтернатива «бытия», так же «смерть» — не есть альтернатива «жизни». Понятие «смерть» описывает ситуацию, содержание которой свидетельствует только о том, что прекратилась жизнь и больше ничего. Суждение, которое описывает некое состояние («прекратилась жизнь» или «наступила смерть»), есть знание, которое истинно само по себе и не имеет содержательного отношения ни к смерти, ни к бытию. Понятие «ничто» есть утверждение (суждение), содержание которого свидетельствует только об одном, что бытия нет, что бытие кончилось и ничего более. И ни о каком «бытии» после «смерти», как некого реального, но недоступного (пока, как пишут некоторые ученые), для человека……… не существует, так же как не существует «ничто» как некая разновидность бытия, даже в области понятия.

В логике «отрицание» интерпретируется в понятиях «неистинна» и «ложь» и рассматривается, прежде всего, как логическая операция, без обращения к содержанию, используя формальный метод операции с понятиями. С ее помощью из одного высказывания получается новое высказывание. В частности, если исходное высказывание истинно, его отрицание не является истинным, а если оно ложно, его отрицание не является ложным. Отрицание высказывания A является высказывание ~А. В классической логике, если высказывание А истинно, его отрицание ~А ложно, а если A есть ложно, его отрицание ~А является истинным.

Используя вышеуказанные переменные и знаки соединения, дизъюнкцию и конъюнкцию, можно построить зависимости, дающие истинность или ложность. Ниже представлен один из вариантов такой таблицы.

P ~ P P V ~ P ~ (P V ~ P)

Истинно (t)

Ложь (f) Ложь (f)

Истинно (t)

Ложь (f)

Ложь (f) Истинно (t)

Истинно (t)

Получается изумительная картина, которая позволяет путем исчисления чуть ли не автоматически получать истину или ложь: если Р истинно, то ~ Р ложно: если P V ~ P ложь, то ~ (P V ~ P) – истинно; если Р ложь, то ~ P – истинно; если P V ~ P – ложь, то ~ (P V ~ P) – истинно и т.д. Остается только подставлять содержательные значения, что иногда логики и делали, с целью показать практическую значимость своей логики, что, правда, не всегда получалось убедительно. Чаще логики обращаются к содержанию логической операции «отрицания», только для демонстрации данного закона. Правда, не всегда такое обращение бывает удачным, если только не подобрано специальное суждение.

Но если заниматься только содержательным значением предложения (системой взаимодействия смыслов субъекта и предиката, при отрицательном значении того или другого, т.е. логикой смысла), то вывод строится несколько иначе. Так, из двойного отрицания, можно получить положительное значение, например, выражение «нельзя не сказать». Из отрицательного и положительного частей утверждения можно получить как положительное, «можно не говорить», так и отрицательное суждение «не говорить можно» и т.д. Все зависит от особенной смысловой логической операции, ее постоянных и переменных величин и контекста. Но это уже совсем иные логические операции.

Смысловая логическая операция отрицания имеет свои правила и особенности построения. Необходима доминанта, которая выступает постоянной величиной и, в содержательном плане, аксиомой, т.е. содержание ее неизменно и принимается таковой всеми собеседниками. В качестве доминанты может выступать и субъект, и предикат, опять же, как установят собеседники между собой. В обязательном порядке должен присутствовать контекст. Часто именно субъект исполняет роль контекста, но в рамках другого, большего контекста. Если предикат выбран в качестве доминанты, то в качестве переменной выступает субъект. Взаимодействие их по специальной схеме и обуславливает вывод.

Еще одна особенность смысловой логической операции отрицания. Мы ушли от понятия ложь и истина (как содержательных значений), и ограничились только одним понятием – наличие или отсутствие признака отрицания. Ибо отрицание нельзя характеризовать понятиями истина или ложь, а есть только признак «присутствия — отсутствия» какого-либо признака у субъекта и ничего более. Другими словами, наличие отрицания показывает, что данного признака у субъекта уже нет, или же, что у данного признака уже нет его субъекта, или же, что нет не субъекта у предиката и нет предиката у субъекта.

Механизм данного взаимодействия обусловлен тем, что если я не признаю в качестве доминанты одно (отрицаю его), то я должен признавать другое в их единой связке. Так же, как если я признаю что-то, то не имею возможности его же отрицать. Так же, как я не имею права отрицать суждение целиком, т.е. отрицать и субъект, и предикат. Это правила игры, которыми всегда пользуются (во всяком случае, обязаны пользоваться) собеседники и которым надо неукоснительно следовать, если хотите, что бы вас поняли и если вы хотите решить свою задачу.

Так, в соотношении (если S, то Р), S отрицается (~S), а предикат не отрицается (Р), то вывод будет только положительным. Если в соотношении (если S, то Р), последнее будет иметь отрицательное значении — (~Р), то вывод будет только положительным. Если в соотношении (если S, то Р), оба будут иметь положительное значение, то вывод будет положительным.

А какое значение будет иметь вывод, если S, то Р, будут иметь отрицательные значения (если ~S, то ~Р)? Оно может быть и отрицательным, и положительным, в зависимости от контекста, т.е. содержательного значения и субъекта, и предиката. Давайте проведем подробную интерпретацию суждения «все люди смертны», при различных значениях S, (S и ~S), и когда P выступает в качестве доминанты (Pd).

