Кант о проблемах познания

В работах Канта «критического периода» про-блемы теории познания, этики и вопросы о це-лесообразности в природе были рассмотрены как взаимосвязанные и взаимообусловленные.

Это, прежде всего, относится к постановке теоретико-познавательных проблем, нашедших свое завершение, согласно кантовской концеп-ции, в эстетике.

В анализе процесса познания Кант особо выделил понятийное мышление («мышление есть познание через понятия»), указывая, что, помимо созерцания, существует лишь один способ познания, а именно познание через поня-тия, не интуитивное, а дискурсивное. В «Критике Чистого разума» на вопрос о том, что такое ис-тина, Кант ответил следующим образом: истина возможна лишь в форме предмета, то есть как соответствие рассудка (самой формы всеобщ-ности и необходимости) и чувства (эмпириче-ского многообразия ощущений, возникающих в априорных формах времени и пространства).

Предметность понималась, как правило, расположение ощущений в пространстве и во времени, которое заключает в себе применение чистого рассудка (категорий) и с помощью кото-рого субъективные соединения восприятий по-лучают объективный и всеобщий характер». (См. [4], стр. 50-51)

Кант различал и обособлял созерцание и рассудок, отводя каждому определенную роль в познавательном процессе. Однако он постоянно подчеркивал их взаимосвязь: «Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рас-судка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы. Поэтому в одинаковой мере необходимо свои познания делать чувственными (то есть присоединять к ним в созерцании предмет), а свои созерцания постигать рассудком, то есть подводить их под понятия. Эти две способности не могут выполнять функции друг друга.

Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание». (См. [3],т.3, стр. 154-155)

В работах Канта делается попытка взгля-нуть на процесс познания не извне, а изнутри человека. Показывается ограниченность способ-ности человеческого познания.

«Все то, что противоречит законам рассуд-ка и разума, невозможно при всех случаях; од-нако с тем, что, будучи предметом чистого ра-зума, не подчиняется только законам созерца-тельного познания, дело обстоит иначе. Ведь это расхождение между чувственной и рассу-дочной способностью указывает только на то, что ум часто не может выразить

конкретно и превратить в созерцание те аб-страктные идеи, которые он получил от рассудка. Но эта субъективная трудность, как это нередко бывает, ошибочно кажется каким-то объектив-ным противоречием и легко вводит в заблужде-ние людей неосмотрительных, заставляя их при-нимать границы человеческого ума за пределы, в которых содержится сама сущность вещей». (См. [3],т.3, стр. 310-312)

Философия, изучавшая знание в суще-ствовавших в науке того времени образцах, пришла, по крайней мере, к двум сформиро-вавшимся позициям. Всегдашняя незавершен-ность опыта приводила рационалистов к выводу, что только разум может сообщить знанию все-общность и необходимость. А потому знание производится разумом. Эмпиризм, напротив, не менее убедительно доказал, что без чувств, без ответа никакое знание возникнуть не может и, следовательно, знание — продукт опыта. На-верное, можно согласиться с Н.К.Вахтоминым, (см. [5], стр. 27-29) утверждающим следующее: «Принимая во внимание эти взгляды, Кант стал рассуждать следующим образом. Он принял мысль, что опыт страдает незавершенностью.

Совершенство знанию сообщает разум, приписывающий объектам то, что он берет из самого себя. Разум в широком смысле слова означает самодеятельность субъекта, включаю-щую в себя как априорные формы рассудка (ка-тегории), так и априорные идеи, производимые разумом уже в узком смысле этого слова. Апри-орные формы чувственного созерцания и рас-судка, отличающиеся от опыта, сообщают дос-товерность знанию, получаемому в опыте».

Это новая позиция по сравнению с взгля-дами, как рационалистов, так и эмпириков. Итак, если предшественники Канта проблему проис-хождения знания ставили в форме дилеммы (знание- продукт опыта, и знание производится разумом), то Кант решал ее так: научное знание возникает благодаря опыту посредством априор-ных форм созерцания и рассудка.

