Что такое контекст?

В научной литературе совершенно справедливо утверждается, что слова сами по себе не существуют. Они находится в контексте других слов, который и определяет их содержание. Безусловно верно и то, что контекст есть законченная часть текста, так же как и весь текст, который и определяет основной смысл слов и предложений.

Рассуждения о неком добавочном смысле верно только в той части, которая касается общего смысла используемых слов. Это означает, какое бы богатое содержание и гибкое по структуре слово не был бы, оно все равно имеет границы использования. И какой бы контекст мы не взяли не каждое слово подойдет, не каждое предложение можно легко вставить в текст, специально не трансформируя их.

И как бы существенно основной смысл слова не был трансформирован, от основной сущности слова уйти будет невозможно. Именно поэтому слова и делятся на классы, подклассы и пр. т.е. образуют некую структурированную совокупность в рамках некого общего смысла. Различные значения они приобретают только до известного предела.

Поэтом верное в принципе утверждение, что контекст меняет и в самом деле нередко весьма существенно некий изначальный смысл слова, тем не менее необходимо четко указать, или хотя бы описать рамки этих самых существенных изменений, т.е. до какого предела оно может меняться и в какие контексты его можно поставить, а в какие нет.

Так, когда мы говорили о синонимическом контексте, то указывали, что слово, находящиеся на периферии основного содержания данного смысла или его производного не может быть непосредственно вставлено в основной контекст. Он может обладать частью содержания основного смысла, или его можно вписать в общий контекстуальный смысл, но только через опосредованные смыслы или контексты. И нередко такие опосредованные смыслы составляют весьма длинные цепочки.

Но откуда берется сам по себе контекст? Можно сказать, что контекст есть доминанта, а последняя в свою очередь задача. Разница заключается в том, что доминанта, так же как и задача описывают объект, так сказать, в свернутом виде, в то время как контекст описывает объект в развернутой форме, показывая весь наличный арсенал слов-понятий. Почему контекст и приобрел столь значимый смысл в теории познании.

Задача есть общая концепция которая свидетельствует как изменится общее или частное какое-то качество. Доминанта это «вписание» поведения человека во внешнюю среду, в систему специальных объектов внешней предметной области. Доминанта есть указание на смысл, т.е. зачем человеку надо «вписываться», что при этом хочет приобрести для себя. Константа в свою очередь есть расширенное описание данного смысла, демонстрации области действия при решении задачи, включая и внешнюю и внутреннюю среду.

Таким образом получается так, что каждое такое слово-понятие описывает разные ситуации, различные формы поведения, различные этапы при продвижении человеком своих интересов, при выживании и расширенном воспроизводстве, чего он и достигает при решении серии маленьких и больших задач. Так, слово-понятие «контекст» описывает определенную ситуацию, т.е. некую совокупность связанных слов, относительно некоего отдельного, и надо полагать, ключевого слова, который и придает им некий смысл. С такой ситуацией человек сталкивается постоянно, стоит ему изменить контекст, т.е. поставить интересующее его слово в другой контекст и смысл полностью или по большей части меняется.

И после этого человека можно или казнить или миловать. Известное всем: «Нельзя помиловать казнить». В зависимости от того, где поставить запятую меняется и контекст, а от этого и судьба человека. Этим хорошо пользуются демагоги, особенно от политики, судопроизводства, журналисты и пр. Впрочем каждый из нас осознанно или не осознанно, что чаще бывает, свободно, точнее вольно передвигает слова из одного контекста в другой и тем самым напрочь запутывает основной смысл, т.е. о чем же хотели договориться стороны.

Когда запутывают специально это хорошо. По крайней мере означает, что человек понимает суть процесса образования контекста и изменения смысла слов. Осознание и формализация данного процесса (то, что нередко и в самом деле является демагогией), означает открытый путь к познанию, поскольку умение создавать разные контексты и вставлять в него нужные слова есть прямой путь к познанию новой действительности, а от нее и решению своей задачи.

Когда человек запутывает неосознанно, вольно и некорректно создает новые контексты и вставляет случайные слова, то это очень плохо, ибо он не понимает процесс образования нового знания, а соответственно не способен решить поставленную задачу. Какую бы кучу гаек мы собирали, никогда не будет создана машина. Какую бы кучу слов мы не писали, никогда не будет сложен связный текст для решения поставленной задачи.

Умение создавать контекст и умение использовать нужные в рамках создаваемого контекста слова есть форма познания, Причем познания формализованного, когда происходит понимание как это делается, для человека это делается и почему это делается. Более того осознанны допустимые рамки использования такого механизма как контекст для решения ряда специальных или однотипных задач.