1. (~S есть Pd) — не все люди смертны. В этом случае «смертность», как признак субъекта, в принципе, не исключается, хотя могут быть такие люди, которые не смертны. Тем самым, понятие «смертность» сохраняет свое истинное значение и вывод должен быть обязательно положительным. Таково условие доминанты как аксиомы, которая и выступает некой постоянной величиной. В данном случае предложение истинно, т.е. оно имеет смысл, т.е. тот смысл, который позволяет переходить к следующему суждению в общей цепочке рассуждения.

2. (Все S есть ~Pd ) — все люди не смертны. В этом случае «смертность», как признак субъекта, исключается и, тем самым, не сохраняет свое истинное значение, т.е. перестает быть доминантой. Тогда вывод будет обязательно отрицательным. Принятая нами, в данном случае, доминанта не позволяет этого сделать, т.е. признать данное выражение истинным. Таким образом, данное суждение не является истинным, т.е. не имеет смысла, и в таком качестве не позволяет перейти к следующему этапу рассуждения и построения другого суждения.

3. (~S есть ~Pd) – не все люди не смертны. В данном суждении отрицается не все суждение целиком, а отдельно субъект и отдельно предикат. В этом принципиальное отличие. «Смертность», как признак субъекта, в принципе, не исключается и, тем самым, сохраняет свое истинное значение, тогда вывод будет обязательно положительным. И в самом деле, возможно, есть люди, которые смертны.

Если (~S есть Pd)

Если (S есть ~Pd)

Если (~S есть ~Pd)

Если (S есть Pd)

предложение

истинное, т.е. имеет смысл (t) предложение не

истинное, т.е. не имеет смысла (f) предложение

истинное т.е. имеет смысл (t) предложение

истинное т.е. имеет смысл (t)

Теперь возьмем за доминанту субъект Sd, в формуле {Если (Sd есть P)}, т.е. постоянной величиной, как аксиомой, будет выступать «все люди». Это означает, что никаких изменений, никаких частей, никаких других его признаков не может быть. В этом случае мы увидем, что истинность предложения меняется.

Если (~Sd есть P)

Если (Sd есть ~P)

Если (~Sd есть ~P)

Если (Sd есть P)

Предложение не истинное, т.е. не имеет смысла (f) предложение

истинное, т.е. имеет смысла (t) Предложение не

истинное т.е. не имеет смысла (f) предложение

истинное, т.е. имеет смысл (t)

4. (~Sd есть P) — не все люди смертны. В этом случае «абсолютно все люди» как признак, в принципе, исключается, т.е. могут быть люди, которые несмертны. Тем самым, понятие «все люди» не сохраняет свое истинное значение и вывод должен быть обязательно отрицательным. Таково условие доминанты как аксиомы, которая и выступает некой постоянной величиной. Таким образом, данное предложение теряет свой смысл и не может быть использовано в дальнейших рассуждениях.

5. (Sd есть ~P) — все люди не смертны. В этом случае «все люди» как субъект, не исключается и тем самым сохраняет свое истинное значение, тогда вывод будет обязательно положительным. Предложение имеет свой смысл и может быть использовано в дальнейших рассуждениях.

6. (~Sd есть ~P) – не все люди не смертны. В этом случае «все люди» как субъект, в принципе, исключается и, тем самым, не сохраняет свое истинное значение, тогда вывод будет обязательно отрицательным. Предложение в таком качестве теряет смысл как аксиоматическая основа для построения последующих суждений.

Как видно, в данном предложении — «все люди смертны», при доминате субъекта (Sd) отрицание и субъекта, и предиката (если ~Sd есть ~P) не дает положительного значения, и предложение теряет свой смысл. Наоборот, при доминанте предиката (Pd), когда отрицание и того, и другого члена предложения (если ~S есть ~Pd) дает положительное значение, т.е. сохраняет свой смысл, означает, что оно может быть использовано как аксиоматическая посылка при построении следующей цепочки рассуждений.

Объективность является краеугольным камнем в интерпретации понятий или явлений, выступает его критерием истинности и пр. И в самом деле, что для нас является более важным, чем получить истинное знание, которое позволяет решать поставленные задачи? И что является недопустимым и опасным, так это неправильное суждение, неистина и, тем более, ложь. Поэтому в литературе высказывание становится истинным или ложным, «в зависи¬мости от того, является ли оно адекватным, правильным отражением соответствующей ему объективной связи между предметами или нет». И это без сомнения так.

Но установление объективной связи (не вдаваясь в подробности анализа понятия «объективность»), означает определение истинности суждения. Правильнее было бы сказать вслед за Аристотелем , что «неистина», «ложь» и пр. (в обыденном сознании, а не как логическая операция), есть отрицание того, что известно как истинность, т.е. обратное тому, что известно как ложь.

Понятия «ложь», «не истина», «неправда», «дезинформация», «обман», «одурачивание», «вранье», «ошибка» и др. описывают определенную ситуацию по ту границу соответствия объективной реальности. Точнее, не полного или частичного несоответствия внешней предметной области, которые не способствуют решению задачи.

