Концепция логики смысла

Звук, слово и предложение строятся не сами по себе, а всегда для кого-то другого. Для другого своего, или второго я, в качестве которого выступает некая специальная область сознания, которая вступает в диалог с другим моим я. Или же для другого, который находится вне сознания, во внешней природной среде.

Но для этого необходимо сделать так, что бы звук, слово и предложение были этому другому поняты. В силу этой необходимости за звуком, словом закрепляется какое-то строго определенное содержание, которое можно назвать смыслом. И если слово содержит другой смысл, то оно становится непонятным, а значит, перестает играть роль символа для обозначения строго определенной ситуации. Так слово «булка» в Питере, имеет несколько иное значение, чем в Москве.

Другими словами, за звуком и словом в ограниченном контексте закрепляется строго определенное содержание, которое однозначно понимается всеми субъектами данного ограниченного сообщества. Если возникает потребность, чтобы конкретное слово обладало одним и тем же смыслом для разных сообществ, отделенных друг от друга, например, территорией или временем (физическим или социальным, т.е. принадлежность к различным непересекающимся сообществам, распределенным в пространстве и во времени), для этого изобретается универсальный язык, чаще всего называемый литературным языком.

И обозначаемый как правильный язык, которому специально учат в школе: «Как правильно говорить». Правда всегда, частично или по – преимуществу, говорят «неправильно», опираясь на языковые особенности данной местности, сообщество или диалект и пр., что, в свою очередь, является условием для развития языка.

Предложение так же имеет свои классические литературные формы построения и местные смысловые особенности. Но самое главное, оно должно быть понятным тому человеку, к которому обращено. И здесь возникает некоторое количество обязательных условий, игнорирование которых может привести к тому, что предложение своих функций не выполнит.

Первый шаг в образовании «правильного» предложения — это построить его в строгом соответствии с грамматическими формами и правилами, т.е. выстраивание слов относительно друг друга как морфологических единиц в какой-то последовательности. Грамматика имеет свои объекты, строй и категории, т.е. систему морфологических, синтаксических конструкций, как способ производства предложений и текстов. Здесь имеются свои законы и своя логика.

Но грамматика занимается только способом представления взаимосвязи слов, образованием и сочетанием словоформ и пр. вне зависимости от содержания самих слов. Если слова поставить не в той последовательности, как это указано в грамматике, то смысл может быть непонятным. Обычно это происходит при подстрочном переводе предложения с одного языка на другой.

Но имеется еще и смысловая, или содержательная логика предложения. Смысловая логика — особый раздел, в том числе и грамматики (синтаксис), и языкознания (семасиология), и самой логики. Смысловая логика или взаимосвязь слов как содержательных единиц, должна быть правильно выстроена, чтобы был понятен тот смысл, который вкладывается в их логическое сочетание. И первое условие – соблюдение соответствующих законов, правил, форм, категорий и пр., принятых у какого-то ограниченного сообщества.

А это, в свою очередь, означает, что законы и особенности смыслопостроения или логики смысла, должны быть известны кому-то другому, а значит, они имеют универсальный характер, они едины, имеют общие формы безотносительно содержания и пр. Хотя пытаются найти и, вероятно, они в самом деле имеются, некие всеобщие формы для всех времен и народов, для любого сообщества.

Но что это такое «быть понятно другому»? Предложение, в самом деле, строится для какого-то другого, и в любом другом качестве оно не существует и не может существовать. Из этого вытекает, что содержание предложения есть всегда указание, что и как надо делать в некой последовательности действий. Или не делать, что в принципе одно и тоже. Исходя из этого, основная задача смысла или содержания предложения есть, по сути, предписание кому-то другому, как взаимодействующему субъекту, что нужно делать или не делать в какой-то ситуации.

Есть еще просто информация, например: «завтра будет плохая погода». Но и в этом случае, по сути, указывается не прямо, а опосредовано, на возможные действия. Если вы, например, собрались завтра гулять, то вам надо будет предварительно совершить ряд специальных действий, в целом известных, исходя из того, что погода может быть плохой. Что так же является указанием на необходимость определенного рода поведения.

