Контекст предложения

В выше приведенном предложении («все люди смертны, при условии, что нет ни одного человека, который бы жил вечно (и это было бы доказано), и что речь идет только о таком человеке, который обладает свойством «биологическое существо», которое, в свою очередь, обладает уникальным свойством «смертность», т.е. прекращение биологического существования»), все смысловые блоки описывают основную ключевую мысль — «все люди смертны». Описывают, значит, ставят данную мысль в определенную смысловую ситуацию, в которой используемые в ключевой фразе термины и понятия приобретают строго определенное значение, в полном соответствии с решаемой человеком задачей.

Это и называется контекстом предложения, о чем мы уже писали. Если собеседники хорошо знают предмет обсуждения, контекст в явном виде может опускаться, он просто подразумевается. Если собеседники не очень хорошо знакомы, то контекст, как правило, фиксируется в предложении в явном виде — в терминах и аксиоматических понятиях, которые становятся общими и обязательными для каждого из них. Ибо вне контекста, ни о какой сущностной взаимосвязи субъекта и предиката не может быть и речи. Контекст всегда, явно или не явно, но обязательно присутствует в предложении.

Каждый из смысловых блоков строится точно так же, как любое предложение, то есть он содержит субъект и свой предикат. Характер отношений между ними, при необходимости (если данный смысловой блок не выступает аксиомой), устанавливается другими, как правило, последующими, смысловыми блоками, находящимися в предложении.

Получается, что все смысловые блоки, строго или не очень строго, взаимоувязываются между собой, относительно той основной мысли, которую необходимо выразить предельно четко и понятно, что бы она была принята собеседником и стала для него аксиомой. Это первое и необходимое условие для построения серии дальнейших рассуждений, ибо рассуждать можно только исключительно на основе аксиом, т.е. принятого знания как истинного и т.д.

Но содержание каждого такого блока строго функционально, т.е. каждый из них выполняет определенную роль в предложении.

Функции смысловых блоков в предложении могут быть следующими:

• при каких гипотетических условиях может совершиться данное событие: «если, то…»: — гипотетическое, т.е. возможное совершение события.

• при каких причинно-следственных условиях совершается данное событие. «При условии, что нет ни одного человека, который бы жил вечно»;

• что является или принимается за аксиому или постоянную величину. «Нет ни одного человека»;

• каковы временные параметры. «Жил бы вечно»;

• каковы пространственные параметры. «Все люди»;

• что является доминантой: «Смертность, как свойство биологического организма»;

• о каком явлении идет речь: «Все люди смертны»;

• другие объекты, в рамках которых совершается данное событие: «Человек», «биологический организм», «смертность», «ни одного», «все», «жил бы вечно» и др.;

• что предшествовало данному событию: Концептуально-гипотетическое знание, что все люди смертны;

• что должно получиться в конечном результате: Утверждение, истинное знание, что «все люди, в самом деле, смертны».

• Уточнение понятий: «Смертность» — прекращение биологического существования;

Другими словами, смысловые блоки в предложении показывают, о каком явлении идет речь, что было до него и что будет после, в каких пространственно-временных параметрах и смысловых координатах данное явление находится, или где его место среди других каких-то явлений, каково содержание данной ключевой мысли и пр.

А в основном и в самом общем виден контекст предложения, который определяется логикой единства места, времени и действия, уточнением этих фундаментальных основ, применительно к той или иной ситуации и поставленным задачам. Любое действие («все люди смертны») имеет, точнее должно иметь, свои строго определенные координаты и во времени, и в пространстве. И когда мы говорим «при условии», то это означает наличие контекста. Аксиома есть точка отсчета, а доминанта — рамки, которые устанавливаются некими параметрами пространства и времени, что означает, что не может никакое событие совершиться вне точки отсчета и вне каких-то временных и пространственных рамок.

Обратимся к классическому тексту и, конечно, к Сократу, хотя бы потому, что классические тексты чаще всего бывают хорошо построены, в отличие от непрофессиональных писателей, которые, как правило, не строго и весьма вольно обращаются с понятиями и отношениями между ними, с логической структурой предложения и текста. Логики усматривали в текстах Платона только, так называемый, «сократовский метод». На самом деле, он оперировал всей логикой построения предложения. Иначе и не могло быть. А что касается «сократовского метода», то это есть, прежде всего, художественная форма выражения его философских мыслей, не являющаяся доминирующей.

«— И лучше всего мыслит она, [душа] конечно, когда ее не тревожит ничто из того, о чем мы только что говори¬ли, — ни слух, ни зрение, ни боль, ни удовольствие, когда, распростившись с телом, она останется одна, или почти одна, и устремится к [подлинному] бытию, пре¬кратив и пресекши, насколько это возможно, общение с телом.»

