Что такое признак?

Как мы уже говорили, человек все и всегда считает, интуитивно ли или специально, используя особый математический аппарат, начиная с какой-либо покупки в магазине и кончая статическим частотным анализом каких-либо действий своих собственных или же других, с кем входим в контакт в процессе взаимодействия. Ибо только в этом случае, т.е. частотном распределении признаков можно определить сущность объекта и объект сущности.

Но, как мы уже говорили, статистический анализ подразумевает только количественное выражение некоего признака в его физическом выражении. Ибо подсчитывать, складывать, умножать и пр. то есть производить какие-то количественные операции можно только с физическими объектами как единицами статистического распределения. Ни с какими другими формами выражения мысли, т.е. содержания или смысла частотный анализ дела не имеет и не может иметь по определению.

В качестве такого физического носителя смысла в тексте может выступать что-то написанное в различных формах выражения. Это может быть слово, словосочетание, иероглиф, рисунки, графика и пр. и пр., лишь бы только имело под собой общепризнанный в данной социальной совокупности смысл. Но чаще всего в текстах такой физической основой выступает слово (словосочетание), которым и оперирует система частотного распределения и смыслового определения. Ничто иное не может выступать в качестве физической основы статистического частотного анализа проявления признака в тексте.

Но слово, (далее под словом «слово» будет пониматься и «словосочетание»), как физический носитель смысла, имеет две формы выражения смысла. С одной стороны выступает как признак, который обозначает, указывает на некое понятийное поле или класс однотипных объектов. В данном случае слово выступает только неким отвлеченным иероглифом, по которому сознание сразу же определяет интересующий его класс смыслов. Как офицерский погон, по которому сразу же выделяется группа людей, как субъектов, с которыми надо выстраивать в различных ситуациях специальные отношения.

Но поскольку данное понятийное поле или класс однотипных объектов имеет свое некое общее содержание, то слово-признак, заключает в себя определенное понятийное содержание и превращается в слово-понятие. С ним и оперирует частотный анализ, если исследователя интересует только данное понятийное содержание. Так слово офицер содержит в себе много различных объектов, например, по признаку звание, но исследователя может интересовать только общее его понятийное содержание, как класс субъектов с определенными характеристиками.

С другой стороны тоже самое слово выступает или точнее может выступать, как обозначение части понятийного поля, одного из его объектов, как частное понятие, которое содержит в себе некий свой особый смысл. Этот смысл, содержание признака так же может быть объектом статистического частотного анализа, посредством своего физического носителя слова, как признака, но уже в данном случае частного смысла. Правда, надо иметь ввиду, что данный конкретный смысл может выражаться другим словом-признаком, например, синонимом, но обязательно находящимся в рамках основного слова-признака и слова-понятия.

Так слово-признак «Сократ», обозначает некого человека как физического существа, содержащий в себе практически всегда ограниченное, но потенциально безграничное множество своих собственных объектов (философ, семьянин, муж, отец и пр. и пр.). Данное множество определяется словом-понятием «Сократ». В свою очередь, внутренние объекты так же имеют свой физический носитель, например, философские сочинения или наличие ребенка, выступающие в свою очередь как смысловые понятия.

Таким образом человек всегда обращается сначала к физическому носителю смысла и имеющий свое обозначение так же в физической форме (слово, рисунок, жест, звук), а затем уже к его, (признака), смыслу, соответственно имеющий свое обозначение, совпадающее с обозначением признака или имеющий свой собственное обозначение, но а обязательном порядке посредством обозначения признака. Так, «погон» на кителе офицера, как признак определенной профессиональной группы, не совпадает с ее обозначением по смыслу – офицер или солдат.

Посредством слова как признака, исследователь фактически подсчитывает частотное распределение того или иного понятия как смысла. А поскольку смыслов может быть бесконечное множество, то и признаков для частного анализа может быть так же бесконечное, (правда, на практике, всегда ограниченное), множество. Но точнее будет сказать, что в качестве признака может выступать бесконечное множество видов и форм выражения смысла.