Другими словами, содержание предложения, его смысл указывает на определенного рода константы, которые нельзя игнорировать. По меньшей мере, их необходимо учитывать в определении своего поведения при решении задач. Вот почему содержание (смысл) является устойчивым и становится таким важным образованием.

Часто путают понятие смысла с процессом его образования и постижения. А ведь здесь имеется много переходных стадий и различных образований. Если грамматика выстраивает специальным образом слова в предложении, что бы был понятен смысл, т.е. выстраивает форму понимания смысла, то смысловая логика уже устанавливает содержание смысла. Река, бассейн, кувшин и пр. это формы, которые, в обязательном порядке, имеет все текучее. Но ведь в кувшин можно налить и воду, и вино и пр. Одно обуславливает другое.

В классической философии специальным образом выводят и сопоставляют как особые категории — «форму» и «содержание». Они, в самом деле, разные, поскольку описывают различные этапы превращения материи при решении человеком своей задачи. Так, если нас интересует содержание предложения как предписание действия, то мы обязательно должны уложить его в грамматические формы. Но и сами грамматические формы имеют свое содержание, которое описывается уже совсем другим категориальным аппаратом, в данном случае содержанием смысла.

Логикой смысла в предложении (суждении) занимаются давно, и наработано довольно много хорошего знания. Определены объекты предложения и их элементы, система их логической взаимосвязи в предложении, предложена логика соединения объектов в различных предложениях, что позволяет получить некое новое знание. А это уже называется умозаключением, что разрешало, в свою очередь, выстраивать логически стройные тексты, состоящие минимум из двух предложений, а максимум (теоретически) без ограничений. Задача такого выводного знания – построение сложного многоуровнего смысла.

В суждении или предложении выделяются три основных смысловых объекта: собственно объект, предикат и связка. Выражается это, как (S есть P). И какое бы предложение, простое или сложное, мы бы ни взяли, обязательно найдем указанные объекты. То, что называется субъектом (S) есть указание на то, где находится, интересующий человека признак или элемент. То, что называется предикатом (P) есть элемент того же самого субъекта, выступающий доминантой, поскольку именно посредством элемента устанавливается связь между объектами, при помощи которых и решается поставленная задача. Связка указывает, что данному субъекту принадлежит данный элемент.

Однако понятия и «объект», и «элемент» еще не имеют, с нашей точки зрения, достаточного четкого определения, что мешает правильному смысловому оперированию с ними. В научной литературе под объектом понимается нечто общее и цельное, в рамках которого имеется множество элементов. Наверное, так оно и есть, но только в абсолютном выражении, в некой абстракции и отвлечении, как сами по себе, в рамках понятийных преобразований. Но мы говорим о форме конкретного и частного отношения человека к предметам внешнего мира и умения оперировать ими, при решении своей задачи. В этом плане используемые понятия, как нам кажется, имеют несколько иное значение.

Под элементом или признаком , согласно нашей точке зрения, понимается такое единое образование, которое, в целом, выступает основным для решения поставленной задачи. Собственно, его так же можно назвать объектом, ибо человек его берет целиком, не деля на свои признаки или элементы. Но то, что называется объектом в предложении, есть только область нахождения данного элемента или объекта, которая может быть более или менее определена для человека, поскольку сама по себе область может и не представлять для человека большого значения.

Например, когда я утверждаю, что самые красивые девушки живут в Москве, то этим самым я говорю, что меня интересуют красивые девушки, но Москва выступает только в роли некоторой области, в которой находятся красивые девушки. Конечно, «красивые девушки» могут выступать в качестве признака Москвы, но понятно, что существуют не только данные признаки. Признак «красивые девушки» — это доминанта, установленная мной, которая выступает в качестве того объекта, которым я оперирую при решении своей задачи.

Здесь я сразу же вступаю в противоречие с устоявшимся мнением и, наверное, верным при определенных ситуациях, что объект всегда есть некая сущность, с которой имеет и должен иметь дело человек, при решении своей задачи. Объект «Москва» и объект «красивые девушки» — это весьма разные объекты, имеющие разную сущность. Соответственно, разные задачи можно решить в рамках каждой из этих сущностей. Но что-то в таком подходе остается недоговоренным и непонятным и, прежде всего, относительно самих понятий «объект» и «сущность».