Ключевая мысль – «Душа мыслит». Понятие «мыслить» выступает в роли предиката и принадлежит субъекту «душа». Поскольку данная мысль может быть спорной или непонятной, Сократ далее пытается объяснить, при каких условиях душа «мыслит». А «лучше всего» является уточнением ракурса понятия «мыслить», т.е. Сократа интересует не понятие «мыслить», а как она это делает лучше всего. Фактически, содержание ключевого смыслового блока является возможно истинным, которое следует доказать, что и делает Сократ далее.

1. При условии: если «ее не тревожит ничто». Поскольку понятие «ничто» слишком широкое, оно требует уточнения: «ни слух, ни зрение, ни боль, ни удовольствие». Потому что, в противном случае, диалог не мог бы развиваться дальше: если принять понятие «ничто» как абсолютное, то пропадает необходимость в понятии «тревожит».

2. При условии: «когда, распростившись с телом». Опять же усомнившись, что понятие «распростившись» будет понято собеседником, Сократ предлагает его уточнение: душа «останется одна», и еще одно уточнение «или почти одна».

3. При условии: если «устремится к [подлинному] бытию». Далее предлагается уточнение понятия «устремится»: «пре¬кратив и пресекши, насколько это возможно, общение с телом».

Если не учитывать некоторые оговорки и смысловые неточности, которые в силу разных объективных (недостаток общего знания) и субъективных (личное непонимание) причин всегда присутствуют, то приведенные условия достаточно четкие и определенные. В данном случае было предложено три условия, как возможно исчерпывающие. Понятно, что их может быть больше. Так, например, не дано определение понятия, что такое «подлинное бытие», Сократ предлагает его далее в своих рассуждениях. Но нас в данном случае интересует не полнота обоснования и четкость, а смысл и содержание условия, как элемент логической структуры данного предложения.

Ключевая мысль

предложения Условие первого

уровня Условие второго

уровня

А лучше всего

«Душа мыслит», если… «ее не тревожит ничто»

«ни слух, ни зрение, ни боль, ни удовольствие».

«когда, распростившись с телом» «останется одна, или почти одна».

«устремится к [подлинному] бытию». «пре¬кратив и пресекши, насколько это возможно, общение с телом».

Таким образом, мы видим следующую схему построения предложения:

1. Имеется шесть смысловых блоков первого и второго уровня.

2. Содержание блоков как условие существования ключевой мысли.

3. Содержание каждого смыслового блока функционально различно.

4. Логическая структура смыслового блока везде идентична:

S P.

Если условие — это ситуация (синонимы слова-понятия «ситуация»: обстоятельство, обстановка и др.), то она определена какими-то параметрами. Они указаны в смысловых блоках по содержанию, каждый из которых и раскрывает то или иное важное, с точки зрения автора, обстоятельство.

В первом случае – «не тревожит ничто», во втором случае – «распростившись с телом» и в третьем – «устремится к (подлинному) бытию». Все эти условия или ситуации, или обстоятельства связаны с одним коренным положением, как признаком, присущим каждому из этих блоков, выступающим, в данном случае, в роли субъекта – душа должна остаться одна.

Частные условия Общее условие Результат

Если «ее не тревожит ничто»

Душа должна

остаться одна

Тогда душа лучше

всего мыслит

Если «распростившись с телом»

Если «устремится к [подлинному] бытию».

И в самом деле, объект «ее не тревожит ничто», автора интересует только с той точки зрения, что душа должна остаться одна. Объект «распростившись с телом», так же интересует с той точки зрения, что душа должна остаться одна. Соответственно, объект «устремится к [подлинному] бытию» важен с позиции, что душа должна остаться одна. Ибо все эти объекты естественно обладают ограниченным множеством иных признаков или свойств. Таким образом, получается примерно такая же картинка, как и с суждением: Все люди смертны, // Сократ человек,// Сократ смертен – они имеют одну общую точку пресечения (признак, свойство) – «биологическое существо».

Что бы нам однозначно подтвердить единство логической структуры применительно к любому предложению, возьмем еще один пример (предложение) из текста уже другого произведения и опять же классика. Стихи — это особая форма построения предложения, где форма передачи чувства играет едва ли не главную роль. Но донести до читателей чувство во всей полноте и красоте, а так же в соответствии со смыслом, возможно только в строгой логической форме, что мы постараемся и показать на коротком, но таком изумительном, по художественному исполнению и смыслу, четверостишье из «Медного всадника» А.С.Пушкина. Понятно, что с таким же успехом можно было взять и любое другое его произведение.

О, мощный / властелин судьбы! ///

Не так ли ты // над самой бездной ///

На высоте // уздой железной ///

Россию / поднял на дыбы? ///

А.С.Пушкин. Медный всадник

Иллюстрация к «Медному всаднику» работы А. Бенуа.

Сначала мы выделили в данном четверостишье, согласно нашему разумению, смысловые блоки, обозначив их наклонной чертой. Их получилось восемь. Затем, разделили смысловые блоки по содержанию и функциональной роли или принадлежности, во всяком случае, как мы это понимаем и представляем себе, с точки зрения отражения основного содержания предложения.