Будучи сам по себе самостоятельным объектом со своими собственными законами существования и взаимодействия с другими объектами, тем не менее основная задача любого признака, как свойства объекта, это только указание, как мы уже говорили, на то, что под этим признаком содержится какой-то определенный смысл или некая область существования других, как правило, однотипных, одного класса объектов или субъектов.

Но признак это не какой-то особый класс объектов, свойство которого только указание. В качестве признака может выступать любой объект, если он рассматривается в таком качестве. Поэтому можно сказать, что признак это особый класс свойств объектов или даже функций объектов при решении данной (указательной) функции или задачи. Так слово стол, кроме прочих своих свойств как понятия, может иметь и такое свойство как указатель на какую-то область данного класса объектов. При этом данное особое свойство или функция, (признак), становятся самостоятельным объектом, если в качестве такого его воспринимает сознание. Поэтому важно понять и его природу как отдельного самостоятельного объекта.

Признак безусловно указывает на особый характер или свойство исследуемого объекта, но не сам по себе, а только как результат взаимодействия людей. Другими словами, признак как объект получает свое содержание только в результате конвенциальной деятельности. Признак сам по себе ровным счетом не имеет и не может иметь никакого смысла. И только некая и определенная социальная совокупность взаимодействующий субъектов наделяет его смыслом, что бы можно было им оперировать как иероглифом при решении своих специальных задач. Так поступают люди, так поступают животные, так поступают растения и возможно любые объекты физического и смыслового мира, т.е. сознания в широком смысле его понимания.

Так слово «авторитет» как признак обозначения физического носителя, соотносится со своим понятием, обозначаемый конвенциальное соглашение широкой или узкой социальной группы. Другими словами, люди наделили смыслом данный признак и данную социальную совокупность. Но обязательно в рамках решаемой задачи, т.е. в зависимости от задачи вводится в оборот тот или иной аспект данного понятия, хотя слово как признак остается неизменным. Написанное или сказанное слово «авторитет» уже есть признак какого-то содержания. И только потом уточняется, что речь идет, например, не об уголовном авторитете, а об авторитете политика. Последнее словосочетание так же есть признак, но уже другого смысла.

Можно сказать, что понятие признак есть переходная зона от мира физического, как носителя скрытого смысла, к миру мыслительного и концептуального построения, к миру сознания. Признак обозначает то, что мы или видим или слышим, (в рамках контекста исследования) или ощущаем какими-то другими специальными органами. И это видение или слышание, ощущение передаются в мозг, а затем перерабатываются сознанием в некое сырье для концептуальных операций, т.е. что и как надо делать, как поступить, что сказать или написать. Тем самым осуществить обратный переход в мир физических объектов, опять же посредством признаков, но уже иных, отличных от начальных.

Теперь надо понять, почему употребление признака–слова и слова-понятия в некотором частотном распределении, т.е. несколько раз, и обязательно в каком-то контексте приобретает уже свой особый самостоятельный смысл. И чем чаще оно употребляется, тем большее значение оно приобретает, тем важнее становится при решении той или иной задачи. И почему употребление разового, хотя и обращает на себя внимание, но становится чаще всего не значимым или не очень важным явлением.

По всей видимости и в первую очередь это связано с двумя принципиально важными для человека свойствами объектного мира. Так, определенное количество проявления в контексте какого-то объекта может нести в себе опасность. Если на территории животного стал часто появляться другой зверь, то это может нести в себе опасность ее потери. Человек не далеко ушел. Так, если у вашего дома будет изо дня в день бродить какой-то подозрительный тип, то первое, что приходит на ум: от него может исходить какая-то опасность, лучше с этим заранее разобраться.

Или же большое число проявления в определенном контексте какого-то объекта можно использовать при решении своих специальных задач. Так, если на территории охраняемой животным появилась самочка, то это уже совсем другой, как говориться, «коленкор». И с этих позиций человек может рассматривать, правда уже во вторую очередь, данный объект. Если он не опасен, то чем интересен, коль попал в область внимания и интересов человека.