Давайте исходить из того постулата, как мы уже отмечали, что понятия придуманы людьми для описания какой-то важной для них, устойчивой или типовой ситуации, в рамках или благодаря которой, человек решает свои задачи. Понятие «объект» и «сущность» — не исключение. Что же это за ситуация или внешнее явление, которому дано такое название как «объект» и «сущность».

Согласно нашей точке зрения, под «объектом» понимается ситуация, которая воспринимается человеком сразу и целиком, при оперировании с ней и включения ее в разные схемы взаимодействия, при решении задачи. Исходя из этого, объектом может выступать все, что человек захочет, и что он может включить в круг взаимопревращения явлений. Так, объектом может быть и вся «Москва», и «красивые девушки», и пр. Но ситуация, которая описывается словом объект, должна содержать тот признак, который необходим для решения своей задачи. Исходя из этого, сущность объекта устанавливает только и только человек, а то, что называется признаком, есть обозначение этой сущности в понятии и ничего более.

При этом сущность определяется по иерархии — от общего к частному. Если человек собрался жениться, при чем, на красивой девушке, то построение ряда последовательных актов мыслительной деятельности может иметь следующий вид: Москва – девушки — самые красивые – невеста — жена. Исходя из общей, так же иерархически во временном интервале построенной: жена- невеста — девушки — самые красивые — в Москве. Что здесь может выступать объектом и признаком? Все по очереди.

Задача, поставленная человеком перед самим собой – жениться на красивой девушке именно в Москве, становится доминантой. Элементы решения данной задачи, отыскиваются в разных образованиях внешней предметной области, соответственно, соединяются между собой по специальной логической последовательной схеме, которая и приводит к решению поставленной задачи. Логическая схема (о чем подробнее будем говорить далее) одна: признак предыдущего объекта, становится объектом последующего шага, или:

Q{(SP) (Pz)}

Явления внешней, по отношению к сознанию, предметной области всегда представляются человеку в некой осязаемой и организованной, форме, Ее можно представить как пересечение разных «линий», как некий «сгусток», удерживаемый в целостности задачей, обусловленной принципом распределения функций в природе. Можно по другому сказать, что востребованная природой и какой-то общей задачей, как функция в общем мироздании, определяет некую совокупность явлений, принимающих для внешних, по отношению к нему, объектов, некую осязаемую физическую форму, т.е. его можно увидеть, услышать, ощущать и пр.

Таким образом, сущностью явления, как уже говорилось выше, выступает именно его функция в некой общей задаче или природной программе. Но поскольку явление есть «сгусток» и пересечение различных «линий» (как правило, небольшого числа), т.е. последовательных актов действий других специальных объектов со своей сущностью, то всегда в их совокупности можно найти и вычленить те линии (как последовательный порядок действий), которые становятся интересными для человека при решении им своей задачи. Именно это и называется признаком или элементом.

Москва есть пересечение множества разнообразных существенных (важных) и несущественных (побочных), периферийных линий (но опять же, для человека или какой-то совокупности людей, в рамках решения ими своей задачи). Если в Москве имеются красивые (первая линия), молодые (вторая линия), девушки (третья линия), да еще и богатые (четвертая линия), при этом, незамужние (пятая линия), которые очень хотят выйти замуж (шестая линия), и пр., то эти линии можно вычленить, сделать их главными и важными объектами, а свои действия по решению своей задачи – жениться, обогатиться — превратить в элементы этого объекта.

Объект всегда, с одной стороны, есть некая совокупность, как результат деятельности сознания человека, и, с другой стороны, природная сущность внешних объектов. Ибо нельзя построить мыслительный объект из ничего, всегда должен быть «строительный материал», в качестве которого и выступают известные человеку объекты внешнего предметного мира, находящегося в сознании человека, как его личная база знаний. Это хорошо видно из контекста таких явлений, как объект и признак.

