Л.Уруцкоев

Предполагается, что никто из оппонентов априо-ри не претендует на исключительное право на истину.

1. Что такое наука? Прежде чем приступать к дискуссии, необходимо прийти к взаимопонима-нию относительно основных понятий и опреде-лений. В противном случае передача не будет плодотворной.

Я предлагаю в качестве базового определе-ния науки взять понятие БСЭ: «Наука, сфера человеческой деятельности, функцией кото-рой является выработка и теоретическая сис-тематизация объективных знаний о действи-тельности; одна из форм общественного соз-нания». Если Пономарев с чем-то не согласен, то можно обсудить и придти к взаимоприемле-мому определению или, по крайней мере, каж-дый будет понимать, что оппонент подразумева-ет под словом «наука».

2. Что такое «лженаука», я не понимаю и предлагаю Л.П. сформулировать определение. В определении надо строго разграничить:

а) ненаучность методов, применяемых для исследования, т.е. методы должны опираться на тот багаж знаний, который есть у человечества;

б) ошибочность полученных данных, т.е. не квалифицированность измерений;

в) неправильность трактовки.

Для лучшего взаимопонимания предлагаю ра-зобрать ряд конкретных примеров:

а) Теория Кельвина – вихревая модель атома, эфир-вакуум;

б) Геометрия Лобачевского – теория Шипова;

в) Холодный синтез.

Что здесь наука, а что лженаука. И как отли-чить? Мне кажется, что если какие-то знания на-ходятся в зародыше, то очень сложно различить, что есть сорняк, а что баобаб, т.е. на ранней ста-дии очень легко затоптать даже баобаб.

Вопрос председателю комиссии по борьбе с лженаукой Э.П. Круглякову: марксизм-ленинизм, научный коммунизм и т.д. — это наука или лже-наука?

Я не считаю себя достаточно компетентным для такого обсуждения, но ответ не очевиден: если лженаука, то как быть с академиками? И, значит, сама академия пригрела лженауку. Зна-чит, она не так объективна и может идти на ком-промисс, по крайней мере, с властью. Если мар-ксизм-ленинизм – ошибочная теория, то как быть с Китаем, там живут вроде как по этим законам и все в порядке.

3. Обсудить падение престижа науки как сфе-ры деятельности людей.

Кроме очевидных причин развала экономики страны, на мой взгляд, существуют и другие, не столь значимые, но очень глубокие по сути.

Как считает Л. Пономарев, нет ли в наблю-даемом обвале и, хотя бы частичной, вины руко-водителей, т.е. академиков?

На мой взгляд, есть. Академики, это в основ-ном директора институтов, бросили на произвол рынка своих сотрудников и, сдавая в аренду площади, пытались спасти только очень малень-кий круг своих приближенных. И вместо того, чтобы пытаться организовать оборону, по сути, бросили клич «спасайся, кто может». И это про-исходило на глазах у больших коллективов. Мо-жет быть, это следствие закономерного истори-ческого процесса и, в конце концов, пойдет на пользу самой российской науке, и она будет ор-ганизована на каких-то других принципах. Буду-щее покажет.

Но точно знаю, что морально это сломало людей, они увидели, что никому не нужны, а сло-ва о преданности науке и творчеству, к сожале-нию, всего лишь слова. Все это очень сильно ударило не только по престижу науки (люди-то все умные), сколько по престижу Академии Наук и ее членов. Я помню, как лет 20 назад, если кто-то выдвигал удачную мысль, то говорилось: «Ну, ты прямо академик». А сейчас, если кто-то гово-рит банальную или не очень удачную идею, то спрашивают: «Ты, что, академик?». Вот такая метаморфоза всего за 20 лет.

И я не наговариваю, я, так сказать, человек из научного народа, общаюсь с рядовыми сотруд-никами и хорошо понимаю и знаю настроения в научной среде. Так что время академиков-кумиров прошло и восстановить доверие будет очень не просто.

4. Теперь о своих «лженаучных» исследова-ниях. Сразу хочу сказать, что никакого конфликта с научным сообществом нет и быть, в принципе, не может по одной простой причине. Само науч-ное сообщество, в принципе, неоднородно, и в нем всегда бродят разные мнения и идеи. И, тем не менее, конечно же, подавляющая часть уче-ных относится к нашим результатам весьма скептически. И это нормально, так и должно быть.

И такому скептицизму есть вполне разумное объяснение. В начале века Великими (Пуанкаре, Эйнштейн, Планк, Бор, де Бройль, Дирак) была заложена, если угодно, научная философия, вы-раженная в принципах и уравнениях. Следующее поколение (Ландау, Тамм, Зельдович, Харитон, Курчатов, Александров, я говорю только об оте-чественных ученых) развивали в рамках этой философии как теоретические представления, так и их практическую реализацию.

Следующее поколение уже, в основном, за-нималось уточнениями, формализацией, популя-ризацией этих представлений. И это не менее важный этап.

Наши же результаты, и мы это прекрасно по-нимаем, явно не вписываются в современные представления, которые на сегодняшний день стали почти религией. Поэтому и идет такое от-торжение. Ясно, что для пересмотра каких-то ча-стностей в представлениях достаточно обычного эксперимента.

А для серьезных изменений нужен очень и очень «глубокоэшелонированный» эксперимент.

5. Общая дискуссия. Согласен с планом Л.П.

6. Прошу 5 мин., чтобы рассказать о теории Ж.Лошака и последних результатах эксперимен-тов в связи с его теорией, как обещал в прошлой передаче А.Гордону.

Рубрики: | Дата публикации: 01.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?