И в том и в другом случае именно факт «количественного проявления признака объекта» выступает уже самостоятельным объектом, с которым приходиться так или иначе человеку считаться при решении своих задач. И лучше всего иметь полное и предварительное представление об этом объекте, что в свою очередь требует другого, углубленного и в различных аспектах исследования данного объекта и опять же в его частотном выражении.

Так, если в лексиконе представителей власти, стало чаще употребляться слова из воровского или бандитского лексикона, то это сразу же настораживает общество. Ибо показывает, что в структуре власти появились нежелательные моменты и сама власть при этом приобретает определенную характеристику, а именно ту, которая может быть опасна для общества или для отдельных социальных образований.

И наоборот, если чаще употребляется слово демократия, то как бы власти его не интерпретировали, тем не менее, демонстрирует обнадеживающие тенденции, которые позволят широким слоям населения предположить, что они смогут благополучно решить свои и общие задачи. Слово-признак понятия «демократия» предполагает хотя и не очень строго, но описание определенного класса актов поведения, как со стороны власти относительно общества, так и со стороны общества относительно власти. Слово-признак понятия «демократия» представляет ту область за Рубиконом, перейдя который жизнь может быть справедливой и счастливой.

Именно поэтому, собственно признаку, как основному носителю невостребованной информации , необходимо уделять самое пристальное внимании. Признак, взятый произвольно, становится точкой отсчета для неправильной интерпретации, искажения авторского смыла, а соответственно и не возможности решить поставленной задачи. Признак, который не отвечает задачам исследователя, не может выполнить возлагаемую на него роль и не имеет того значения, которое ему приписывается сознанием.

Ибо надо помнить, что понятие признак имеет целый ряд специальных значений:

во-первых, как мы уже говорили, выступает физической формой восприятия смысла, т.е. признак (знак) в обязательном порядке должен иметь свое физическое выражение и в этом плане его нельзя смешивать с содержанием;

во-вторых, признак выступает носителя основного смысла, конечно, в рамках решения исследовательской задачи и только в результате определения основного смыла, можно проводить интерпретацию текста;

в третьих, выполняет функцию доминанты, которая ограничивает возможности вариаций и интерпретаций смысла.

Признак это качественная черта, особенность данного явления, то, что характеризует его в той или иной степени, становится выражением сущности. Если признак проявляется часто, то можно смело утверждать, что он с большой вероятностью отражает именно сущность данного явления. И никаким другим способом, как только его частотное выражение относительно установленной генеральной совокупности, (в данном случае множества слов в тексте), сущность не будет и не может быть установлена.

И когда человек внимательно читает текст, то он старается, чаще всего интуитивно, установить частотное распределение того или иного признака и тем самым сделать вывод о каком сущностном явлении в тексте идет речь. Идет ли в основном речь, о политике, работе или любви. Потом уже, отталкиваясь от авторского смыслового определения, как точки отсчета, можно проводить собственную смысловую интерпретацию, введя в оборот иной признак или признаки-слова и их частотное распределение во всем тексте или его части.

Теперь давайте посмотрим структуру понятия «признак». Поскольку слово, как мы уже говорили, в обязательном порядке понятийно описывает какую-то ситуацию, и обозначает ее символом, то можно говорить о структуре этого понятия, а соответственно и о структуре самого признака как понятия. Выписав таким образом структуру, можно говорить и важности того или иного вкладываемого в текст смысла.

Структуру понятия «признак» можно определить относительно просто, (или точнее упрощенно), в частности, посредством или через синонимы, как это мы делали ранее, первого, т.е. непосредственного уровня, синонимами второго, а при необходимости и третьего уровня. Тем самым, устанавливается достаточно хорошая связь с общей, т.е. контекстуальной понятийной тканью.

Синонимы слова «признак» выступают: свойство, качество, черта, особенность, примета, знак, симптом, доминанта, основание, отличие, показатель, метка, мерило, атрибут. Здесь можно выделить три группы синонимов по их смысловому содержанию относительно его сущностного выражения, точнее степени сущностного выражения.