Давайте опять обратимся к нашим активным помощникам в рассуждениях — синонимам, которые являются смысловым контекстом исследуемого слова «объект». Точнее, через синонимы, как через ближайших родственников, на своеобразном генетическом уровне, можно хоть как-то выявить смысловое содержание слова-понятия «объект».

Синонимы слова-понятия «объект»: тема, предмет, объектный, конструкт. Затем рассмотрим синонимы синонимов или синонимы слова-понятия «объект» второго уровня.

Тема: мотив, проблема, задача, вопрос, лейтмотив, материя, предмет, содержание, тематика;

Предмет: вещь, вопрос, дисциплина, наука, предмет обсуждения, реалия, содержание, суть, тема, цель;

Объектный: объектовый;

Конструкт: деловитость, игра, конструктивность, конструктор, плодотворно, полезно, применимость.

Как видно, содержание синонимов по уровням весьма сильно отличается, но в тоже время имеет нечто общее. Объединяет их содержание слово-понятия «объект», Но имеются и иные причины образования данной совокупности синонимов по уровням, безусловно связанным с различными формами деятельности человека, при решении им своих, таких разных и своеобразных задач.

Если взять синонимы слова «тема» — мотив, проблема, задача, вопрос, лейтмотив, материя, предмет, содержание, тематика, то видно, что они (т.е. ситуации, обозначаемые данными синонимами), образованы самим человеком и входят частью в понятие объект. Если возьмем синонимы слова «предмет» — вещь, вопрос, дисциплина, наука, предмет обсуждения, реалия, содержание, суть, тема, цель, то, оказывается, это есть нечто то, что создано человеком и нечто то, что принадлежит внешнему явлению. И синонимы слова «конструкт» — деловитость, игра, конструктивность, конструктор, плодотворно, полезно, применимость, можно проинтерпретировать таким образом, что это есть некое образование, содержащее в себе элементы или составные части результата деятельности человека.

Но надо понимать, что словосочетание «создано, образовано самим человеком» не совсем точное. Человек ничего, никогда сам не создает, как бы из ничего. Он только отыскивает интересующие его элементы, как объекты во внешней предметной среде и выстраивает их в своем сознании в некую линию взаимопревращающихся явлений.

Получается, что объект есть некая конструкция (конструкт), которая от части создана самим человеком для решения им своей задачи: именно задача задает смысл внешнего явления для человека. Но поскольку объекты внешнего предметного мира есть некое самостоятельное и цельное образование, то придание смысла человеком оказывается обусловленным и их собственным содержанием.

Мы же не можем сказать в какой-то определенной ситуации, что самые красивые девушки живут в подмосковном лесу. И если такое все-таки может быть, то такому новому образованию человек придает имя как познанному объекту. Объект, как явление внешнего предметного мира, безусловно, есть сущность сама для себя. Но человек берет его элементы, которые и становятся новой сущностью, но уже для решения им своей задачи.

Под сущностью понимают нечто основное, которое и характеризует объект как данность и особость. Но что является сущностью такого объекта, как Москва? И что бы ни взяли в качестве ее сущности, оно таковым может быть, но может и не быть. Сущность или основное содержание такого объекта, как Москва, устанавливается самим человеком при решении своей задачи и никто более. Другое дело, что задача человека может быть не решена в такой внешней предметной области, как Москва, тогда его сущность просто не рассматривается и человек переходит в другую область бытия.

То, что человек называет сущностью, есть, прежде всего, понятие, которое описывает потребность человека, соответственно, устанавливается самим человеком и которая не принадлежит, и не может принадлежать кому-либо еще. Поэтому, когда говорят о сущности какого-то объекта, то имеют в виду, прежде всего, возможно ли решить свои задачи на данном поле сосредоточения некоторых объектов или нет. И объекты, в данном случае, уже не делятся на объективно — сущностные или не сущностные элементы, человек берет его целиком как данность и как особость, которую можно поставить в обойму или сцепку других таких же объектов, что бы получить нечто новое, т.е. новый объект.