Данное четверостишье содержит два предложения. Первое: «О, мощный властелин судьбы!» мы ввели только для того, что бы не разрывать общий смысл и было понятно содержание второго предложения. Нас сейчас будет интересовать только второе предложение, которое содержит шесть блоков, где блок «Россию / поднял на дыбы?» является ключевым.

У нас образовалось два типа смысловых блоков. 1. Основной блок, содержащий ключевую мысль. 2. Вспомогательные смысловые блоки, которые описывают состояние, уточняют содержание, доказывают истинность ключевого суждения, определяют пространственно-временные параметры. Тем самым, они, фактически, переводят содержание ключевого блока из концептуально-гипотетического в истинное – как основной итоговой и конечной задачи данного предложения.

Мы выделяем ключевую мысль данного предложения: «Россию поднял на дыбы». Смысловой блок — «Не так ли ты» есть связка с предыдущим предложением и указанием на его свойства, т.е. так же, как «мощный властелин судьбы!». Понятие «поднял на дыбы», безусловно, требует своего смыслового уточнения — о какой «дыбе» идет речь. Ведь, понятие «дыба» и понятийное образование «поднял на дыбы», имеют много разных аспектов. И автор указывает и определяет смысловое значение ключевых понятий.

Речь идет именно о спасении России: поднял «над самой бездной» (над пропастью, пучиной и пр.), в которую Россия готова была свалиться, поднял «на высоте» (возвышении). Этим подчеркивается, что Россия не падает, не сползает, как это подобает потерявшему силу, а остается возвышенной, на высоте, только почему-то перед бездной. Поднял жестко, крепко, твердо, непреклонно, т.е. «уздой железной», когда речь идет именно о критической ситуации в стране, тем более, стране возвышенной.

И все — во имя спасения России от явно неминуемой гибели (упасть в бездну, в пропасть). Иное содержание понятия «дыба» и понятийное образование «поднял на дыбы» (расправиться, уничтожить, пытать и пр.), предполагает иное содержание действия. Впрочем, Пушкин не случайно употребил слово «поднял на дыбы», а не «вздернул на дыбу». Слово «поднял» предполагает (точнее определяет), иной контекст слова «дыба».

Чтобы это было четко и ясно, с первого чтения, понято собеседником, в данном случае, читателем, используются специальные по содержанию смысловые блоки, которые уточняют содержание основного понятия, место того или иного слова-понятия в общей структуре предложения, или иначе, какую роль играют, и какое место они занимают. И если предложение в этом смысле логически правильно построено, то, как правило, трудности в понимании основного содержания не возникает.

О, мощный властелин судьбы.

Не так ли ты

Россию

поднял на дыбы

Предыдущее предложение Связка двух

предложений Основной

объект смысла «над самой бездной»

«на высоте»

«уздой железной»

Что интересно, понятия «над самой бездной», «на высоте», «уздой железной» уже не требуют своего пояснения. Они берутся поэтом как аксиоматические, которые могут быть наверняка поняты и почти однозначно. Этому способствует и весь контекст предложения, и, самое главное, синонимический ряд данного слова-понятия, который принадлежит к одной смысловой группе.

Для сравнения с понятием «дыба», синонимический рад которого распадается на два весьма сильно отличающихся друг от друга групп синонимов. Если бы это было не так, если бы автор почувствовал, что используемые им понятия могут быть не поняты более или менее однозначно, он наверняка бы занялся уточнением их смысла, посредством других смысловых блоков.

Это одно из принципиальных условий использования понятий. Аксиоматическим становится, как правило, то понятие, синонимы которого принадлежат к одной смысловой группе, и которое не требует определения, посредством отдельных специальных смысловых блоков. За исключением тех случаев, когда собеседнику или читающим не известен смысловой синонимический ряд используемых в предложении понятий. Понятие, которое имеет две и более смысловые синонимические группы, требует введения специальных смысловых блоков. Они определяют ту или иную синонимическую группу, в рамках которой применяется используемое понятие.

Но важно еще и другое: как только мы установили последовательность двух слов-понятий, они сразу же приобрели форму субъекта и его признака. А это означает, в свою очередь, что последовательность понятий показывает, что первое слово всегда субъект, а второе — предикат или его признак, свойство. Подобное распределение понятий не случайно, поскольку тем самым устанавливает характер, содержание понятий в рамках соотношений субъект-предикат и сразу же направляет на установление определенного контекста. Другими словами, предикат устанавливает совокупность производных понятий, которые определяют контекст субъекта, т.е. указывают, описывают, называют область действия предиката, а, соответственно, и ключевого смыслового блока.

Понятно, что контекст всего предложения, относительно смыслового блока «поднял на дыбы», был бы разный, если бы мы поменяли местами субъект и предикат: «Дыба была поднята». Таким образом, предикат, как мы уже говорили, фактически определяет ту область понятия, в рамках которой, в дальнейшем, и будет строиться предложение. Получается, что предикат есть краткое, как правило, в одно слово, определение сущности контекста, который уже потом, по мере необходимости, разворачивается в подробное описание, посредством специальных смысловых блоков предложения.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?