***

Таким образом, текст можно условно разделить на две неравные составляющие: непосредственный или первичный смысловой слой, т.е. то, что воспринимается при чтении слов, предложений ; и глубинная смысловая часть текста, или, как иногда говорят, подтекстовая, которая определяется при сложном анализе взаимосвязи составляющих его компонентов. Образно говоря, примерно так же как при взгляде на поверхность водоема и то, что находится под его поверхностью.

На протяжении всей своей текстовой истории человечество вынуждено было ограничиваться исключительно, так скажем, «поверхностным» смыслом текста: человек читал только то, что было известно и что было понятно. И каждый раз по крупицам приращивая новое знание из своего эмпирического опыта, фиксируя его опять же в известных слоях текста. Другого просто не было дано.

Проникнуть вглубь не позволяли прежде всего природные ресурсы. Человек был ограничен своей памятью, ориентированной в основном на моментальное схватывание смысла и только на ограниченный срок, соответственно, их ограниченное количество. Не говоря уже о том, что бы понять хотя бы небольшую часть всего многообразие внутренних связей объектов текста. За исключением, может быть интуитивного прорыва в глубину текста.

Однако, даже при всей скудности «поверхностного» анализа, тем не менее, предоставляло внимательному читателю, (именно внимательному читателю), необходимый и нередко вполне достаточный объем информации и вполне конкретное знание для решения своих задач. Правда и задачи, как правило, были не сложные и не большие, не рассчитанные на многоуровневые связи.

Но при усложнении задач восприятие непосредственного смысла текста становилось явно недостаточным. Поэтому человек время от времени испытывал страстное желание прорваться за поверхность, проникнуть вглубь и тем самым попытаться овладеть иным смыслом, называя его нередко сокровенным, и даже сакральным. Более того попытаться найти или открыть некую вечную истину, которая обязательно находится именно там в глубинах текста. Впрочем кроме как в тексте, как зафиксированном знании, истина и не может нигде находится, а соответственно и проявиться. Поэтому направления поиски истинны были вполне правильные.

Правда, чаще всего вместо сокровенного и истинного человек видел то, что выдумывает сам. Это еще одна форма интерпретации. Точнее выдумывает, потому, что не может увидеть. Можно по другому сказать: не может увидеть потому, что выдумывает. Бывало и домысливает и нередко весьма своеобразно и вольно, основываясь на некоторых проявлениях глубинного смысла. Но чаще всего человек ограничивался его интуитивным восприятием.

Внутренний мир текста и в самом деле стоит того, что бы в него заглянуть. Это своеобразный мир «Зазеркалья», интересный, неожиданный, весьма странный, не привычный и не понятный. Там своя потаенная жизнь со своими субъектами, собственными законами и правилами взаимоотношений. Там свои особые смысловые пространства и понятийные поля, смысловые реки и моря, выражаясь географическим языком, понятийные лагуны, впадины, глубины и смысловые горные хребты. И слова там имеют совсем иное значение, нежели в их непосредственном восприятии. И все это делает текст таким, каким он и представляется читателю.

И сколько человек теряет от того, что не может проникнуть за условную грань двух миров — поверхностного и внутреннего, не побывать в этой стране чудес. Это все равно, что не спуститься в глубины океана, не быть в космосе, не видеть недра земли, не проникнуть в тайны атома и пр. и пр. В мире физического пространства человек уже заглянул во многие его потаенные уголки. И только мир текста остается пока не тронутым.

Нет, попытки были, и иногда удавалось неимоверными усилиями и изощренности ума немного заглянуть внутрь текста и то только в его отдельные уголки. Но не вооруженный мощным техническим инструментом, человек не мог узнать и тысячной доли того, что мог бы увидеть. Поэтому и возникла потребность в разработке такого методологии и технологии исследования, метода и механизма анализа, которые бы и позволили решать все более сложные и сложные задачи.

Одним из таких методов и стал контент-анализ , который, пожалуй впервые, в качестве свого основного метода стал применять количественную оценку значимости смысла. Фактически контент-анализ открыл новую ступень в долгой истории поисков метода понимания смысла текста, это была настоящая революция в системе анализа текста.

За последние годы контент-анализ обогатился современными техническими и программными средствами, что позволило ему во все в большей степени основываться на всем богатстве знаний по формализованному статистическому анализу. Можно сказать, что контент-анализ впервые приблизился к тому состоянию, когда анализ теста может иметь бесконечное количество вариантов, что бы найти в нем то самое истинное и сокровенное знание, которое и было заложено природой.

Контент-анализ в этом плане можно, наверное, сравнить с мощным микроскопом, открывающий человеку практически новый мир, ранее не видимый и соответственно не известный, но всегда интуитивно ощущаемый. Позволяет открыть тот мир, который стал или точнее становится для человека фактически новым социальным бытием, позволяющий осваивать его с все большей и большей интенсивностью, полнотой и всеохватностью.

Но новые технические возможности требуют уже разработки иной теории, методологии анализа текста. По сути дела мы сегодня находимся на пороге нового направления в текстологии, основанного на логике и философии природы смысла как особого объекта сознания. В более широком плане можно и нужно говорить о философии текста или точнее, смысла.

Если подходить к тексту как к форме выражения смысла, то интересным оказывается взаимосвязь текста и смысла как соотношение понятий «содержания» и «формы», основных философских категорий, о чем мы и пытались рассказать в данной работе. В этом плане контент-анализ выступает только одним из направлений работы с таким особым объектом как смысл.

Если кратко выразить суть настоящей работы, то можно сказать, что новый метод основанный на компьютерных технологиях и современном программном обеспечении позволяет:

• определить содержание понятий «объект» и «признак» в рамках их частотного выражения;

• выделить основную смысловую единицу, которая находит выражение в некотором понятийном оформлении, в частности, в предложении;

• установить взаимосвязь частотных распределений различных признаков объектов;

• построить логику взаимодействия объекта и его признаков относительно друг друга;

• формировать частотное распределения признаков в объектах;

• формировать искусственные смысловые пространства текста;

• осуществить формализованный статистический анализ смысловых структур текста.

Все это позволяет перейти к очень интересной и полезной вещи. Фактически любое явление, зафиксированное в текстах, можно обработать в соответствии с поставленной задачей, причем полно, объективно. Получив тексты, (чаще всего используя случайный метод формирования выборочной совокупности ), и сформировав некий единый искусственный текст, используя компьютерную технику и современные программы обработки текста, можно получить полную и самое главное объективную картину явления или процесса, выраженную в данных текстах.

Как это сделать можно узнать прочитав настоящую работу. Насколько удачно у нас получилось, теперь уже судить читателю. Надеюсь, что он будет в меру строгим, что бы все-таки принять предложенную концепцию, найти в ней то лучшее, что она представляет, учитывая при этом, что это фактически первый теоретический и практический опыт построения подобной системы анализа текста.

И так, я сказал все, теперь слово за читателем.

Рубрики: | Дата публикации: 26.07.2010

Нужна курсовая или дипломная?