Например, мы можем построить предложение таким образом: «Вечер (есть) холодный». Субъектом и доминантой выступает «вечер», а его признак, то, что он «холодный». Понятно, что у объекта «вечер» может быть много признаков: красивый, теплый и пр. Но нас, в данном случае, интересует именно признак «холодный», например, с точки зрения пойти ли погулять, одеть ли куртку теплее пр. Но можно построить предложение таким образом: «Холодно, обычно, бывает вечером». Тогда основным объектом выступает «холодно», а признаком или аспектом – «вечер». Еще раз подчеркнем: домината всегда выбирается только человеком.

Если возьмем сложное предложение, то, расчленив его на элементарные составные части, мы найдем там те же самые объекты: доминанту и его признаки или элементы и связку. «Если завтра будет холодно, то мы пойдем гулять». Обычно такая конструкция предложения (суждения) выражается классической формулой: «Если…, то…» и рассматривается чаще всего как следствие. Но слово «если» указывает только на возможные условия, т.е. появление новых каких-то признаков уже третьего уровня, основного объекта «мы пойдем гулять», при которых может быть совершенно действие. Можно сказать, что вторая часть предложения есть следствие. Фактически здесь два предложения: «Завтра будет холодно» и «Мы пойдем гулять». Каждое из них имеет основной объект «завтра» и «мы», предикат или признак, свойство «холодно» и «пойдем гулять».

В этом случае часть предложения, начинающаяся с «если…», означает собой доминанту. Если случится данное событие, то только в этом случае совершится другое действие. Таким образом, устанавливается доминанта, признак которой будет соответствовать или не будет соответствовать какому-то признаку другого объекта. «Если пойдет дождь, то мы не пойдем гулять». Имеется объект «природа», который обладает рядом признаков, в том числе, и таким как «пойдет дождь» или признаком «не идет дождь». (Сначала признак «дождь» как общий, а затем, в его рамках, признак «пойдет» или «не пойдет», как его производный признак). Кроме этого, имеется объект «мы», который среди прочих признаков обладает таким, как «гулять». (Сначала признак «идти», как наиболее общий, а затем «гулять», как производный). Появление второго признака «пойдем гулять» — объекта «мы», оказывается возможным только в том случае, если признак «не пойдет дождь» окажется реализованным первым объектом — «природой».

Как только эти признаки получили связку «если», тут же вступает в силу другое правило создания сложных предложений, а именно условие, при котором может или не может наступить последующее событие. В данном случае это время, т.е. завтра. Указание на время это обязательное и категорическое условие создания любого, абсолютно любого предложения. Разница только в том, что в одних случаях оно явно указывается, а в других только подразумевается. Время в данном случае это и условие, и контекст образования смысла, ибо только во времени оно приобретает смысл существования. «Ты вчера был в кино», «Пойдем в кино», «Ты завтра пойдешь в кино» и пр. В первом случае — прошедшее время, во втором — настоящее протяженное и в третьем — будущее.

Вместо слова «если» можно поставить слова, чаще всего употребляемые в сложных предложениях: «потому, что», «из-за того, что», «и», «или» и др. \\«Я не пойду в кино из-за того, что у меня болит голова» или «потому, что надо заниматься». «Мы пойдем в кино и поговорим». Каждое из них описывает условие совершения какого-то события. Здесь так же два предложения: «Мы пойдем в кино» и «Мы поговорим», но это не одновременные действия.

Особенность такого построения предложения и действия заключается в том, что эти два события могут легко чередоваться. И в самом деле, пока они идут в кино, т.е. совершают типовые действия, могут и поговорить о каких-то делах. Но когда пишут: «Мы пойдем в кино или будем говорить», здесь уже идет строгое разграничение по времени, ибо каждое из этих событий или, по крайней мере, одно из них, является весьма сложным и ему надо посвятить все основное время и, возможно, много настоящего времени. Здесь так же два предложения с оригинальным субъектом и предикатом и конечно связкой.

