Г.Щедровицкий

СМД-методология Г.П. Щедровицкого и его последователей.

В ней проблематика метода была разработа-на основательно и полно. Одновременно понятие метода в данной версии получило наиболее экс-пансионистское толкование — как освоение и за-хват внешнего объекта, включение его в терри-торию действующего субъекта. Это представле-ние о захвате, о выбросе самого субъекта, как некоей петли, вовне и втягивании в ее террито-рию захваченной добычи, наиболее полно во-плотилось в представление о проекте, или о ме-тоде проектирования. Собственно, латинское слово projicere и означает «бросать», «выбрасы-вать вперед». Проект является близким родст-венником и наследником метода познания, про-должая ту же идеологию освоения и овладения субъектом действия — окружающего мира. Этот мир должен быть познан, то есть исследован, спроектирован, захвачен как объект и использо-ван в качестве топлива, материала для выделе-ния энергии, чтобы строителю, субъекту позна-ния, жилось в освоенном мире тепло и уютно. Эта идеология переделывания мира, его обузда-ния, победы над ним, была явно выражена в СМД-методологии и в итоге одержала верх.

8 См.: Карнозова Л.М. По направлению к смыслу: ситуативный и культурно-исторический смысл методологической работы // Вопр. мето-дологии. 1994. № 1-2.

Но вдвойне примечательно, что именно в среде методологов родилось понимание ограни-ченности проектного метода и самой идеологии переделывания мира. К примеру, Л.М. Карнозова пишет: «Я не хочу переделывать мир». Я пони-маю — говорит она, — задачу методологии по-другому: возделывать мир мышлением. Методо-лог отвечает не за то, чтобы мир переделывать, а за то, чтобы в мире было мышление. То есть это не столько то, что методолог делает, сколько то, в чем смысл того, что он делает. И через это возделывание мира мышлением, добавляет Л.М.Карнозова, я делаю его многомирным8.

Итак, не переделка мира, а возделывание его мышлением через простраивание каналов в про-странстве мышления и деятельности. Это уже иное рамочное представление о задаче методо-логии, то есть логии метода, или способ про-страивания Пути.

……………………………………………

Теперь снова вернемся к современной ситуа-ции в методологии. Как говорил Г.П. Щедровиц-кий, в 50-х годах, когда зарождалась вся после-военная отечественная философия, стоял, фак-тически, один вопрос: Где же существует человек и что он есть такое?13 И Георгий Петрович по-своему отвечал на этот антропологический во-прос: люди живут не в мире природы, не в мире объектов, даже не в мире социальных отноше-ний. Каждый человек строит пространство мыш-ления и деятельности и в нем живет. Нужно строить свой идеальный мир и в нем жить14. В этом смысле СМД-методология строилась исхо-дя из глубинных мировоззренческих и социаль-ных посылок, а метод понимался как рамочное представление о мире, устроенном по законам мышления и деятельности.

Сам Г.П. Щедровицкий говорил, что ему больше нравится гегелевское понимание метода: метод есть форма самодвижения содержания. Но это, говорил он, метафизика. А вот самой ло-гии метода нет ни у нас, ни в зарубежной литера-туре.

15 См.: Зинченко А.П. Читая Г.П. Щедровицко-го // Вопр. методологии. 1998. № 1-2. С. 14.

Тем не менее, представление о методе у Г.П.Щедровицкого лежало сугубо в русле класси-ческой традиции Декарта и Канта: метод как соб-ственно Путь и его обустройство, которое осуще-ствляется прежде всего через практику собст-венной выделки и конструирования своего мыш-ления и своей личности. Я себя всего сам скон-струировал, — утверждал он в устных разгово-рах. Георгий Петрович при этом высказывал про-стую мысль: назначение методологической рабо-ты заключается в том, чтобы развивать деятель-ность, трансформировать деятельность15. Но трансформация начинается с самого субъекта мышления.

Вот чего не понимают те, кто называет себя последователями деятельностного подхода. В основе самой методологии лежит поиск челове-ком себя, его самостроительство, то, что назы-вается автопоэзисом. Не зря Г.П. Щедровицкий говорил в конце жизни, что он есть гипостаза мышления, его сосуд.

16 Щедровицкий Г.П. Смысл оппозиции нату-ралистического и симстемодеятельностного под-ходов // Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Школа культурной политики, 1995. С. 154.

Отмечу, что мировоззренческая установка Г.П. Щедровицкого проявлялась прежде всего в самом стержне методологии — в деятельност-ном подходе, суть которого он сам и сформули-ровал: «наши представления об объекте, да и сам объект как особая организованность, зада-ются и определяются не только и даже не столь-ко материалом природы и мира, сколько средст-вами и методами нашего мышления и нашей деятельности. И именно в этом переводе нашего внимания и наших интересов с объекта как тако-вого на средства и методы нашей собственной мыследеятельности, творящей объекты и пред-ставления о них, и состоит суть деятельностного подхода»16.