Первая группа: доминанта, свойство, качество, основание, которая описывает, так скажем, основные сущностные особенности признака в явлении. Другими словами, признак описывает такие сущностные черты понятия, которые сами по себе и каждый отдельно выступает или могут выступать доминантой в случае специальной интерпретации текста.

Вторая группа: особенность, показатель, мерило, атрибут, — описывает свойства и особенности, но, по всей видимости, не самые главные, но тем не менее остающиеся существенными. Каждый из них так же может выступать основой для той или иной специальной интерпретации. Так, слово атрибут, взятый в качестве самостоятельного признака какого-то значения, позволит в некоторых случаях провести весьма интересную смысловую интерпретацию, которая может, в свою очередь, предложить иной взгляд, другой аспект в содержательном анализе текста.

И третья группа: черта, примета, знак, симптом, отличие, метка, — описывает только характерные отличительные признаки, но не основные, данного явления в тексте. Но и они могут выступать основой для интерпретации при решении тех или иных частных задач. Правда, в этом случае ими надо пользоваться очень аккуратно, что бы за частными признаками не потерять главные, и тем самым основной смысл текста. И тем более недопустимо на их основе подменять понятия, что впрочем делается специально или не намеренно, но довольно и довольно часто.

Соответственно каждый из этих синонимов имеет свою сущность и особые черты и описывает свое понятийное поле, особую частную ситуацию. Но только в рамках общего для них смыслового определения, каждый из этих синонимов приобретает свое особое содержание, а именно, которое полно или частично описывает данное смысловое пространство. Точнее, только часть, большая или меньшая, синонима включается в смысловой контекст, другая, чаще всего, остается вне его границ.

Так, слово «черта» имеет свои синонимы: качество, свойство, особенность, симптом, граница, грань, рубеж, водораздел. Понятно, что к слову «признак» имеет отношение только первые четыре синонима: качество, свойство, особенность, симптом. Остальные: граница, грань, рубеж, водораздел, к понятию «признак» собственно отношения не имеют. Подробнее мы об этом говорили выше.

Бывает так, что для анализа основного смысла текста или признака берутся, в качестве смысловых понятия, (нередко синонимы второго и третьего уровня), которые описывают совсем иное пограничное, как правило, понятийное поле. Понятно, что в этом случае можно получить, хотя и весьма интересные интерпретации, но в тоже время и весьма далекие от того смысла, который закладывал автор в свой текст. Считается, что так поступать, по меньшей мере не корректно, если только это не делается преднамеренно для решения какой-то специальной задачи.

Все это хорошо видно на представленном выше рисунке. На нем изображено: общая, если можно так сказать, понятийная, «ткань», в которой все понятия и понятийные образования в обязательном порядке тесно связаны между собой и обуславливают друг друга. Разрыва между понятийными образованиями не может быть по своей природе, по определению. Понятийные разрывы и провалы образуются в сознании исключительно по не пониманию, не знанию, не четкости логического построения и оперирования с понятиями и т.д.

Понятийное поле содержит ключевое слово со своим понятийным контекстом, и который представлен в форме синонимов первого и второго круга. Понятно, что чем дальше понятийные образования от ключевого слова, тем больше они теряют с ним связь, у них все реже и реже встречаются общие с ключевым словом понятийные признаки, (элементы). (В качестве таких элементов в текстовом анализе выступают чаще всего синонимы ключевых понятий). И естественно, наоборот, чем ближе к основному понятийному слову, тем больше у них общих свойств, сильнее понятийная связь. В частности, именно этим определяется группа синонимы первого круга и второго уровня. Об этом и многом другом мы довольно подробно говорили в предыдущем разделе.

Благодаря взаимосвязи, посредством общих свойств, различных понятийных образований, можно относительно просто переходить из одного понятийного поля или круга в другое и таким образом безмятежно путешествовать по всему понятийному пространству, достигая, таким образом, самых отдаленных закоулков понятийной вселенной. Так, например, можно перейти от понятийного поля «Египетские пирамиды» к понятийному полю современных космических кораблей, компьютеров и пр.