Условия бывают не только по времени, но и по месту или пространству. «Если будет книжная ярмарка, то мы найдем там хорошие книги». «Там, т.е. на книжной ярмарке» — место, где они могут посмотреть книги. И любое предложение в обязательном порядке содержит указание на такое место в пространстве. Так же, как и со временем, указание может быть явным или же неявным, подразумевающимся: «Ну что, пойдем» куда-то. И в обязательном порядке указание на присутствие признака «место», как контекст, который обуславливает существование смысла. Вне пространства, которое в каждом конкретном случае выражается словом «место», так же как вне времени предложение не существует, так же, как не существует и какое-либо действие.

Строго говоря, время, как и место, само по себе не существует. Они возникают только в процессе действия. Именно действие определяет продолжительность «существования» времени: вчера, завтра или любое протяженное настоящее. Но протяженность времени зависит только от одного критерия: время существования действия, т.е. время решения поставленной задачи должно быть меньше времени существования объекта, в рамках которого осуществляется это действие. В предложении: «Если завтра будет холодно, то мы пойдем гулять», действие «пойдем гулять», как признак объекта «мы», ограничивается понятием «гулять» и по времени, и по месту. Т.е. понятие гулять подразумевает, что данный вид деятельности требует немного времени, час-два, примерно, а так же ограниченную площадь: например, гулять в парке и пр.

Таким образом, мы подошли к весьма важному показателю формирования предложения в рамках логики смысла. Что бы стал понятен смысл предложения, должен соблюдаться принцип единства места, времени и действия. Это означает, что действие всегда осуществляется во времени, в конкретном пространстве, которое обязательно указывается в предложении. Более того, это означает, что в предложении обязательно указывается одно действие, одно место и одно время. Не может быть так, что бы указывалось одновременно два действия в одном месте или в одно время; не может быть так, что бы указывалось одно действие, совершаемое сразу в двух местах, и не может быть так, что бы одно действие и в одном месте совершалось в двух временных параметрах.

Нельзя говорить: «завтра мы пойдем в кино и в театр»; нельзя говорить: «завтра мы пойдем в кино, и будем гулять по парку»; нельзя говорить: «завтра и сегодня мы будем праздновать день рождения». Так говорят в обыденной речи, эти действия и в самом деле возможны, но в разное время, чередуясь, совершая то одно, то другое. Можно праздновать день рождения и сегодня и завтра, но это будет один праздник в одно протяженное время, равное сегодня и завтра. Завтра мы точно пойдем в кино и в театр, но это означает, что сначала точно пойдем в кино, а затем точно пойдем в театр, и время здесь подразумевается так же одно общее – завтра.

Понятно, что место, время и действие имеют свое измерение, они все протяженные, но не бесконечно. Действие всегда совершается в каком-то протяженном времени и занимает какое-то протяженное место. Свести их к абстрактному состоянию точки и бесконечному мгновению можно только в понятии, что мы чаще всего и делаем, декларируя принцип единства и невозможности другого на этом месте и времени какого-то действия. Но в реальности мы не можем так утверждать, ибо бесконечное малое есть. фактически, его отсутствие, что равносильно отказу от понятия «время и место» (читай пространство), а соответственно, и совершения какого-то действия. Поэтому какое-то время по протяженности все-таки имеется, так же как и место. Но только разное по протяженности и по объему или по размеру мест.

Если мы говорим: «давай погуляем», то из контекста ясно, что речь идет, например, о парке и подразумевается ограниченное пространство, которого достаточно для решения поставленной задачи – гулять. Если говорят: «встретимся под часами», то и там имеется некое протяженное пространство, которое позволяет визуально увидеть друг друга. Если говорят: «встретимся в два часа», то это означает, что протяженность времени может составлять от пяти минут и более. В том числе и астрономические встречи комет, планет и пр. имеют временную и пространственную протяженность.

Бесконечно малой величины, так же как и бесконечной протяженности, не бывает. Все имеет свои границы, которые определяются поставленной задачей, и которые позволяют осуществлять возможность изменения. Именно протяженность времени и места обуславливает возможность изменения и времени и места, и. соответственно, действия. Это тот самый своеобразный люфт, который позволяет гибко реагировать на внешние изменения и в рамках которого совершаются все преобразования природы и явлений. Неизменна и абсолютна только сама возможность существования протяженности.