Мы говорили несколько ранее, что доминанта определяет содержание слов и связь между ними. Именно доминанта становится тем единственным объектом, в качестве которой и выступает задача, цель или общий смысл текста или предложения. Точнее сказать, что задача определяет ключевое слово, которое и обозначает доминанту. В свою очередь именно доминанта подбирает слова и вкладывает в них особое содержания в четком соответствии с поставленной задачей.

Следуя из этого можно сказать, что контекст есть некая совокупность специально связанных слов, которые определяются доминантой или общей задачей. Естественно, если сменяется доминанта, читай задача, то сменяется или слова или их содержания или связь между ними. Но здесь важно иметь ввиду, что контекстов может быть много и расположены они по иерархии, от общего к частному. Именно поэтому говорят о неком коренном смысле слова, который и в самом деле определяется общим контекстом. Но в рамках этого общего контекста существует и другие контексты, которые и определяют частное значение слова.

И понятийный контекст, или контекст слов и контекст событий в обязательном порядке подчиняется общим законам образования контекста. А поскольку контекст событий всегда взаимосвязан и взаимообусловлен, то и контекст слова так же взаимосвязан и взаимообусловлен. Именно контекст событий и определяет не только содержание слова, но и характер связи слов.

Контекст может определяться или же естественным развитием событий или же его искусственным образованием. Так, создав определенное частотное распределение ряда слов можно создать искусственный контекст. Если создается искусственный контекст, то он может вступать в противоречие с контекстом непосредственных событий или с более широким контекстом, выступающий доминантой. Но так или иначе, именно доминанта определяет порядок смыслопостроение.

Более того, человек может самостоятельно создавать и всегда создает свой искусственный контекст, когда решает свои задачи, что ни в коем случае не противоречит общему и частному контексту слова. Просто тот смысл, который человек вкладывает в слово, в рамках своего контекста, обязательно исходит из какого-то общего и частного значения содержания слова. Последнее выступает как объект, который человек учитывает при построении своего собственного контекста. При этом надо иметь ввиду, что форма выражения контекста изменяется, приобретает свою специфику и нередко настолько отличную, что наводит на мысль об их непохожести и особости каждого отдельного контекста.

Самый первый контекст слова есть предложение, который определяет содержание слов и связи между ними. Естественно эта взаимосвязь определяется своими законами и нормами. Но присовокупив другое связанное предложение мы уже трансформируем первоначальный смысл контекста. И так с присовокуплением все нового и нового предложения, покуда не образуется текст, имеющий свой общий смысл, а значит и единый контекст. Почему и утверждается, что контекст есть законченный и связанный текст или его часть.

Контекст имеет свою особую структуру, где каждый элемент выполняет строго определенную роль. Структура контекста следующая: доминанта, объект, описывающий состояние или процесс, объект, описывающий факт, ключевое слово. Собственно наличие факта означает описание состояния. Параметры времени, места и действия. Основной переменный объект, вокруг которого все и крутится. Именно его определяют те параметры, которые описаны выше. Основной объект определяется задачей, которую, ставит человек.

Коли есть контекст и ключевое слово, то с необходимостью между ними устанавливается логическую связь. Содержание такой связи определяется некой доминантой общей для контекста и для ключевого слова, характер связи устанавливается логикой их взаимодействия, как некоего формального момента, который становится доминантой сам по себе.

В связи с этим имеет смысл установить маленький словарик основных терминов – объектов, содержащихся в структуре контекста.

Домината – типовая ситуация, которая образовалась при решении какой-то общей задачи и описывается (получает имя) словом-понятием. Содержание данного слова-понятия хорошо известно, поскольку ситуация типовая. В неопределенной ситуации такого слова-понятия не существует.

Объект – элемент общей типовой ситуации, обладающий своими особыми специфическими характеристиками, частично отражается в общем слове-понятии, но имеющий свое описание и нередко свое слово-понятие. По принципу построения повторяет общую типовую ситуацию.

Контекст — совокупность идентичных элементов различных объектов, (как его подсубъекты), входящих в общее типовую ситуацию. Именно их идентичность позволяет определить содержание, смысл некого ключевого слова-понятия.

Ключевое слово-понятие – та самая конкретная частная ситуация, которая образовалась как понятие в результате формированием сознанием своей задачи и которое требует свого понятийного описания.

Факт – концептуальное отражение сознанием объекта внешней предметной области, выступающим истинным и устойчивым знанием в рамках решения человеком своей задачи.

Структура контекста определяет характер внутренней взаимосвязи объектов относительно решаемой человеком задачи, которая выражается ключевым словом. При этом ключевое слово не входит в понятие и в структуру контекста и не определяется им. Так же как ключевое слово не определяет содержание контекста. Контекст в данном случае рассматривается как завершенный объект, действие которого направлено на ключевое слово.