Сам Г.П. Щедровицкий, таким образом, пони-мал методологию не узко проектно, не узко тех-нологически. Смысл деятельностного подхода (то есть собственно метода), в отличие от подхо-да натуралистического, он видел в постоянном превращении самого себя в ресурс, в выделыва-нии из самого себя некоего нового, становяще-гося субъекта. Это больше экзистенциальная проблема, нежели узко логическая или гносеоло-гическая, как привыкли считать адепты методо-логии науки. Это более похоже на личностное самоопределение, нежели просто на установку пределов, границ методологии. Последняя для Г.П. Щедровицкого — суть мышление, обустраи-вающее многообразие мира через обустраива-ние себя, субъекта Пути.

Но на практике получилось иначе. Суть и смысл метода была сведена к искусственно-техническим процедурам и воплотилась в наибо-лее полном виде в методе проектирования.

17 Попов С.В. В чем я вижу сегодняшнюю си-туацию и проблему методологии? // Вопр. мето-дологии. 1998. № 1-2.

Всю проблематичность и ограниченность, чреватость, метода проектирования в современ-ных условиях понимают и последователи Г.П. Щедровицкого. К примеру, С.В. Попов говорит: Мы находимся в исторической ситуации, в кото-рой нет единственных, единичных носителей идей и проектов. В ситуации, когда существует много проектов и программ, мышление пробле-матизирует сам метод, саму технику проектиро-вания. Тогда либо надо строить мегапроект, ко-торый задавит мелкие проекты, либо этого про-сто нельзя сделать. А сейчас нельзя, невозмож-но: ресурсы исчерпаны, да и нет такого демиур-га, творца с Мегапроектом — таковым является Бог. Но тогда нужны новые техники и средства. В такой исторической ситуации проекты и про-граммы становятся частью другой стратегии, ча-стным инструментом. Эту другую стратегию мож-но назвать социальной или политической инже-нерией. В данной стратегии ведущим становится не понятие проекта и его реализации, а катего-рия становления общественных систем и поня-тие участия в становлении17.

С.В. Попов говорит по-другому, чем мы, но о том же. Ресурсный кризис и трещины в структу-рах повседневности просто не позволяют в на-стоящее время продолжать строить приоритеты на методе проектирования как на базовом мето-де в деятельности человека.

18 Генисаретский О.И. Методология после ме-тода. // Метод: вчера и сегодня. Материалы I Ме-тодологического конгресса. 20-21.03.1994. М.: 1995. С. 3.

О.И. Генисаретский с присущей ему иронией замечает: «Методология, потеряв по дороге в светлое будущее метод и другие методологиче-ские ценности (то есть потеряли сам Путь и спо-соб Пути! — С.С.), находится сейчас в каком-то подвешенном состоянии, рискуя утратить прису-щую ей… типику рациональности. А методология без рефлексивно выраженной рациональности и критериев ее — это уж и вовсе не методология, а форменное бесчинство»18.

В ситуации онтологического и ресурсного кри-зиса, о которой я говорил выше, когда дали тре-щину сами структуры повседневности, стали проблематичны все привычные искусственные средства и приемы. Тем более ограничены в этой ситуации возможности проектного метода (всеобщее увлечение которым О.И. Генисарет-ский назвал «проектным тоталитаризмом»). Он ограничен изнутри, поскольку в основание всяко-го проекта кладется образец, состоявшийся в культуре и ограниченный горизонтом той культу-ры, в котором он описан и положен как образец. Тем более это относится к базовым онтологиче-ским идеям, которые всегда закладывались в ос-новании стратегического проектирования — та-ким, как идея Человека и идея Природы. Но именно они-то в настоящее время поставлены под вопрос. Проект человека перестал работать, поскольку этот человек исчерпал самого себя и свой собственный способ бытия. Он не может быть положен в основание Проекта бытия: это чревато самоубийством.

19 См: Генисаретский О.И. Yamal Stream. За-метки к гуманитарному симпозиуму «Открытие и сообщаемость культур» // Гуманитарный симпо-зиум «Открытие и сообщаемость культур». М.: Институт гуманитарного партнерства «Путь», 1998. С. 93.

20 Генисаретский О.И. Свидание с историей // Кентавр. 1993. № 2. С. 35.

Где выход? Или, иначе, каков метод? В кон-тексте всего сказанного выход не может выгля-деть как поиск нового инструмента как готового средства, лежащего на верстаке у методолога, Речь идет не о новом инструменте, а новом Ме-тоде, то есть новом Пути, понимаемом как Путь самого субъекта поиска — как его, субъекта, не-скончаемый опыт самостроительства, или авто-поэзис. (из статьи Смирнова в «Чк»).

Рубрики: | Дата публикации: 01.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?