Относительно понятия «единства места, времени и действия» имеется еще один нюанс, и весьма существенный. Совершение какого-либо действия, которое предусматривает свое время и место в своем триединстве, может и обязательно совершается в каком-то общем для себя или времени, или месте, или действии. И данное положение обязательно указывается, явно или не явно, в любом предложении. Когда говорят: «Завтра пойдем в кино», то это означает, что понятие «завтра» как доминанта включено в некий общий временной контекст, так же как и понятие «пойдем» как действие, и «кино» как место.

Все это исходит из постулата и принципа существования, что все наши действия совершаются в некотором общем контексте. Но вот контекст доминанты (а речь, в данном случае, идет исключительно о контексте именно доминанты), может быть в каждом отдельном случае только один: или это время, или место, или действие. Здесь также осуществляется принцип единства места, времени и действия, но уже на втором, третьем и далее уровнях. И так до бесконечности, но, как правило, ограничиваются общим временем или местом, или действием первого и второго уровня, достаточного для решения поставленной задачи.

Далее, объекты в предложении всегда взаимодействуют. Выше мы выделили в предложении два объекта: субъект и предикат. (Связка, как правило, не рассматривается как самостоятельный объект, поскольку она только указывает принадлежность признака субъекту и не влияет на характер выделенных объектов). Но имеется еще и третий субъект – это то общее, о котором мы говорили выше: это или место, или время, или действие, как доминанты.

Рассмотрение и анализ процесса и сущности взаимодействия в предложении этих трех объектов, т.е. субъект, предикат и контекст, очень интересно и имеет свои существенные особенности, которые определяют характер и сущность предложения и всего текста.

1. Взаимодействуют всегда два любых объекта, но обязательно посредством какого-то третьего.

2, Один из объектов всегда выступает доминантой.

3. При взаимодействии два объекта выступают константами, или постоянными величинами — это одна общая и одна частная доминанта, и переменная, в качестве которой выступает предикат.

Принятый признак или предикат определяет доминанту, но, став таковым, становится константой относительно предиката или признака. И если их взаимодействие осуществляется, например, в такой общей категории как время, то оно и определяет характер и самих объектов и их взаимодействия.

Если мы говорим, что завтра будет дождь, то это означает, что понятие «завтра» определяется понятием «дождь» и никак не иначе. Другими словами, завтра нас интересует только с точки зрения того, что будет дождь и надо будет к этому подготовиться. И все наши действия на завтра, в рамках данного предложения, будут определяться только тем, что будет дождь, т.е. некое общее действие будет определять частные действия: взять зонтик, надеть плащ и пр. Но и понятие «дождь» нас интересует только в рамках понятия «завтра», сегодня он нас совсем не волнует, хотя за окном, (именно за окном), может быть ливень.

Ранее мы показали, что основным объектом текста становится совершение какого-либо действия (или не совершения действия, т.е. совершение другого действия, не обязательно противоположного), но при определенных условиях. Совершение действия — это обязательное вступление во взаимодействие, без взаимодействия с кем-то другим никакого действия не совершается. Поэтому, другим объектом становится какое-то другое действие. Но мы уже говорили, что всегда существует третий объект, посредством которого и совершается действие. Третьим объектом становится третье действие. Но каждое такое действие — и первое, и второе, и третье — имеет различный характер в процессе взаимодействия, соответственно имеет свое обозначение, т.е. каждое из них решает свою задачу.

Еще одна особенность: предложение всегда часть диалога, а весь текст — это диалог, независимо от того, совершается ли он с моим вторым или первым «Я», или с внешним субъектом. Так же неважно, совершается диалог явно (как это делал знаменитый Сократ посредством Платона, так называемый, сократовский метод), или же диалог только подразумевается, как это происходит в повествовательном тексте. Диалог — это вопросно-ответные отношения. Он решает одну единственную, но предельно важную задачу – проверка выработанной концепции, так называемой, практикой. Другими словами, истинность предложения, т.е. смысл его, становится принятым только тогда, когда он признан таковым по содержанию другим, к кому он обращен.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?