Формирование христианского вероучения.

Христианство, выступавшее как отрицание язычества, являлось в то же время, в определенной степени, продолжением традиций народов Средиземноморья. Особенно велико было влияние иудаизма, из которого в христианство перешел целый ряд элементов вероучения:

1. Христианство сохранило священные книги иудаизма под названием Ветхого Завета.

2. Иудейский бог Яхве по существу перешел в христианство под именем Бога- Отца.

3. Христианство заимствовало из иудаизма учение о мессии. Только согласно иудейскому вероучению, Мессия еще не разу не приходил, а христиане полагают, что Мессия (то есть Иисус Христос) уже являлся один раз и ожидают его Второго пришествия.

4. Из иудаизма христианством был также взят принцип монотеизма.

Однако в христианстве возникли и свои собственные догматы, отличающие его даже от родственных ему монотеистических религий: иудаизма и возникшего позднее ислама. Это прежде всего учение о Троице, согласно которому Бог един по существу, но троичен в лицах: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Святой. Учёние о триедином Боге – это самое важное положение вероучения христианства, являющееся основой всей его догматики. Не менее важными положениями христианского учения являются догматы о муках и крестной смерти Иисуса Христа, Его искуплении унаследованного людьми от прародителей Адама и Евы греха, Его Воскресении и Вознесении на Небо. Вместе с тем христианство испытало влияние и некоторых других религий, в частности – зороастризма (религии древних персов). Считается, что в христианстве дуализм доброго и злого Бога (Бога и Сатаны), возникло именно под влиянием зороастризма, для которого было характерно представление о противоборстве в мире двух богов, один из которых олицетворял добро, свет, правду, жизнь, а другой — зло, тьму, ложь и смерть. Христи¬анское учение об аде и рае, как принято считать, также восходит своими корнями к зороастризму.

Утверждение основ христианского вероучения.

Общепринятые истины христианства, его основные неиз¬менные положения (догматы) утверждались в острой борь¬бе с ересями (от греческого слова, означающего особое веро¬учение, школу). Эта борьба шла несколько столетий, но {сначала враги христиан находились как бы вне самого хрис¬тианства, а позже внутри него. Уже в первом веке нашей эры защитникам христианских истин — апологетам (как их называли по-гречески) при¬шлось выдержать острую схватку с последователями Филона Александрийского. Несмотря на то, что этот философ и создал теорию о посреднике между Богом и людьми божественном Логосе, но в число христиан не вошел (да и не успел бы, потому что умер почти одновременно с Христом). В его учении были объединены разные философские взгляды: от Востока до античной Греции. Такое смешение не могло нра¬виться христианам. Но самое Главное расхождение последователей Филона и христиан состояло в том, что первые при¬знавали возможность познания Бога с помощью разума, а христиане — только через чувство, в первую очередь через веру. Как вы знаете из евангельской притчи о Фоме, они ста¬вили веру во Христа выше разума. Рациональные, разумные последователи Филона получили в связи с этим название — гностики (от греческого слова гносис — разум). Они стали одними из первых идейных противников (оппонентов) христиан.

Приблизительно через сто лет, то есть во II в., христианс¬ким апологетам пришлось столкнуться со сторонниками про¬рока Манихея, жившего в Персии. Предание говорит, что сначала он был христианином и даже священником, но потом совершил поездку по восточным странам, добрался до само¬го Китая и изменил свои взгляды. Этот философ и религиоз¬ный вождь соединил идеи христианства с учениями Будды, Заратустры и других восточных мудрецов. Манихей утверж¬дал, что только он сам способен передавать людям учение ис¬тинного Бога, а рассказы о Спасителе, явившемся в Святой Земле — выдумка и лжесвидетельство. Вероятно, этот неза¬урядный человек вызывал недовольство своей гордыней у всех: христиан, язычников — римлян, а также у местных пер¬сидских властителей — последователей авестийских язычес¬ких верований. Однажды вавилонский царь вызвал его к себе и приказал вступить в открытый спор с верховным зороастрийским (парсийским) жрецом государства. Так как Манихей отказался от полемики, ему было предложено публично совер¬шить чудеса и выпить чашу расплавленного свинца для дока¬зательства того, что он настоящий пророк. Пить свинец этот еретик не стал, чудес также не совершил, после чего ему не оставалось ничего, кроме того, чтобы оказаться распятым на кресте. Что в рассказах об этой полулегендарной личности правда, а что выдумка — сказать трудно. Последователи про¬рока — манихейиы — еще долго молились ему как богу. Манихейцы учили, что мир состоит из двух противостоящих друг другу начал света и тьмы. Под тьмой они понимали мир материальный. Тьма вторгается в мир света, начинается борьба двух начал. Некий первочеловек, который послан Богом для борьбы с силами зла, терпит по¬ражение и попадает в плен к дъяволу. Человек, по мнению манихейцев, содержит в себе оба начала душа — божественна, а плоть, тело — творение тьмы. Душа томится в оковах плоти как огонь в закрытом со¬суде. Человеку предстоит пережить схватку света и тьмы, для его спа¬сения из царства света и был послан на землю пророк Манихей. Взгляды манихейства на мир, на сущность добра и зла были и остаются очень распространенными среди людей. Они сохранились и дошли до нашего времени в виде замечательной и очень поэтичной манихейской литературы. Проявления ма¬нихейства были заметны в средневековой Европе в учениях некоторых христианских сект: богомилов, катаров, альбигой¬цев. Черты манихейства свойственны некоторым современным религиозным учениям.

Ряд спорных вопросов был связан с различными толкованиями догмата Троицы: как соотносятся между собой лица Святой Троицы? Равны ли они, или Бог-Отец стоит выше Бога-Сына? Все ли ипостаси Троицы существуют извечно или Бог-Сын, как рождённый Богом-Отцом, не вечен? Обсуждение этих вопросов получило в религиозной литературе название тринитанрных споров ( от лат. — троица). Не менее острыми были и прения об Иисусе Христе. Как известно, в Евангелиях он не только выступает как Сын Божий, но и явно наделён человеческими чертами. Уже в первые века христианства утвердилось мнение, что Иисус Христос – Богочеловек, то есть и Бог, и человек одновременно. При всём при этом возникали новые вопросы: как сочетаются в нём две природы – Божественная и человеческая? Преобладает ли одна из них или нет? Эти вопросы и составили предмет, так называемых христологических споров или дискуссий.

Рубрики: | Дата публикации: 27.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?