При необходимости такой переход можно смоделировать, просчитать, в том числе математически, на том же самом персональном компьютере, просчитать сложный и длинный путь перехода посредством связанных и сквозных признаков. На этом основаны принципы любого моделирования, проектирования, планирования, прогнозирования, предугадывания и даже гадание на кофейной гуще. Математика, в данном случае, выступает только как цифровой аппарат, который проверяет типовыми методами (различными формулами, в частности), предложенные исследователем гипотезы.

Но, говоря о признаке, как отражающий основной смысл текста, надо иметь в ввиду, что основным признаком становится только тот, который решает задачу интерпретатора. При этом он может быть не основным для любого другого исследователя, и даже не быть основным для автора текста. Он становится основным только для того человека, который по каким-то причинам поставил выбранный им признак на первое место, сделал его ключевым, превратил в доминанту и посредством него, точнее посредством его частотного распределения, провел успешное или не очень успешное, но собственный анализ текст. В этом случае говорят: провел оригинальное исследование, хотя таковым оно может быть и не является.

Другое дело, что частотного распределения признака может не хватить для толкового и убедительного анализа, слишком мало оказалось соответствующих слов в ткани текста, что бы провести квалифицированную интерпретацию. Но это уже другой вопрос, и он не касается, как правило, принципов частотного анализа текста. Как мы уже говорили, даже единичное упоминание какого-то слова или словосочетания, может быть предметом пристального внимания исследователя в контексте предложенного текста и при этом получить необходимую информацию и знание. Но это уже тема особого разговора и особого исследования, использующая иные принципы смыслового анализа.

Но и при отсутствие необходимого количества слов или словосочетаний, тем не менее, частотный анализ может дать интересную информацию, и новый взгляд на текст автора, его основной смысл, т.е. получить иной и возможно любопытный поворот в интерпретации содержания текста. То, что требуемая или необходимая информация отсутствует есть так же информация. Главное, какую задачу решает интерпретатор.

Надо так же помнить и то, что ключевое слово поставленное в иное понятийное поле, даже близкое по смыслу, как мы уже говорили, неизбежностью в большей или меньшей степени, но искажает содержание ключевого слова и может придать ему иной смысл. В этом плане любой текст не только многообразен, но безграничен в возможностях интерпретации. И то, что не обратило сегодня на себя внимания, в следующем прочтении, (в иной, например, исторической ситуации), может оказаться в центре внимания читателя или исследователя.

Но все-таки именно частотное распределение признака чаще всего становится основным инструментом определения смысла текста. Это определяется прежде всего тем, что смысл может быть проявлен только в относительных характеристиках, в соотношении с иным позицированием интересующего признака. Например, в случае, если признак относительно хорошо вписывается в определенную смысловую зону и т.д.

Кроме всего прочего, о чем говорилось в данном параграфе, частотное распределение позволяет определить одну из важнейших характеристики текста — его пространственно-временной континуум. Это означает, что текст в обязательном порядке в явной или не явной форме должен быть определен как в пространстве, так и во времени. Другими словами, текст должен быть иметь свои пространственные и временные характеристики.

Именно позицирование данного признака относительно какого-либо другого признака и относительно самого себя, определяет его пространственное положение и в обязательном временном континууме. И наоборот, определение его пространственно-временного положения, позволяет определить его смысловое положение в тексте. Позиция признака в пространственном расположении, т.е. в физическом поле и его временные параметры выступают фактически физическими носителями смысла признака

В свою очередь это можно осуществить, как мы уже неоднократно говорили, только посредством своих других и особых физических носителей, т.е. слов и словосочетаний и обязательно в их частотном распределении. Частотное выражение распределения признака в тексте, таким образом, являются важнейшими характеристики движения объекта. Речь в данном случае идет об изменении, о развитии, в с самом широком смысле, о движения объекта в пространстве и во времени.

Но это уже возможно только в широком контексте, т.е. во всем многообразии исследовательских акцентов в анализе многомерных связей и сложных интерпретаций. Пространственно-временные показатели выступают в свою очередь важнейшими характеристиками категории единства места, времени и действия, в рамках которых в обязательном порядке интерпретируется любое явление, естественно, это относится и к тексу.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?