Наряду с конкретно-научным знанием не-обходимо было объяснить своеобразие фило-софского знания. Такая задача не ставилась предшественниками Канта. Кант предложил следующее: философское знание выходит за пределы опыта, если в ответе даны явления, со-ставляющие содержание конкретно-научного знания, то философское знание относится к ве-щам самим по себе, таким, как душа, свобода, бог. Это знание, покидающее сферу опыта, не может претендовать на достоверность. Оно-предмет веры и необходимо лишь для практиче-ской деятельности. В отношении к вещам самим по себе Кант усматривал своеобразие философ-ского знания. А так как это знание не может претендовать на достоверность, то философия, как отрасль знания, нуждается в преобразова-нии. Она не может быть наукой о бытии, а долж-на быть наукой о познании, о границах разума, о его способности к априорному познанию.

В отличие от предшественников, Кант по-лагает априорность не только деятельности ин-теллекта, но и чувств. Это априорное созерца-ние. С помощью априорного созерцания позна-ются только явления, но не вещи сами по себе. «Вещь в себе» остается непознанной нами, хо-тя она сама по себе и действительна. К мышле-нию о вещах самих по себе разум побуждает не-завершенность опыта. В пределах опыта знание может расширяться до бесконечности. Но сколь-ко бы оно не расширялось, мы никогда не по-знаем вещи сами по себе. В этом отношении опыт несовершенен».

По мнению Н.К.Вахтомина, Кант различает следующие виды знания:

1) происшедшие из опыта,

2) происшедшее из общего правила, которое когда-то было заимствовано из опыта. Послед-ние являются априорными, чистыми знаниями. «Из априорных знаний — пояснял Кант, чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое».

Для общей Кантовской логики характерно то, что она ничего не заимствует из психологии. За-коны общей логики являются, по Канту, отрица-тельными, или формальными, критериями ис-тинны. Поскольку общая логика дает формаль-ную истинность, Кант называет ее аналитикой.

Но у Канта есть и другая, а именно транс-цендентальная логика. Характерные особенно-сти кантовской трансцендентальной логики сво-дится к следующему:

1) Если общая логика абстрагируется от вопроса о происхождения знания и рассматрива-ет только логическую форму в отношении зна-ний друг к другу, то есть форму мышления во-обще, то трансцендентальная логика должна также исследовать происхождение наших зна-ний о предметах.

2) Отдел трансцендентальной логики, на-зываемой аналитикой, является, как говорит Кант, «логикой истины».

3) Одной из задач трансцендентальной логики являются объединение формы и «мате-рии», то есть содержание знания.

В основу трансцендентальной логики Кант кладет «идею науки о чистом знании, происхо-дящем из рассудка и разума, о знании, посред-ством которого предметы мыслятся вполне a priori. Такая наука, определяющая происхожде-ние, объем и объективное значение подобных знаний, должна называться трансцендентальной логикой, потому что она имеет дело исключи-тельно с законами рассудка и разума, но лишь постольку, поскольку они a priori относятся к предметам, в отличие от общей логики, которая имеет дело с эмпирическими знаниями, и с чис-тыми знаниями разума без различия». (См. [3],т.1, стр. 212-213)

Кант предпринял попытку создать новую логику, существенным образом отличающуюся от старой, формальной логики. Трансценден-тальная логика есть, по его замыслу, логика ис-тины, логика единства содержания и формы, ло-гика, исследующая происхождение знания.

Трансцендентальная логика имеет своей задачей доказать непознаваемость вещей в се-бе, а следовательно, и недостижимость объек-тивной истинны.

Для понимания предмета, задач, и значе-ния науки логики необходимо решить вопрос о правильности и истинности мышления. Для ре-шения этого вопроса надо обратится к кантов-ской теории истины. Вопрос об истине Кант ста-вит во введении к разделу «Трансцендентальная логика» «Критика чистого разума» (см. [3],т.3). «Что есть истина? — вот старый известный во-прос, которым старались поставить в тупик фи-лософов и привести их к жалкому логическому кругу, или к признанию их неведения, а, следо-вательно, и тщетности логики, — пишет Кант. — Номинальное определение истины, согласно ко-торому она есть соответствие знания с его пред-метом, здесь допускается и предполагается за-ранее». (См. [3], т.3, стр. 64)