Понятно, что ситуаций здесь может быть много, но делятся они на две неравные части. Одни понятия свидетельствует о непреднамеренной ошибке (неистина, неточность, заблуждение, иллюзия, недосмотр и пр.), а другие о специальном обмане (ложь, обман, клевета, брехня, неправда, вранье, вздор, выдумка, вымысел, измышление, одурачивание и пр.).

Истинность и ложность в смысловой логике мы рассматриваем несколько иначе. Собственно ложь, обман есть точно такое же суждение, как и любое другое, т.е. содержащее концептуально-гипотетическое знание о каком-то предмете или явлении, и которое направлено на решение какой-то задачи. Любое высказывание несет какую-то информацию, знание. В данной интерпретации нет никакого отличия суждения, подпадающее под значение «ложь», «неистинна» от любого другого суждения, которое было не понято или не принято собеседником. И уже дело собеседника найти тот смысл, который закладывается в данном предложении, и постараться использовать его для решения своей задачи. И если он не нашел, не определил истинный смысл в рамках решения свой задачи, то это уже его личные проблемы.

Остается только пожурить того, кто предложил данное суждение, за то, что оно было высказано не очень хорошо и не понятно, или поругаться и обвинить его в специальном искажении истинного смысла и даже обмане, лжи. Только это будет означать пустые эмоции. Вообще-то любой человек, предлагая какое-то суждение, стремиться представить его в возможно понятной форме, ибо он тоже заинтересован в решении совместной и собственной задачи. Другое дело, что не всегда у него это получается хорошо. Но это уже другой вопрос. А что касается лжи, это просто другая сторона медали, а не отрицание истины.

Отрицание используется еще и тогда, когда надо усилить понимание необходимости что-то сделать. Очень часто отрицание связывают с понятием «не делать», но это неверное противопоставление. «Не делать» — тоже отрицание, содержанием которого является указание на то, что надо сделать что-то другое. «Не делать» нельзя, ибо такого состояния никогда не бывает и не может быть. То, что называется «не делать», как понятие, описывает ситуацию, содержание, смысл которой предписывает необходимость сделать что-то другое.

Другими словами, некое утверждение о том, что надо обязательно что-то сделать, усиливается отрицанием. Если в правилах написано, что переходить дорогу на красный свет нельзя, то это делается только для усиления того, что надо обязательно стоять, если горит красный свет. Стоять тоже состояние «делания». Именно для усиления понимания предложение строится таким образом.

Хотя можно построить правило и таким образом: оставайтесь на своем месте при зажженном красном сигнале светофора. Особенно усилительная роль отрицания ощущается или проявляется при двойном отрицании: «никак нельзя». Когда написано «никак нельзя», означает, что обязательно надо что-то сделать. При этом имеются разные формы отрицания для усиления различной степени необходимости совершения какого-то действия: нельзя, не разрешается, не рекомендуется, запрещается и пр. И все это только для того, что бы лишний раз напомнить, что делать нечто может быть опасно и пр.

Для того, что бы сказать «нет», сначала надо произнести «да». Для того, что бы отрицать что-то, надо, прежде всего, его знать. Отрицательное предложение ничего не отрицает. При использовании отрицания (нельзя, нет, невозможно, запрещено и другие формы выражения отрицания), происходит своеобразная инверсия формы представления содержания предложения: при отрицании содержанием суждения выступает утверждение, что что-то делать нельзя. Таким образом, отрицание осуществляется через и посредством утверждения, точнее, содержанием утверждения является отрицание содержания предыдущего суждения.

Как писал Юнг К. (правда, по другому поводу), что каждая ситуация явно несет в себе или с собой свое отрицание. С этим можно согласиться только в том случае, если отрицание рассматривать как одну из форм выражения суждения, которое может быть относительно какой-то задачи не истинным, хотя само по себе оно всегда истинно. То есть относительно того человека, который предложил суждение, оно всегда истинно, но относительно того, кому было адресовано оно, может быть непонятным, неверным и пр., но в любом случае выступать суждением, содержание которого может быть неистинным.

И в этом плане отрицание можно уподобить вопросу, природа которого также концептуально-гипотетическая. Так что одно и тоже явление, в данном случае концептуально-гипотетическое суждение, в разных ситуациях принимает разные формы: оно принимается как истинное, как неистинное или как возможно истинное. Таким образом:

1. Отрицать можно только то, что известно, понятно и имеет форму положительного, истинного знания.

2. Отрицать можно только один из объектов предложения, субъект или предикат, один из смысловых блоков.

3. Отрицание — это одна из форм выражения сомнения, только, может быть, самая категоричная, т.е. концептуально-гипотетическое знание.

4. Отрицание — это когда известное знание поставлено в иную ситуацию, где оно теряет свой первоначальный смысл.

5. Отрицание — это форма отношения человека к известному событию, описывающему определенную ситуацию.

6. Содержание отрицательного предложения – это, чаще всего, категоричное требование, предписывание, что необходимо сделать, особенно в случае возможной опасности.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?