Возьмем маленькое предложение: «люди смертны» . Здесь мы имеем два объекта (слово): «люди», «смертны», и связка «есть», которая подразумевается. Эти объекты могут иметь различное содержание в разнообразных ситуациях. Но могут иметь и нечто общее, в конкретной ситуации. Представленные в предложении они приобретают общий смысл благодаря наличию некого общего, выступающее в качестве доминаты.

Так в предложении «Люди смертны» так же в обязательном порядке есть нечто общее, то что их объединяет, т.е. наличие такого элемента, который имеется в каждом из них. В объекте «люди» обязательно присутствует элемент смертность, но и объект «смертность» имеет в своем составе элемент — человек. Понятно, что объекты «люди» и «смертность» имеют множество других элементов, которые становятся основой для других каких-то образований. Правда это множество всегда ограничено рамками доминанты.

В предложении доминантой могут выступать различные слова. Чаще всего это слово выступает ключевым. Так, в предложении «Люди смертны» доминантой может выступать «смертность». Подразумеваемая связка «есть» указывает на это. В этом случае слово «смертны» включает в себя некоторые характеристики объекта «люди», а именно, то что они как биологические существа прекращают свое существование. Но доминантой может выступать и слово «люди». Тогда это слово будет определять и понятие «смертны». В зависимости от смены доминанты меняется и контекст. В первом случае это человек. во втором случае смертность.

В предложении доминанта утверждается как факт, который выступает в процессе взаимодействия объектов постоянной величиной. Более того имеющий протяженный временной показатель – всегда, имеющий постоянное действие – смертность и соответственно постоянное место – жизнь человека. Другими словами в обязательном порядке соблюдается принцип единства места, времени и действия. Таким образом, основным субъектом в данном предложении выступает не «люди» и не «смертность», а то, что «люди всегда смертны».

Это основной объект концепции и задача, которую необходимо решать, используя логику рассуждения, или как мы ее называем — контекстуальную логику, т.е. логику контекста. Если не нарушаются законы ее построения, то концепция становится верной, хотя бы для одного человека. Правда в этом случае она принимает форму концептуально-гипотетического или возможно истинного знания.

А что бы доказать, необходимо проделать ряд обязательных операций: указать основной объект, показать, что является доминантой, определиться с характером действия и установить временные рамки, соответственно место происхождения события. И самое главное установить характер связь между ними. Последнее оказывается самым сложным, ибо характер и сущность связи всегда диктуются поставленной человеком задачей.

В мире много разных типовых ситуаций, точнее мир всегда состоит из типовых ситуаций. (Неопределенность это отклонение от типовой ситуации). Каждая такая типовая ситуация описывается словом-понятием, которая отражает основные характеристики данной типовой ситуации, но только в самых общих чертах. Каждая такая типовая ситуация содержит какое-то множество однотипных объектов, которые в какой-то своей части, как элементов, описывают общую типовую ситуацию. Естественно содержание каждого такого объекта имеет отражение в какой-то части в основном слове-понятии. Но, тем не менее, каждый такой объект имеет свое специфическое содержание. Каждый такой объект есть по сути фрагмент или частная область общей типовой ситуации.

В каждой такой частной области совокупной типовой ситуации основное слово-понятие может изменять свой смысл и нередко весьма кардинально. В результате при решении частных задач, это слово-понятие уже нельзя будет использовать, поскольку оно не описывает данную частную ситуацию. Понятно. что это слово понятие должно быть уточнено.

Таких частных областей или объектов или фрагментов может быть в принципе бесконечное множество. Правда это множество всегда ограничено множеством ограничений и прежде всего той общей задачей, которая стоит перед общей контекстуальной совокупностью. Но каждый такой фрагмент отражает или формируется той задачей, которую ставит человек. В данной задаче в свернутом виде находится вся совокупность основных черт или характеристик, присущих объектам данного фрагмента.

Определить содержание контекста общего типовой ситуации можно только посредством слов-понятий, присущих именно данному фрагменту. Но эти слова-понятия в обязательном порядке должны быть известны в той части, которая адекватно описывает данный фрагмент. В каждом таком фрагменте содержаться свои элементы, как его составные части. И как мы уже говорили чуть выше, эти части или элементы должны быть идентичными. Только тогда они описывают достаточно адекватно новую область при решении своей задачи. Именно идентичность элементов и составляет тот контекст, который придает смысл ключевому слову.

Как видно из предыдущего абзаца все эти термины имеют общий принцип построения, но каждый раз приобретают свое специфическое содержание, в зависимости от поставленной задачи. Другими словами, понятийная конструкция одна и та же, но при решении различных задач приобретает разное наименование. В результате мы получаем понятия: ситуация, объект, элемент, контекст, слово, предложение и пр.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?