Однако подобное определение отнюдь не означает того, что Кант принимал теорию отра-жения, которая определяет истину, как правиль-ное отражение объективной действительности, как соответствие знаний объекту, существую-щему вне и независимо от познающего субъекта. В «Логике» Кант писал: «Истинность, говорят, со-стоит в согласии знания с предметом. Следова-тельно, в силу одного этого словообьяснения, мое знание, чтобы иметь значение истинного, должно быть согласным с объектом. Но сравни-вать объект с моим знанием я могу лишь благо-даря тому, что я познаю первый. Следователь-но, мое знание должно подтверждать само себя, а этого еще далеко не достаточно для истинно-сти. Ведь так как объект находится вне меня, а знание во мне, то я могу судить лишь о том: со-гласно ли мое знание об объекте с моим же зна-нием об объекте». (См. [3],т.1, стр. 42-43)

Отстаивая свои взгляды на истинность мышления, Кант ставит следующие вопросы:

1) существует ли всеобщий материальный критерий истинности?

2) существует ли формальный всеобщий кри-терий истинности?

На первый вопрос Кант дает отрицательный ответ, на второй — положительный. С его точки зрения, всеобщего материального критерия быть не может, ибо само существование такого крите-рия он считает противоречивым. Обосновывая это утверждение, Кант пишет в «Критике чистого разума»: «Если истина состоит в согласии позна-ния с предметом, то посредством нее этот предмет должен быть отличен от других предме-тов; в самом деле, знание заключает в себе ложь, если оно не согласуется с тем предметом, к которому относится, хотя бы оно и содержало в себе что-либо такое, что могло бы иметь значе-ние для других предметов. Между тем всеобщим критерием истины мог бы быть лишь такой кри-терий, который имел бы значение для всех зна-ний, без различия их предметов. Но так как в та-ком случае мы отвлекаемся от всякого содержа-ния знания (отношения его к объекту), между тем как истина заключается именно в этом со-держании, то отсюда ясно, что совершенно не-возможно и нелепо требовать признака истинно-сти этого содержания знания и что достаточный и в то же время всеобщий критерий истины не может быть дан. Так как выше мы назвали уже содержание знания материей, то мы можем вы-разить эту мысль следующим образом: требо-вать всеобщего критерия истинности знания со стороны его материи нельзя, так как эти требо-вания противоречивы». (См. [3],т.3, стр. 285-286)

Отвергая всеобщий материальный крите-рий истины, Кант, считал возможным существо-вание частичного материального критерия ис-тины, понимая под «материальным» и «материей» не действительную материю, как объективную реальность, а состояние сознания. Этот крите-рий для Канта состоит в соответствии знания «материи», то есть ощущениям и восприятиям, и поскольку последние не могут характеризоваться свойством всеобщности, то и «материальный» критерий может быть лишь частичным.

Отвергая объективную истину, Кант в «Крити-ке чистого разума» пытается обосновать истину формальную: «Что же касается познания со стороны одной лишь его формы (оставляя в стороне всякое содержание), то ясно, что логика, поскольку она излагает всеобщие и необходи-мые правила рассудка, дает критерий истины именно в этих правилах. То, что противоречит им, есть ложь, так как рассудок при этом проти-воречит общим правилам мышления, то есть самому себе. Однако эти критерии касаются только формы истины, то есть мышления вооб-ще, и потому недостаточны, хотя и вполне пра-вильны. В самом деле, знание, вполне сообраз-ное с логическою формою, то есть не противоре-чащее себе, тем не менее, может противоречить предмету. Итак, чисто логический критерий ис-тины, именно согласие знания с формальными всеобщими законами рассудка и разума есть, правда, condito sine que non, то есть отрицатель-ное условие всякой истины, но дальше этого ло-гика не может дать никакого признака, чтобы открыть заблуждение, касающееся не формы, а содержания». (См. [3],т.3, стр. 327-328)

Таким образом, Кант делает следующий за Аристотелем шаг. В его учении достаточно убедительно показывается «субъективный ха-рактер истины. Поэтому невозможен всеобщий критерий истины. Познание мира осуществляет-ся разумом человека на основе априорных форм рассудка. Процесс постижения истины должен идти по пути исследования законов разума.

Рубрики: | Дата публикации: 29.06.2010

Нужна курсовая или дипломная?